09:22
23 августа ‘19

Квачков предрек уничтожение плацдармов США у границ России

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Полковник резок, как и в былые годы. Говорит четко и убедительно: «Часа Х не будет, пока в России находится Путин и его команда. России не угрожает война. Путин защищает Россию, как субъект защищает свои права. Зачем Западу начинать войну?»

Об истории с Анатолием Чубайсом мы договорились не упоминать совсем — это не нужно ни полковнику Владимиру Квачкову, ни мне — военкору Федерального агентства новостей Юрию Котенку. Свое положенное бывший старший офицер ГРУ отсидел сполна. Выйдя на свободу, он продемонстрировал хорошую физическую форму и готовность заниматься общественной и политической деятельностью, — а не поминать старое.

Облачившись в китель со звездами полковника и планками орденов и медалей, Владимир Квачков начал разговор о пресловутом «часе Х» — роковом времени неумолимого приближения грядущей войны. 

Зачем Западу начинать войну?»

«НАТО скурвилась и устала»

— Для чего же тогда нас шаг за шагом опоясывают базами по периметру?

— Я как-то читал про эти базы. И тут ко мне прибежали зэки (во время отбывания срока заключения. — Прим. ФАН) и говорят тревожно: «Васильевич! Американцы сказали, что в Прибалтике танки уже размещают, танки!» Я им: «Сколько танков? Сколько?» — «Не знаем». А там батальон, меньше бригады! Причем они заскладированы. 

Так что вся эта возня больше имеет декларативное значение и в Польше, и в Прибалтике — я имею в виду сухопутные войска. Даже ракетные установки там — это аргумент для давления и торговли с Россией. Как только, действительно, начнутся какие-то серьезные действия, уверяю вас, уничтожить эти объекты, на самом деле, не представит никакого труда. 

— Но атакующий потенциал этих объектов не учитывать нельзя…

— Здесь возникает другой важный вопрос. Да, американцы приблизили свои базы к нам. Мы можем их все уничтожить, но после того, как они выполнят свою роль. 

Поэтому, на мой взгляд, нужно срочно внести изменения в военной доктрине России — внести утверждение о возможности нанесения РФ упреждающего обезоруживающего предупредительного удара. 

Нам что, опять ждать 1941 год? Вы строите базы у наших границ и будете угрожать нам? Ну уж нет! Мы можем действовать ограниченными средствами с ограниченными целями и задачами, но возможность превентивного удара с целью ликвидации этой угрозы должна быть внесена в российскую военную доктрину в ближайшее же время. 

Вот наш ответ на эти ракетки, чтобы поляки и румыны — чехи, насколько я помню, отказались от этого — уже призадумались. 

— Но курочка по зернышку… По батальону в Прибалтике, Польше, Румынии, Болгарии. Добавится Украина. Уже получаются полки.

— Нужно отдельно говорить о возможностях сухопутной группировки и отдельно — о проведении специальных операций: биологических, химических, информационных, противоракетных и так далее. Это все-таки разные вещи. 

— Угрозы спецопераций в рамках гибридной войны более чем актуальны…

— Дело в том, что «девочка НАТО» уже не способна ни на какие военные действия по своим морально-волевым качествам. На большую войну «НАТОчка» не способна. «НАТОчка» скурвилась и устала, со своими ЛГБТ-мерзостями.

На войне сначала воля, затем ум

— То есть угрозы в адрес России на самом деле нет?

— Если говорить об угрозах нам, то речь нужно вести об изматывающей, изнурительной борьбе по стравливанию нас и украинцев. Вот наша главная беда сейчас. 

Конечно, с чисто военной точки зрения, поставить перехватчик не в Польше, а на границе с Брянском, родиной моей мамы, американцам лучше и удобнее. Но я не считаю это большей угрозой, чем расчеловечивание украинцев и великороссов. Это намного страшнее, чем все военные угрозы, вместе взятые. 

— Колечко-то вокруг нас сжимается: и физически, на примере баз, и нематериально, если говорить о расчеловечивании. У многих наших сограждан нет оборонного сознания. Как без него жить и сражаться? 

— Мы подошли к главному вопросу — состоянию обороноспособности, или военной безопасности, России. Это системообразующий вопрос, потому что техника, железо, при всей важности военно-технической составляющей, являются все-таки вторичными. Я очень люблю слова Михаила Ивановича Драгомирова: «Военное дело более волевое, нежели умовое». А воля определяется сознанием. Без осознания своей задачи как защитника России ее нет. 

Я скажу на примере своего внука, который окончил университет и сейчас служит рядовым. Когда он приезжал ко мне в тюрьму, то спрашивал: «Почему я должен служить?» Внешне он понимал, что мужики должны служить, а внутреннего понимания тогда не было. Существует поколение с девизом «Я никому ничего не должен!» Это следствие воспитания, прежде всего в семье, потом в детском саду и школе, с вовлечением телевидения и даже Интернета в какой-то степени. 

Но все это, опять же, вторично по отношению к идее — идеологическому основанию жизни. Если поразмышлять над этим вопросом, то без возвращения к религиозно-духовному мироощущению мы не спасем ни Армию, ни Россию. Нам необходимо переходить к православному духовному сознанию, а его сейчас нет. И боюсь, что Церковь едва ли сейчас справится с этой задачей. 

Войны выигрывает школьный учитель

— Сложный и не самый веселый вопрос...

— А что сейчас веселого? Свистопляска на ТВ и в Интернете? Почему-то считают, что это просто так получилось, что у нас в Конституции нет господствующей идеологии. И это в стране, где 80% людей считают себя православными! Христос — наша идеология. Жить можно с Христом, без Него не будет ничего. А у нас из школ убрали «Основы православной культуры». 

Ну, коли не верите полковнику Квачкову, уж поверьте знающему человеку — Бисмарку. Он сказал, что войны выигрывает школьный учитель. То, что ребенок в школе воспринял, то и будет в залоге победы. А что сейчас у нас в школе? Страшно сказать. Пусть не упрекают меня в каких-то радикальных вещах, но в школе нет русскости, нет ни русского духа, ни православия! Что будет думать такой ребенок? 

Но тут же я сам себе возражу. А откуда Евгений Родионов взялся? Есть глубинный внутренний русский стержень, который, как минимум, лет сорок в нас убивается.

— Разве, например, в хрущевские времена было по-другому?

— Я Хрущева плохо помню. Я надел погоны в 1959 году в Суворовском училище. Помню, как в 1963 году мы, суворовцы, приехали на стажировку в Камень-Рыболов (в Приморском крае на озере Ханка. — Прим. ФАН), а нас там назвали «барчуками», потому что у нас на второй завтрак были хлеб, творог и повидло. Нас кормили очень хорошо. А у солдат была такая еда: на первое — вода с капустой, на второе — капуста без воды, а на третье — вода без капусты. Вот так кормили Советскую армию в те голодные годы...

Но мы сейчас говорим о духовности. Так что Хрущев — это отдельная тема, о которую не хочется даже мараться…

— Но духовные проблемы идут не с тех ли времен?

— Мы говорим о духовном застое в религиозно-нравственном отношении. Напомню, что Советский Союз разрушили не экономические и даже не политические причины. Сдохла коммунистическая идея, поэтому и погиб Советский Союз. Как и в нынешней России сдохла либеральная идея, и осиновый кол в нее скоро уже вобьют. А жить-то чем? 

Русский человек не может жить без правды. Не будет правды — не будет жизни, не будет и Армии, потому что Армия — это квинтэссенция и сосредоточение национального духа. 

— Есть ли у нас в обществе понимание этого?

— Наверняка скажут: «Вот, еще один воцерковляться собрался. Опять про попов». Но эти люди просто не понимают. К счастью или несчастью, но 11 лет тюрем и лагерей помогли мне понять, что без Христа не будет у нас ничего. А возвращаться нужно и государству, и Церкви, и обществу.

— В первую очередь, это личное дело каждого.

— Да начинать надо с себя. А ведь от этого идет оборонное сознание — от осознания того, «кто я». Кто я и кого я буду защищать? Ведь идут же воевать не за Чубайса и Абрамовича или Грефа с их миллионными зарплатами. 

Президента Мадуро спасет «венесуэльский КСИР» 

— Прямо сейчас мы видим, как раскачивают еще одну страну — Венесуэлу. Штаты угрожают ей вторжением. Как там будут развиваться события, на ваш взгляд?

— Я думаю, что Венесуэла найдет в себе силы и понимание, чтобы так подготовиться к возможному вторжению, что американцам не захочется этого делать. Я рассчитываю на это. Моя полувоенная тайна: есть Куба. 

В заливе Свиней (Bahía de Cochinos) в 1961 году американцы получили от кубинцев. А ведь тогда у Кубы еще не было толковой революционной армии. Тем не менее, некоторая часть вооруженного народа смогла разгромить вражеский десант. Так же, думаю, будет и в Венесуэле.

Наши кубинские друзья-товарищи смогут помочь Мадуро так подготовиться к вторжению, что оно не состоится. Потому что главное условие предотвращения агрессии — это быть сильным. Тот же Бисмарк говорил: «Меня не интересуют намерения соседей, меня интересуют их возможности». 

Как только станет ясно, что Мадуро создаст свой КСИР (по аналогии с Корпусом стражей исламской революции в Иране. — Прим. ФАН), силы народного ополчения в Венесуэле, войны не будет.

— И все же попытка вторжения США в Венесуэлу выглядит неминуемой.

— Прямого вторжения может и не быть. 

— Используют прокси?

— Да, прокси. То, что сделали с Советским Союзом. Ведь вторжения не было, а его — Союза — нет, он погиб. Тем более, у Венесуэлы рядом — такой удобный плацдарм, как Колумбия. 

Так что здесь на первый план выходит социально-экономическая или, скажем так, парамилитарная проблема. Все будет решаться в зависимости от того, куда будет повернуто общественное мнение. 

С другой стороны, у нас все диалектично. Что такое общественное мнение? 78% граждан СССР проголосовали за его сохранение. И где были эти 78%, когда три негодяя в Беловежской пуще разрушили Союз, а один негодяй в Кремле тут же все это принял?

Народное самосознание либо принимает, либо не принимает изменений. Венесуэле надо выстоять, выдержать напор и блокаду. Но это актуально не только для Венесуэлы.

Владимир Васильевич Квачков родился 5 августа 1948 года в поселке Краскино Хасанского района Приморского края. Полковник в отставке, кандидат военных наук, награжден орденом Красной Звезды и двумя орденами Мужества. 

Участвовал в военных конфликтах в Афганистане (1983), Азербайджане (1990), Таджикистане (1992). В марте 1992 года обеспечил спецоперацию по вывозу из Казахстана в Россию тактического ядерного оружия. 

С 1994 года — в ГРУ. С 1999 года — научный сотрудник Центра военно-стратегических исследований Генерального штаба. 

В 2005 году был арестован по обвинению в покушении на главу РАО ЕЭС России Анатолия Чубайса. После трехлетнего заключения 5 июня 2008 года оправдан судом присяжных. РФ. 22 декабря 2010 года Верховный суд оставил оправдательный приговор в силе. 

На следующий же день Квачков был вновь арестован по обвинению в подготовке вооруженного мятежа и терроризме. 8 февраля 2013 года Мосгорсуд приговорил полковника Квачкова к 13 годам колонии строгого режима. 18 июля того же года Верховный суд снизил срок с 13 до 8 лет. 18 августа 2017 года Приволжский окружной военный суд в Самаре приговорил Квачкова к 1,5 годам лишения свободы.

7 февраля 2019 года Зубово-Полянский суд Мордовии постановил освободить Квачкова от наказания за экстремизм. Поскольку 1 ч. ст. 282 «Экстремизм» перестала быть уголовным преступлением, суд постановил освободить Квачкова от отбывания наказания. Срок за попытку организации мятежа уже истек. 

19 февраля 2019 года Владимир Квачков вышел на свободу.