09:57
22 февраля ‘19

«Он захлебывался слезами, но стрелял»: ветеран ВОВ рассказал о подвиге 14-летнего мальчишки под Сталинградом.

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Ветеран Великой Отечественной войны Андрей Аркадьевич Бобыльков, сегодня, в 76-ую годовщину победы СССР в Сталинградской битве, поделился своими воспоминаниями о тяжелейших годах в истории нашей

Ветеран Великой Отечественной войны Андрей Аркадьевич Бобыльков, сегодня, в 76-ую годовщину победы СССР в Сталинградской битве, поделился своими воспоминаниями о тяжелейших годах в истории нашей страны.

Победа в Великой Отечественной войне далась Советскому Союзу величайшей ценой миллионов жизней советских людей. Одним из главных эпизодов и человеческих подвигов стала Сталинградская битва, раскинувшаяся по трем современным областям России: Воронежской, Ростовской, Волгоградской и Республике Калмыкия с 17 июля 1942 года по 2 февраля 1943 года.

Силы врага превосходили защитников по всем параметрам: от численности войск до количества техники. Вермахт ставил своей целью захватить большую излучину Дона, волгодонский перешеек и, конечно, Сталинград (современный Волгоград). Противниками Советского Союза на поле боя была не только Германия, но и Румыния, Венгрия, Италия, Хорватия и Финляндия (страны «Оси»). Безвозвратные и санитарные потери с двух сторон к моменту победы Красной Армии составили более двух с половиной миллионов человек.

В этом году, 2 февраля, отмечается 76-я годовщина победы советских людей над захватническими войсками. Но помня подвиг солдат, нельзя забывать о тех, кто помогал армии и стране выжить в эти тяжелые годы.

Корреспондент информационно-аналитического издания «ПолитПазл» встретился с ветераном Великой Отечественной войны, военным корреспондентом и действующим в свой 91 год журналистом, соратником режиссера Георгия Товстоногова и его правой рукой в легендарном Большом драматическом театре Андреем Аркадьевичем Бобыльковым. Он рассказал историю о невиданной отваге полного отчаяния и обиды 14-летнего мальчика, его товарища Гришки.

Андрей Аркадьевич родился в Костроме и жил вдвоем со своей матерью, но волею судьбы оказался в детдоме. Сейчас он живет в Петербурге в Доме ветеранов сцены им. М.Г. Савиной на живописном берегу Малой Невки, где компанию ему оставляют знаменитые актеры. В его комнате несчитанное количество книг, небольшой аквариум и клетка с попугаем. Стены просторной комнаты увешаны портретами его товарищей, друзей и родных. Среди них известные деятели театра и кино: актеры и драматурги, с которыми он здоровается каждое утро и с гордостью их представляет.

Устроившись за небольшим столиком мы начали беседу о том, как впервые он, будучи совсем мальчишкой, столкнулся с ужасом войны и оказался в одном шаге от верной гибели под Сталинградом.

Громко отчеканивая каждое слово будто диктор, Андрей Аркадьевич рассказал, что ему было всего 14 лет, когда он уже работал кочегаром на пароходе «Цюрупа», доставляющем нефть и топливо из Астрахани в Москву по Волге через только-только освобожденный, но остававшийся под бомбардировками Сталинград в начале 1943 года. Вместе с ним там работал его ровесник Гриша, с которым они успели подружиться.

«Первое понимание, что такое освобожденный город — это руины, искареженный пейзаж, трубы, корпуса зданий, но от них остались лишь стены с дырами» — , вспоминает Андрей Аркадьевич.

Пароходы-тягачи под пулями тащили за собой на стометровом тросе наливные баржи 10 метров вглубь воды. Трос был таким длинным на случай атаки и взрыва баржи, полной горючих материалов. Обычно колонна насчитывала до 17 пароходов на расстоянии до 200 метров друг от друга, а перед ними шли катера с железными листами, которые взрывали магнитные мины, расставленные немцами на Волге. На носу и корме каждого корабля находились пушки, а по обеим сторонам капитанского мостика — пулеметы. Спаянные четыре пулемета Максим с одной гашеткой. Каждому члену экипажа проводился инструктаж, но не все стреляли из него на практике.

«И вот как-то во время прохода через перекат прошел первый пароход, второй, третий. У всех облегчение: «Слава Богу». А на четвертом и пятом — взрыв. Руки, головы — в воздух, и пламя высотой 100 метров. Все останавливаются, потому что сзади даже вода горит из-за нефти. Снова появляются катера слева и справа, чтобы взорвать мины. Дважды было такое», — поделился А.А. Бобыльков.

Но однажды, когда ранним утром в тумане пароходы шли вверх по Волге под Камышиным под Сталинградом, легкие немецкие самолеты типа советских У-2 с гулом появились в небе и, видимо, растратив все бомбы, стали расстреливать всех, кто был на палубе.

«Положили всех, всех 16 молодых ребят. А мы с Гришкой, наши каюты были в корме, выглядывали из трюма за этим боем. Страдали очень, а он аж захлебывался. И когда упал последний пулеметчик… Я-то знаю, что Гришка никогда не стрелял, но, заливаясь слезами: «Сволочи! Гады!», — он взлетел на капитанский мостик. Не знаю, как могло такое чудо произойти, он ни разу не стрелял, а тут повернул пулемет, и, плача, продолжал стрелять. Тут самолет залетает и на него летит», — впервые уверенный голос театрала чуть дрогнул, и он продолжил через небольшую паузу.

Вот я вижу картину такую: трасса — зажигательные пули из пулемета, и Гришка стреляет и кричит. И вдруг, там вспыхивает самолет и падает, и Гришка вздрагивает, отлетает от пулемета на перила, назад и упал. А на обшивке парохода — кровь. Гришку убило. Меня в тот момент ранило в ногу», — с болью и грустью вспоминает Андрей Аркадьевич и показывает глубокий шрам чуть выше щиколотки.

После этой истории мне не только как журналисту, но и человеку было интересно, неужели 14-летний парнишка, пережив такое, не испугался войны, как он нашел силы и дальше смотреть в обезображенное фашизмом лицо смерти? Но Андрей Аркадьевич уверенно сказал, что страха не было. Он был механическим, как если на тебя замахнутся перед ударом. Ему было горько, он долго страдал лежа в своей каюте, но тогда он понял, что хочет продолжать бороться с врагом, записался радистом в армию, прибавив себе год, и оказался под Берлином.

Впереди его ждали невероятные ситуации, в которых было место подвигам и предательству, он также поведал их за чашкой зеленого чая. Но это уже совсем другая история.