07:06
21 апреля ‘19

Почему Ленинград был осажден, а не захвачен

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В декабре 1940 года Гитлер закрепил основные положения плана «Барбаросса» в печально известной Директиве № 21. В нем значилась «оккупация Ленинграда и Кронштадта» как центральное условие для продолжения «наступательной операции по взятию важного транспортного и военного центра — Москвы». Задача была передана сухопутным войскам, которые должны были идти в наступление.

18 декабря 1940 года Гитлер в своей печально известной «Директиве № 21» закрепил основные положения плана «Барбаросса», нападения на Советский Союз. В нем значилась «оккупация Ленинграда и Кронштадта» как центральное условие для продолжения «наступательной операции по взятию важного транспортного и военного центра, Москвы». Эта задача была передана сухопутным войскам, которые должны были провести наступление между болотами Припяти на юге и Балтийским морем в сторону Балтики.

Спустя девять месяцев, в первые дни сентября 1941 года, войска группы армий «Север» приблизились к пригородам Ленинграда. Но речь уже не шла о стремительном захвате города. Вместо этого Гитлер приказал отрезать город от внешнего мира и оставить его на собственное попечение. Что это значило конкретно — голодная смерть для трех миллионов жителей (из которых 400 тысяч детей) и около 500 тысяч солдат Красной Армии, защищавших город. Блокада длилась почти 900 дней, до конца января 1944 года. Она унесла жизни одного миллиона человек среди мирного населения.

С изменением директивы для группы армий «Север» стало понятно, что ход операции принял иной оборот. С другой стороны, она однозначно показывала, что основной мотив наступления остался неизменным — уничтожить Советский Союз как средство «еврейско-большевистского всемирного заговора» посредством расово-идеологического геноцида невиданного масштаба.

Из трех групп армий, которые 22-го июня 1941 года атаковали Советский Союз, группа «Север» была самой слабой. В ее распоряжении была только так называемая танковая группа (танковая армия), которая к тому же располагала меньшим количеством оружия, чем группа армий «Центр», которая должна была наступать на Москву.

Войска генерал-фельдмаршала Вильгельма фон Лееба очень быстро поняли, что значит вести войну на просторах Востока. Пути снабжения простирались до самых окраин, и некоторые дивизии оказались перед невыполнимой задачей — контролировать участок фронта шириной в сто километров.

Стало ясно, что запланированный блицкриг не будет реализован в течение нескольких недель, наступление замедлилось. Кроме того, стало понятно, что Красная армия, несмотря на огромные потери, еще располагает достаточными резервами, чтобы дать бой вермахту и сражаться за каждый дом. Именно крупнейший успех немцев в первые месяцы войны, завоевание Киева, должен был это наглядно продемонстрировать. Кроме того, появилась задача по снабжению сотен тысяч советских пленных, а также города, логистика которого полностью была разрушена.

То, что немецкая логистика уже сейчас была практически не в состоянии доставлять на фронт самое необходимое, а вместо этого определила завоеванные территории на востоке, житницы Украины как будущие поставщики продовольствия Третьего Рейха, нацистский режим пришел к другому решению. Голод должен был буквально стереть с лица земли второй по величине город Советского Союза, колыбель большевистской революции. В этом смысле Гитлер запретил своим солдатам даже в случае капитуляции входить в город. А именно — «по экономическим соображениям», поскольку иначе вермахт будет «нести ответственность за обеспечение питания населения».

После того как союзническая финская армия остановила продвижение на линии, которая до Советско-финской войны 1939-1940 гг. обозначала границу, Лееб столкнулся с нехваткой средств для прямого наступления на город. Вместо подкрепления он получил приказ, большую часть своих танков направить в поддержку группы армий «Центр» для запланированного наступления на Москву.

21-м сентября датирована записка Верховного командования вермахта, в котором анализировались серьезные последствия для осаждающих. Выражались опасения относительно эпидемий и волн беженцев, которые еще больше усугубят ситуацию со снабжением.

Но прежде всего в штаб-квартире Гитлера беспокоились о морали вермахта: спорный вопрос, хватит ли нашим солдатам мужества начать стрелять по женщинам и детям. В этой связи было рекомендовано разрушить Ленинград при помощи артиллерии и самолетов и тем самым загнать безоружных вглубь страны. Укрепрайоны должны после зимы 1941/1942 года должны были быть предоставлены самим себе, выживших нужно было отправлять вглубь страны или в плен, а город стереть с лица земли при помощи бомбежек.

Эти аргументы четко показывают, что стратегия голода преследовала уже не военную цель, целью было уничтожение города и его жителей при помощи геноцида. И то, что обеспокоенность фюрера распространялась только на моральную сторону его войск, показывает характер немецкого ведения войны, считает военный историк Роль-Дитер Мюллер.

То, что эти планы не были реализованы, связано с мужеством и готовностью нести жертвы защитников, а также бессердечной жесткостью Сталина. Он направил генерала Жукова, которого из-за критики в свой адрес до этого освободил от должности начальника Генштаба, в город с указанием, удержать его любыми способами.

В духе Сталина, который запрещал какую-либо сентиментальность, Жуков разъяснил солдатам, что семьи всех, кто сдастся врагу, будут расстреляны, как и они сами, если вернутся из плена. Полмиллиона гражданского населения была обязана участвовать в возведении укрепительных сооружений. В то же время НКВД установил в городе террористический режим, который грозил смертью каждому, кто будет идентифицирован как вражеский агент, пораженец или контрреволюционер.

Шпиономания зашла так далеко, что продовольственные резервы не распределялись, а хранились централизованно на складах, чтобы их можно было лучше охранять. Это сделало их легкой мишенью для немецких бомбардировщиков. Результатом стала голодная зима, в которого ежедневный рацион был снижен до125 г хлеба, который наполовину состоял из древесной муки и целлюлозы. Люди ели кору, крыс и кошек. Не было ни электричества, ни дров для печей.

«Люди настолько ослабли от голода, что не оказывали сопротивления смерти, они умирали, будто засыпая. А лежащие рядом люди этого и не замечали. Смерть стала явлением, которое можно было наблюдать на каждом шагу», — писал выживший. Только через Ладожское озеро поступало минимальное количество снабжения в осажденный город, в котором на улицах лежали горы тел, потому что ни у кого не было сил их похоронить.

Солдаты немецкой 18-й армии получили военной приказ держать осаду. Таким образом, военное руководство Германии под началом Гитлера сделало их соучастниками ужасного преступления, которое было в духе идеологии и логики войны уничтожения.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.