09:17
21 февраля ‘19

Россия прекращает вкладывать в американскую экономику

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В прошлом году Центробанк целенаправленно снижал зависимость от долларовых активов. Российские вложения в госдолг США и доля доллара в структуре резервов страны сведены до исторического минимума. На

На что Банк России променял американские активы и сможет ли он на них заработать?

Россия продолжает сокращать вложения в госдолг США. По данным американского Минфина, в ноябре прошлого года они уменьшились на 1,8 млрд долларов по сравнению с октябрем. Теперь на руках у России гособлигаций США всего на 12,8 млрд долларов (в основном краткосрочные бумаги). Год назад, для сравнения, было 102 млрд долларов.

Еще в начале года Россия была в числе 16 крупнейших держателей американского госдолга, а теперь не входит и в число 33 крупнейших. Собственно, Россия вернулась на 12 лет назад, в 2007 год, когда вложения были такими же небольшими. Именно с того года Россия начала существенно наращивать в своих резервах трежерис (казначейские облигации США). Пик пришелся на 2010 год – тогда Россия одолжила американцам более 175 млрд долларов.

2018 год стал переломным. После апрельских санкций против «Русала» ЦБ начал распродавать американские бумаги и перекладывать средства в валюту своих торговых партнеров и золото. В сентябре и октябре было небольшое отклонение: ЦБ немного нарастил вложения в госдолг США. Однако стратегически тренд на прекращение финансирования США сохранился, что доказывают свежие данные за ноябрь.

На что же Россия потратила средства, вырученные от продажи портфеля казначейских облигаций США? В первую очередь, на золото. В прошлом году Банк России приобрел рекордные 274,3 тонны. Вот уже четыре года подряд Россия покупает свыше 200 тонн золота каждый год. В целом золотые запасы страны пополняются 13 лет подряд. Они увеличились за это время на 1726,2 тонны – до 2113 тонн к концу 2018 года.

Россия поднялась на пятое место в мировом рейтинге по запасам золота в резервах страны, подвинув Китай. До лидеров этого рейтинга – США и Германии – еще далеко, но вот Италию и Францию с их 2,45 и 2,44 тыс. тонн золота, Россия может легко перегнать в ближайшие годы.

Это абсолютно обоснованная стратегия, считает вице-президент «Золотого монетного дома» Алексей Вязовский.

«Даже если бы не было истории с санкциями – вложения в казначейские облигации США убыточны с учетом инфляции. А золото дает хороший доход. За три последних года, когда наш Центробанк активно скупал золото, его цена в долларах выросла на 20%. Поэтому на скупленном золоте ЦБ заработал очень хорошо. По нашим прогнозам, и дальше будет зарабатывать»,– говорит он.

Российский Центробанк, кстати, не единственный, кто обратил внимание на золото. За 2018 год центральные банки мира купили золота больше, чем за любой другой год начиная с 1971 года, когда США отказались от золотого стандарта. Россия стала самым крупным покупателем. К нашей стратегии присоединились также Казахстан, Турция, Ирак, Индия, Польша и Венгрия, а к концу года возобновил закупку золота и Китай.

Почему же до этого Центробанк вкладывал больше в американские бумаги, чем в то же золото? Потому что в этом не было ни политической, ни экономической необходимости. «До санкций золото падало. Пик пришелся на 2011 год, когда унция стоила 1800 долларов, а потом цена упала до 1200 долларов. Сейчас золото выросло выше 1300 и, по нашим прогнозам, может дойти до 1400 долларов за унцию. Но тот пик, старый максимум, еще не обновлен. Думаю, это может произойти в перспективе трех–четырех лет», – говорит Вязовский.

Он объясняет, что золото на короткой дистанции может быть довольно волатильным, но в долгосрочном периоде эта изменчивость сглаживается. «Поэтому если кто-то решит поступить, как ЦБ, и вложиться в золото, то совет – надо вкладываться в золото на горизонт планирования три–четыре года. Если вы хотите вложиться на год, то, скорее всего, золото – это не ваш актив, потому что он требует длительных горизонтов», – говорит эксперт.

Золото, как правило, растет в период глобальной турбулентности. «Последний кризис был примерно 10 лет назад, так что логично предположить, что рост интереса к золоту может означать подготовку к возможному экономическому спаду. Все-таки от цикличности в экономике при рыночной системе еще никто не смог уйти. А различные политические события, которые сейчас происходят, скорее, выглядят сопутствующими признаками экономических проблем – люди всегда ссорятся во время финансовых сложностей», – считает Антон Быков, главный аналитик «Центра аналитики и финансовых технологий».

В прошлом году Банк России не только избавился от трежерис, но и в целом довольно существенно изменил структуру резервов страны. Доля доллара была сокращена вдвое – с 46,3% до 21,9%. Это рекордный показатель. Ниже 40% доля доллара никогда до этого еще не опускалась за всю историю публикации подобной отчетности регулятором.

Зато доли евро и юаня – валют главных российских торговых партнеров – наоборот, существенно подросли в ЗВР. Евро с долей в 32% теперь имеет наибольший вес в резервах, чего тоже никогда не было. А доля китайской валюты за год подскочила с незначительных 0,1% до целых 14,7%.

Отказ от финансирования американской экономики и резкое сокращение долларовых активов в структуре ЗВР – это, конечно, прямое следствие геополитического фактора. «Замещение казначейских бумаг США их китайскими аналогами отражает текущий стратегический вектор российской политики и продиктовано сильнейшим охлаждением в отношениях России и США», – говорит управляющий партнер Exante Алексей Кириенко.

Однако нельзя сказать, что российский ЦБ действует экономически необдуманно.

«Поиски альтернативных инструментов накопления для российских резервов – мера не надуманная, а вынужденная. Здесь не встает вопрос удобства и сравнения доходности между различными классами активов. О блокировке счетов Сбербанка и моратории на российский госдолг заговорили еще в 2014 году, равно как и о риске отключения России от межбанковской системы переводов SWIFT», – говорит эксперт «Международного финансового центра» Владимир Рожанковский. Хранить резервы в активах государства, угрожающего «отнять» эти активы, может быть самоубийством.

Если бы не столь сильные колебания курса рубля, то можно было бы накапливать резервы в отечественной валюте. «Но привлекательных альтернатив американским трежерис по критерию ликвидности рынка не так много, как кажется. Прежде всего, это облигации развитых стран – по возможности, наших торговых партнеров и стран–эмитентов еврозоны. Их доля в российских резервах тоже увеличивается – просто в отличие от золота об этом меньше говорят», – отмечает Рожанковский.

Новая стратегия может оказаться выгодной. «Если экономика США войдет в рецессию, а такой сценарий весьма вероятен на горизонте от года до двух, то это решение может стать неожиданно выигрышным. Принимая во внимание растущий опережающими темпами госдолг США, казначейские облигации могут также оказаться под ударом. В этом варианте центральные банки будут вынуждены начать очередной раунд количественного смягчения, что несомненно подтолкнет цены на золото вверх. Поэтому, несмотря на геополитический окрас, политику ЦБ РФ можно назвать рациональной и сбалансированной», – считает Кириенко.

«Пока американские государственные облигации – это самый надежный инструмент с фиксированной доходностью. Но это не значит, что ситуация не может измениться, хотя для этого должны быть реальные предпосылки. Скажем, структурный экономический кризис в США или глубинные политические проблемы в американском обществе, которые могут спровоцировать гражданский конфликт. Пока таких проблем в США не больше чем в других развитых странах», – отмечает Быков.

Автор Ольга Самофалова