14:24
23 февраля ‘19

«У нас тут двоевластие»: раскольник Филарет решил переназвать «ПЦУ» и остаться «патриархом» на Украине

Опубликовано
Источник:

Глава «Украинской православной церкви Киевского патриархата» Филарет в интервью Федеральному агентству новостей предложил новое название для «Православной церкви Украины», рассказал о непростых отношениях с Константинополем и оценил влияние Москвы.

Глава «Украинской православной церкви Киевского патриархата» Филарет (Денисенко) в интервью Федеральному агентству новостей прокомментировал состояние дел в своей непризнанной церкви, предложил для нее новое название, упомянул о непростых отношениях Киева с Константинополем, оценил влияние Москвы и весьма откровенно рассказал об условиях для превращения «киевской митрополии» в «патриархат».

Не идти на поводу у греков

— 21 января было опубликовано ваше интервью одному из украинских изданий. В нем вы говорите о том, что в СМИ распространяется неправильное название украинской церкви. Как, по-вашему, правильно ее называть?

— Никто не говорит «Православная церковь России», «Православная церковь Болгарии», «Православная церковь Румынии», а называют так: «Русская православная церковь», «Болгарская православная церковь», «Румынская...», «Сербская...», «Греческая…». Почему же не называть нашу церковь «Украинской православной церковью»? Можно же так говорить по-украински? Можно. 

Но никто не понимает, какое содержание в это вкладывается. А это содержание таково: есть православная церковь в Константинополе, а дальше идут (зависимые от Фанара экзархаты. — Прим. ФАН): православная церковь в Америке, в Канаде, в Европе, в Австралии — и православная церковь на Украине. 

Мы — автокефальная церковь: такая же церковь, как и другие автокефальные церкви. И поэтому мы должны называться так, как называются все церкви, а не идти на поводу у греков. Нужно защищать свои интересы, а не подстраиваться под чужие.

Влияние Москвы

— Когда, по-вашему, вашу церковь признают другие церкви?

— Уже начинают признавать. Но это будет происходить постепенно, потому что существует противодействие со стороны Москвы, со стороны тех церквей, которые находятся под влиянием Москвы. Например, та же Антиохийская церковь, Сербская церковь — они признают нас тогда, когда настанет время. А время настанет, потому что не может быть не признана церковь, которая является самой большой, после РПЦ. 

Поэтому, как я с самого начала говорил, раз есть государство, должна быть и независимая церковь. Мало кто верил в это, а, преимущественно, большинство не верило, говорило, что это невозможно. 

Мы пришли к тому, что украинскую церковь признали (в Константинополе. — Прим. ФАН) автокефальной? Пришли. Так же придет время, когда все церкви признают «УПЦ» автокефальной.

— Польская православная церковь сообщила, что не будет признавать новую церковь на Украине. Как вы можете это прокомментировать?

— От того, что нас не признает Польская православная церковь, мы ничего не теряем. У нас десятки миллионов верующих, а у них — пятьсот тысяч. Можете нас не признавать, мы и без вашего признания будем жить. А вам, Польской церкви, нужно, чтобы вы с нами общались, потому что от нас будете иметь силу, а не мы от вас.

Двоевластие с томосом

— Какими на данный момент являются отношения между Константинопольским патриархатом и украинской церковью? Говорят о вашей зависимости от Фанара в принятии решений...

— Сегодня у нас нормальные отношения с Константинопольским патриархатом, такие, какими они и должны быть. Но тенденция такова, что мы можем попасть в зависимость от Константинополя. Поэтому от нас зависит, подчинимся ли мы им или не подчинимся. 

Мы хотим быть автокефальной церковью — такой же, как и все остальные православные церкви, не больше и не меньше. Мы не хотим большего и меньшего не желаем. А Константинополю мы благодарны за то, что патриарх Варфоломей дал нам томос об автокефалии, много претерпел за это. Но, получив томос об автокефалии, мы должны быть автокефальной церковью.

— Не могли бы вы пояснить свой статус в украинской церкви? Известно, что вы считались «патриархом УПЦ Киевского патриархата»...

— Я был патриархом, есть и буду — но (пока. — Прим. ФАН) только на территории Украины. За ее границами меня не признают патриархом. А признают украинскую церковь патриархатом тогда, когда все украинское православие объединится в одну церковь. На сегодняшний день не все украинское православие объединено. 

Сейчас существует Московский патриархат на Украине. Так вот, пока он существует и пока мы не объединимся, мы для всех церквей будем митрополией. И предстоятелем этой митрополии является митрополит Епифаний. Но внутри мы как были патриархатом, так и остаемся патриархатом, только для Украины.

— То есть на Украине вы являетесь главой церкви? 

— На Украине я являюсь патриархом. У нас существует такое двоевластие: есть патриарх, и есть предстоятель. Но это — явление временное.