16:00
18 июня ‘19

Denník N (Словакия): в выходные перестанет действовать договор, который 32 года защищал нас от ракет

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Второго февраля по сути прекращается действие договора РСМД, подписанного СССР и США 32 года назад. Благодаря этому Москва получила преимущество в соперничестве с Западом, а перед Европой встала самая серьезная проблема со времен холодной войны, считает словацкий эксперт. Создается ощущение, что автор путает причины и следствия, рисуя Россию рассчетливым и самым опасным врагом Евросоюза.

Прекращение действия договора РСМД — одна из серьезнейших угроз и одновременно испытание для Европы.

В субботу второго февраля по сути прекращается действие договора РСМД, подписанного еще в 1987 году между СССР и США. Даже 60-дневного срока, который США дали России, чтобы договориться, не хватило, и Россия категорично заявила, что не собирается отказываться от размещения нового оружия этой категории на границах стран-членов НАТО и Европейского Союза. Соединенные Штаты расценивают это как нарушение договора времен окончания холодной войны и поэтому более не считают себя им связанными.

ДРСМД был билатеральным договором, к которому добровольно присоединились и другие страны Европы и который они соблюдают по сей день. Целью договора было уничтожение ракет средней и малой дальности, способных нести ядерный боезаряд. В то время они представляли самую большую угрозу, так как без предупреждения могли за несколько минут поразить любую цель в континентальной Европе. В конце холодной войны экономика Советского Союза лежала в руинах, и он готов был пойти на уступки, которые способствовали разрядке мировой обстановки. Сегодня реваншистская Россия, несмотря на санкции и стагнирующую экономику, чувствует себя сильной и оскорбленной.

Соединенные Штаты решили в одностороннем порядке выйти из этого договора, ссылаясь на то, что безрезультатно призывали Россию не нарушать ДРСМД с 2013 года. Это решение кажется безответственным, поскольку Соединенные Штаты опять не потрудились обсудить его со своими европейскими союзниками. За время правления Трампа США поступили так уже несколько раз (ядерное соглашение с Ираном, соглашение о климате и так далее).

США с их нынешней политикой «Америка прежде всего» уже просто не являются тем союзником, каким они были в прошлом. Для Соединенных Штатов и их военных стратегов с глобальной точки зрения важнее ограничить растущий военный потенциал Китая, который активно разрабатывает ракеты средней и малой дальности, чем учитывать пожелания своих союзников в Европе и соблюдать договоренности о контроле над вооружениями. Так перед Европой встала новая проблема, которую ей придется решать военными и политическими методами. Помимо всего прочего, это еще и самый серьезный вызов из всех, с которыми Европа столкнулась после холодной войны.

Ослабление и нефункциональность всех прежних договоров о контроле над вооружениями в Европе, которые были подписаны еще во времена холодной войны, становятся все более очевидными. Россия хоть и делает вид, что заинтересована в их сохранении, на самом деле поступает иначе. Еще в 2007 году Кремль вышел из Договора об обычных вооруженных силах в Европе, частично не соблюдает Договор по открытому небу и блокирует изменения в Венском документе.

Россия встала на путь ревизионистской державы, чтобы завоевать статус равноценного партнера США и Китая. Частью российской стратегии является непредсказуемость и непрозрачность. Благодаря этому Москва получила преимущество в соперничестве с Западом, поэтому просто не заинтересована в том, чтобы договоры о контроле над вооружениями работали.

Россия располагает ракетами типа «Калибр» и «Искандер», размещенными на кораблях и подводных лодках в Балтийском, Черном и Средиземном море. Недавно она также с гордостью сообщила, что разработала еще более современные и усовершенствованные ракеты, которые начала постепенно размещать на наземных базах близ наших границ.

Выйдя из ДРСМД, США по сути помогли России укрепить ее военную и политическую позицию в Европе как минимум на ближайшие десять лет. Москву больше не будут ограничивать обязательства, которые она и прежде не спешила выполнять, но они по крайней мере мешали ей бесконтрольно размешать новое вооружение близ стран-членов НАТО и Европейского Союза.

Европа оказалась в ситуации, из которой ей придется искать выход как можно скорее и без США. Если она не начнет немедленно разрабатывать оборонные системы, способные сдержать Россию, то у Европы не останется ничего, что смогло бы ее защитить. Россия в таком случае получит возможность ее шантажировать, когда пожелает.

Но Россия видит в Западе не только военную угрозу. В Москве боятся возможного влияния на внутриполитические события и смены режима в ходе так называемой цветной революции. Поэтому Россия создает образ внешнего врага, от которого нужно защищаться. Кремль копит наступательные силы, чтобы сдерживать свое окружение. Таким образом, Россия де-факто оставляет за собой право на наступательные военные операции для самозащиты, с помощью которых предотвратила бы конфликт на собственной территории. То есть для России нападение становится защитой. Эту стратегию россияне считают сдерживающей. Но европейцы смотрят на нее по-другому, считая ее давлением и угрозой для суверенитета.

Россия, разумеется, не хочет полностью развалить всю систему договоров по контролю над вооружениями, поскольку соблюдение некоторых из них для нее жизненно важно. В первую очередь, Россия заинтересована в сохранении ядерного равновесия с США. Для этого ей необходимо продолжение договора СНВ (о стратегических наступательных вооружениях), продления которого Россия упорно добивается. Кроме того, она стремится включить противоракетные комплексы в договоры о контроле над вооружениями и добивается запрета на милитаризацию космоса.

Просто у России нет ни технических, ни экономических возможностей пуститься в подобную гонку вооружений с Западом, который в разработках подобных систем вооружений уже намного обогнал Россию. Что касается стратегических наступательных вооружений, то Россия, стремясь их модернизировать, сталкивается с проблемой устаревающего арсенала и с недостатком средств на его замену (ракеты Р-36М и УР-100). Я уже не говорю про устаревающий подводный флот и стратегические бомбардировщики Ту-160 и Ту-95.

Поэтому Россия стремится к продлению некоторых договоров о контроле над вооружениями и при этом указывает на несправедливость и неэффективность других. Причина проста. О договорах, которые ограничивают западное военное преимущество, Россия готова разговаривать, чтобы компенсировать существующий технологический разрыв с Западом. Одновременно Кремль, наоборот, отказывается от контроля над вооружениями в тех сферах, где преимущество — за ним.

© РИА Новости, Виталий Тимкив | Перейти в фотобанкРасчеты оперативно-тактических ракетных комплексов "Искандер-М" в рамках командно-штабных ученийОдин из вариантов — заставить Россию соблюдать все договоренности, если Москва хочет, чтобы Запад в будущем соблюдал договоры, в которых заинтересована она сама. Но сказать проще, чем сделать. Если Россия будет продолжать размещать ракеты средней и малой дальности в Европе, то для нас это будет не только военным, но и политическим вызовом.

Как и во времена холодной войны (в случае ракет «Першинг»), Европа будет всячески сопротивляться размещению американских ракетных комплексов этого типа. То же касается разработки аналогичных европейских систем, которая потребовала бы больших инвестиций в оборону. В этот момент началась бы российская дезинформационная компания, которая, как и во времена холодной войны, сеяла бы страх и панику. Теперь она вывела бы людей на улицы и подняла бы протесты против этого безумия. Но граждане протестовали бы не против России, требуя от нее убрать ракеты, а против намерения Европы защищаться.

Поскольку Трамп не дает Европе особенно никаких гарантий, она останется один на один со своей проблемой. Кроме того, останется еще и проблема миграции, климатических изменений и нестабильной экономики. Именно на них Россия делает расчет в своей информационной и психологической стратегии. Европе придется больше вкладывать в те технологии, которые ослабили или лишили бы Россию преимуществ, сегодня у нее имеющихся. По опыту мы знаем, что когда Россия утрачивает преимущественную позицию, она более склонна к переговорам и соблюдению договоренностей. Следовательно Кремль не пойдет на дальнейшие переговоры о договорах по контролю над вооружениями, пока не восстановится равновесие сил.

Разумеется, никто не хочет новой гонки вооружений. Но это не значит, что Россия может диктовать Европе свои условия. Если удастся посадить Кремль за стол переговоров и договориться с ним о новом обоюдном соблюдении положений договоров о контроле над вооружениями, спадет напряженность и обе стороны смогут снизить оборонные расходы. Однако это будет возможно только в том случае, если Запад и Европа будут пользоваться достаточным уважением. Целью договоров о контроле над вооружениями никогда не было сделать соперников друзьями. Они задумывались лишь для того, чтобы предотвратить гонки вооружений и ненужные войны.

Кажется, что Словакия никак не может повлиять на ситуацию, да и, в общем-то, она не касается нашей страны. Но это неправда. Словакия — это Европа, и даже если бы кому-то удалось вырвать нас из Европейского Союза и НАТО и сделать своего рода мостом, по которому бы все ходили туда-сюда, от перечисленных угроз мы все равно не спаслись бы.

Наши политики должны понять, где наше место. Они должны осознать, что нам тоже придется включиться в укрепление европейской безопасности. А значит, помимо освоения средств из европейских фондов, мы должны заняться созданием общеевропейских средств, которые вызвали бы у России уважение. Нам следует воспользоваться нашим председательством в ОБСЕ для поиска новых точек соприкосновения в сфере договоренностей о контроле над вооружениями. Без стремления прийти к взаимовыгодному соглашению Россия снова не поверит, что мы заинтересованы в снижении напряженности, вызванной нарушениями международных договоренностей.

Однако действия наших политиков вызывают оправданные опасения. Вместо того чтобы, здраво поразмыслив, приступить к формированию европейской безопасности, они занимаются популизмом и говорят о том, что мы не позволим себя в это втянуть: «Давайте не будем делать из России врага, ведь у нас и так их полно повсюду». Поэтому мы будем по-прежнему искать мигрантов в наших амбарах, видеть западного агента за каждым криком, а за словом «демократия» — Сороса. Когда же подойдет критический момент, удивлению нашему не будет предела, хотя и тогда мы сможем сказать, что страдаем от чужих поступков.

Автор — директор программы «Безопасность и оборона» Словацкого института политики в области безопасности.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.