08:37
17 июня ‘19

Forbes (США): похоже, США действительно хотят изолировать Россию и Китай

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

«Назовем вещи своими именами: мы находимся в состоянии новой холодной войны», — утверждает известный журналист, и если Китай — враг США № 1, то Россия — враг № 2. Россия — самый большой риск для политики Вашингтона на Ближнем Востоке, поскольку Путин стоит на пути устранения правительств в странах, которые США считают недружественными, а именно в Сирии и Иране.

Долгих три года назад группа инвесторов — в основном из США, Европы и России — заявили ведущему Си-эн-эн Ричарду Квесту (Richard Quest), что, по их ожиданиям, санкции против российских банков и энергетических компаний останутся навсегда. Это было в Москве на конференции ВТБ Капитал «Россия зовет!». Во время прямой трансляции Квест проводил на сцене неформальный опрос. Я выбрал вариант «Два года», полагая, что состояние дел изменит новый президент США. Я оказался в меньшинстве. Я хорошо это помню — более 60% участников голосования выразили уверенность в том, что США и Европа в ближайшее время не снимут санкции с России.

Перенесемся во второй год президентства Трампа. Для человека, который должен быть марионеткой Владимира Путина, санкции и впрямь сохранились и усилились. К тому же теперь США вышли из договора о ядерных ракетах средней дальности, что сулит начало гонки вооружений. При этом Путин уже ответил, что тоже покинет договор.

На прошлой неделе ведущая частная китайская телекоммуникационная компания «Хуавэй» (Huawei) обнаружила, что ее финансовый директор Мэн Ваньчжоу имеет проблемы с американским Министерством юстиции. Там настаивают на ее экстрадиции в США, чтобы она предстала перед судом за нарушение законов о санкциях в отношении Ирана и кражу интеллектуальной собственности.

Я был в Китае в октябре и встречался с представителями Министерства иностранных дел. Это был неофициальный разговор, в основном о том, что Китай не хочет холодной войны, горячей войны или даже теплой войны с Соединенными Штатами. Давайте будем друзьями. Мы (в основном — прим. автора) — невинные жертвы вашингтонской политики. Когда я упомянул, что США рассматривают Китай как соперника, они засмеялись. Когда я упомянул о «Хуавэй», было похоже, что они никогда не слышали об этой компании. Она является конкурентом «Сиско системс» (Cisco Systems) не только в Азии, но и во всем мире.

Последние обвинения в отношении «Хуавэй», по мнению США, являются иллюстрацией китайской нечестной игры. Что-то вроде оружия массового уничтожения.

29 января канцелярия директора Национальной разведки опубликовала свою оценку глобальных угроз. Сирия — любимая боксерская груша бесславных вашингтонских сменщиков режимов — упоминается там 32 раза. Это больше, чем ИГИЛ*. Оно упоминается 29 раз. Даже Северная Корея упоминается меньше — 27 раз. Вечно плохой парень Иран удостоился 72 упоминаний.

Победителями стали Китай и Россия. Китай как стратегический конкурент мощи американских корпораций в Азии и региональный соперник в сфере мягкой силы упоминался 87 раз. Россия заняла второе место с 85-ю упоминаниями.

Давайте называть вещи своими именами: мы находимся в состоянии новой холодной войны. И трудно понять, как встреча президента Трампа и Си Цзиньпина вдруг все это поменяет. Стол накрыт, Китай и Россия — новые плохие парни, еще более плохие, чем Багдад. Даже хуже, чем ИГИЛ. Китай и Россия — большие страны с реальными амбициями и миллионами ртов. Так же, как и мы.

По мнению Национальной разведки, чтобы противостоять демократическому капитализму, Китай стремится пропагандировать «авторитарный капитализм». Слово «коммунизм» нигде не фигурирует в отчете на 42 страницах, хотя правящая Коммунистическая партия в прошлом году нашла правомочным признать Си Цзиньпина пожизненным президентом.

В отчете также упоминается «грядущая идеологическая битва» между двумя сторонами — хороший способ перефразировать словосочетание «грядущая холодная война».

«Это гораздо серьезнее, чем ряд противоречий по тарифам и субсидиям, которые могут быть урегулированы транзакционным путем, — пишет аналитик „Рабонбанка" (Rabobank) Майкл Эвери. — Если теперь власти США видят, что Китай в глобальном масштабе настаивает на авторитарной модели, которая противоречит интересам США, как это поможет США заключить торговую сделку, позволяющую упомянутой идеологической системе выжить и процветать? В этом нет никакой логики».

В «Рабобанке» уже не осталось тех, кто верит в продуктивность 90-дневного перемирия. Произведенная на прошлой неделе оценка угроз, похоже, подтвердила их предубежденность.

3 декабря Эвери написал своим клиентам, что торговое перемирие будет использовано, чтобы выиграть время для дальнейшей эскалации.

«Мы уже имеем некоторые признаки того, что обе страны серьезно принимают во внимание такой сценарий», — написал он. Китай недавно анонсировал ряд пакетов фискальных стимулов, чтобы компенсировать замедление экономики. Аналитики «Рабобанка» считают, что это также можно рассматривать как «мобилизационную операцию» в ожидании эскалации Вашингтоном торговой войны. Само по себе прекращение огня истекает 2 марта.

Если Китай — враг № 1, то Россия — враг № 2.

Россия — самый большой риск для политики Вашингтон на Ближнем Востоке, поскольку Путин стоит на пути устранения правительств в странах, которые Вашингтон считает недружественными, а именно в Сирии и Иране. Россия — это также отличный способ для любого американского главнокомандующего сохранить средства, выделяемые на финансирование бюджетов Минобороны и разведки, а также на связанные с ними контракты для частного сектора.

Не менее важно, что Россия является самым влиятельным государством-экспортером нефти, не входящим в ОПЕК. Другим наиболее влиятельным государством-экспортером, не входящим в ОПЕК, являются… Соединенные Штаты. Россия имеет столь же хорошие отношения со странами ОПЕК, как и США, и в некоторых случаях Москва воспринимается даже более позитивно, чем Вашингтон. Это, безусловно, верно в отношении Венесуэлы и Ирана, и, возможно, Ирака. Саудиты могут пребывать в нерешительности, и США это знают.

Но на сегодняшний день главным конкурентом в коммерческой сфере является Китай. Никто не сравнится с его масштабами и влиянием на ценообразование.

«Хуавэй», «Зед-ти-и» (ZTE), финансовый гигант миллиардера Джека Ма «Ант файненшл» (Ant Financial) и множество других компаний, о которых вы никогда не слышали, теперь являются серьезными соперниками. Китайские бренды становятся в Азии все более влиятельными. Инвестиции Китая распространяются по всей Азии. Раньше это была роль Америки. Теперь между ними имеет место конкуренция.

Умный город, который строит колумбийская Богота, основан по большей части на системах «Хуавэй», а не «Сиско системс». Независимо от того, воровала «Хуавэй» американские и европейские технологии, чтобы столь быстро добиться успеха, или же нет, свое решение должен вынести суд. Правительство США, однако, уже рассудило это дело по существу: китайцы воруют. Именно поэтому их технологии продвинулись так далеко за столь короткий срок.

«Большинство американских компаний ранее не хотели предпринимать такого рода агрессивные действия против кражи интеллектуальной собственности в Китае из-за опасений, что это повлияет на их бизнес в этой стране», — пишет Стив Дикинсон (Steve Dickinson) для «Чайна ло блог» (China Law Blog). Они опасались, что, если будут жаловаться, то их подвергнут остракизму, и они потеряют свою долю на рынке. Между тем новые конкуренты и бывшие деловые партнеры создавали подобные продукты уже без них.

«Я могу сделать химический продукт и сотрудничать с китайской фирмой, а потом наблюдать, как этот партнер уходит и делает мой же продукт», — говорит Равин Ганди (Ravin Gandhi), генеральный директор компании «Джи-эм-эм нонстик коатингс» (GMM Nonstick Coatings), которая в 2016 году была приобретена японской химической инжиниринговой фирмой «Шова денко» (Showa Denko). «Джи-эм-эм» создает запатентованные химические формулы для использования в кухонных приборах, таких как гриль Джордж Форман. В Китае находится один из их самых больших производственных центров компании.

Основная проблема для иностранных компаний в Китае — не слабая экономика, а нечестная торговля и практика деловых отношений. Конкуренция становится жестче. И теперь многие готовы назвать ее несправедливой, по крайней мере, так было в прошлом. Сейчас становится лучше, но некоторые игроки на рынке считают, что уже слишком поздно.

«С ухудшением американо-китайских отношений эта озабоченность, похоже, уходит, и десятилетия сдерживаемого негодования против китайских практик в отношении интеллектуальной собственности вполне могут вылиться в каскад претензий со стороны США, ЕС и других», — говорит Дикинсон о «Хуавэй». Он называет это «новой нормой».

На прошлой неделе ФБР арестовало китайского сотрудника «Эппл» (Apple) за кражу коммерческой тайны, касающейся беспилотного автомобиля компании.

Во вторник Инвестиционный институт Блэкрок (BlackRock Investment Institute) назвал самые большие политические риски в этом году. Проблемы в еврозоне оказались на первом месте — кстати, в них постоянно обвиняют Кремль. Затем — напряженность в отношениях НАТО с Россией, в том числе вокруг действий на Ближнем Востоке.

Все это выглядит, как будто стелют солому под новую холодную войну.

Влияние геополитических потрясений на мировые рынки может быть кратковременным, пишут авторы доклада Института Блэкрок во главе с Томом Донилоном (Tom Donilon). Их оценка основана на 50 рискованных событиях, произошедших, начиная с 1962 года, когда в самом разгаре была первая холодная война.

«Рынки более чувствительны к геополитическим рискам, поскольку рост мировой экономики замедляется», — пишут они.

Он замедляется.

Из отчета Национальной разведки от 29 января:

«В предстоящем году угрозы национальной безопасности США возрастут и будут диверсифицироваться, отчасти из-за Китая и России, поскольку они, соответственно, более интенсивно конкурируют с Соединенными Штатами и их традиционными союзниками и партнерами. Эта конкуренция охватывает все сферы, включая гонку за технологическое и военное превосходство, а также все больше касается ценностей. Россия и Китай стремятся формировать международную систему и динамику региональной безопасности, оказывать влияние на политику и экономику государств во всех регионах мира и особенно поблизости от своих границ.

Отношения Китая и России находятся в большей гармонии, чем когда-либо, начиная с середины 1950-х годов, и они, вероятно, еще более укрепятся в предстоящем году, поскольку ряд их интересов, а также восприятие угрозы сходятся, особенно в отношении предпринимаемого США одностороннего подхода и интервенционизма, а также продвижения Западом демократических ценностей и прав человека.

По мере того, как Китай и Россия стремятся расширить свое влияние в мире, они разрушают некогда устоявшиеся нормы безопасности и повышают риск региональных конфликтов, особенно на Ближнем Востоке и в Восточной Азии.

«Развитие и применение новых технологий создаст как риски, так и возможности, а экономике США будет угрожать замедление роста мировой экономики и возрастание угроз экономической конкурентоспособности США».

И вот, у вас получилось. Добро пожаловать в 1980-е.

_____________________________

* запрещенная в Российской Федерации организация

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.