11:56
14 ноября ‘19

Клятва Кабанова: как деревенский дурачок стал «Шефом» самой кровавой банды

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Эти бандиты конца 60-х мечтали разбогатеть. А в ожидании большого куша убивали простых советских граждан просто ради того, чтобы набить руку.

Был первый дурак на деревне

Эта банда орудовала в Балашовском районе Саратовской области в 1969 году и просуществовала около года. Отморозками руководил 30-летний местный житель Василий Кабанов, которого все, кто его знал, называли «дурачком».

Родившийся в селе Хоперское Балашовского района, Василий Кабанов с трудом закончил четыре класса. Повзрослев, окончил курсы водителя грузовика, но из-за пьянок был уволен. Позже пристроился на непыльную работу штатным пожарным на Балашовском комбинате плащевых тканей.

К этому времени он уже развелся с женой и выплачивал со своей крохотной зарплаты алименты на сына, каждый раз после получки с завистью глядя на более удачливых работников комбината. Преступные мысли о богатстве за чужой счет зрели давно. Кабанов прямо спал и видел себя в роли крутого гангстера, грабящего броневик с миллионами, а потом всю жизнь купающегося в роскоши.

Но мечты мечтами, а начинать пришлось с малого. 30-летний Кабанов завлекал в свои беседы местных подростков и в ком видел такую же слабину и страсть к наживе, направлял их мозги в нужное русло. Мол, он собирает банду для больших дел. Но чтобы в нее вступить, надо сдать экзамен. Например, украсть магнитофон из сельской школы, варенье из чужого погреба или кур с соседнего двора.

Что интересно, частенько на подхвате у Кабанова были не только чужие, но и его родственники. Например, младший брат Николай, окончивший девятилетку и собиравшийся ехать получать профессию в город. Но старший братец сбил молодого пацана с толку, вот тот и встал на преступный путь. Иногда мелкие услуги начинающей банде оказывал и отец Василия и Николая - 62-летний сторож Дмитрий Васильевич.

Стал главный бандит на районе

В общем, сколотив со временем костяк банды, состоявший из послушных малолеток, Кабанов продолжал оставаться, как ни странно звучит при его развитии, мозгом группировки. Разрабатывал планы, указывал, кто и на какое дело пойдет, досконально проговаривал, кто и что будет делать во время совершения преступления.

Правда, все дела банды были скорее делишками. Но главарь постоянно напоминал своим отпетым малолеткам, что это лишь репетиция перед большими ограблениями. А репетировали отморозки на своих же односельчанах и на жителях окрестных населенных пунктов.

Например, Кабанов указывал пацанам на кого-то из селян, предполагая, что живет он чуть богаче остальных, и приказывал подручным следить за ним. А уж потом в укромном месте нападать.

Несмотря на четыре класса образования, Кабанов оказался хорошим учителям в делах бандитских. В предвкушении серьезных преступлений, он принялся постепенно вооружать свою банду. Ведь позже целью их налетов должны были стать государственные учреждения, где можно было взять сразу и много.

А пока помимо селян «кабановцы» грабили небольшие магазинчики да воровали дорогую французскую ткань с комбината, где работал сам Кабанов. Брали, как говорится, не качеством, а количеством налетов. Ведь порой их «навар» за раз мог составить рубль-два. На хорошую пьянку не хватит.

Кровавая клятва

Была еще одна вещь, к которой помимо умения быть незаметными среди простых граждан, обучал главарь своих подельников – дисциплина. И чтобы позже никто не смог дать «обратку», Кабанов решил повязать всех своих малолеток кровью. Сначала своей собственной, а уж потом и чужой.

В июле 69-го года его банда дала клятву. Подростки произносили ее, как присягу. Под клятвой, написанной на бумаге, каждый написал свою фамилию, имя, отчество, поставил подпись и отпечаток пальца, испачканного в собственной крови.

Первым себя вписал Василий Кабанов. Потом тоже самое сделали все члены банды - Владимир Сучков, Сергей Горячев, Александр Мячин, Павел Зайцев, Николай Свистунов, Александр Елизаров. Затем главарь собственноручно сделал приписку: «Заключен договор сроком на два года. Шеф Кабанов».

Бумагу поместили в стеклянную пробирку, ту положили в полиэтиленовый мешок и закопали на огороде. Такая процедура со стороны напоминала мальчишескую игру, если бы не одно обстоятельство.

В тот же вечер Кабанов, получивший в банде кличку «Шеф», разработал систему наказаний за нарушение дисциплины, которая была первым пунктом клятвы. За первый «косяк» - выговор, за повторный – убийство человека, за третье – убийство двух человек. В случае невыполнения мог быть убит как участник преступной группы, так и члены его семьи.

Тренировались на живых людях

Вот лишь несколько эпизодов, описанных в уголовном деле по банде Кабанова, показывающих, как малолетки набивали себе руку перед большими делами. 7 апреля 1969 года Сучков и Зайцев, вооружившись ножом и обрезом, отправились в Балашов. На улице Садовой увидели незнакомого мужчину, догнали. Сучков молча ударил его в спину ножом.

Уже уходя, услышали стон жертвы. Выходит – жив! Стоявший в стороне Горячев предложил пристрелить его. Сучков недолго думая, выстрелил из обреза в голову несчастного.

Там же в Балашове поздно вечером отморозки остановили мужчину, который шел встречать с работы жену. Кабанов спросил у него сигарету, а потом, не дожидаясь ответа, ударил ножом, приказав подельникам добить жертву.

Однако, у раненого мужичка хватило сил, чтобы вырваться из плотного кольца и пуститься наутек. Однако, бандиты догнали его… Когда мужчину позже найдут случайные прохожие, им станет плохо. На жертве не было живого места – разъяренные твари порезали его буквально на куски. Эксперты с третьей попытки насчитают около полусотни полсотни ранений…

Нарушил клятву – убей кого-нибудь

Не забывали бандиты и о своей клятве, связанной с нарушением дисциплины. Первым на этом попался Зайцев, который отказал своему Шефу в… акте любви. В наказание он получил задание совершить убийство – причем, жертва выбиралась на свое усмотрение.

Взяв с собой для надежности Горячева, Зайцев пошел бродить по Балашеву, решив, что убьет первого встречного. Им оказался 17-летний Борис Брагин, которому нанесли 26 ножевых ранений.

Следующими «штрафниками» за попойку, на которую не позвали Шефа, стали Горячев, Мячин и Свистунов. Отрабатывая клятву, они приехали на танцы в село Репное и просто так застрелили из обреза в упор влюбленную юную парочку.

Потом снова проштрафился Горячев, посмевший высказать несогласие с тем, что замом Шефа был назначен Сучков, а не он сам. За такую дерзость он должен был убить сразу двоих.

Через несколько дней на окраине села Репное раздались выстрелы. Горячев отправил на тот свет возвращавшегося от сына 72-летнего местного жителя Филиппа Мялкина. Следующей жертвой стал 61-летний Василий Куклин, получивший пулю с расстояния в метр. Правда, в этом случае мужчина выжил, хотя и остался калекой.

Кровавые мечты оборвал приговор

Тем временем в банде Кабанова все громче высказывались предложения о том, что пора на большие дела. Мол, хватит мелочевкой заниматься. Кабанов был согласен со своими подручными и уже даже запланировал похитить из местного тира винтовки. Ведь на большое дело надо было идти во всеоружии.

Однако, к этому времени милиция, которая все это время упорно искала убийц, получила первую ниточку. Один из жителей Балашова случайно нашел винтовку, спрятанную членом банды Зайцевым в тайнике. На оружии эксперты обнаружили «пальчики», по ним нашли хозяина – ну а проследить связи Зайцева, раскрутить дальнейшее и повязать всех было уже делом техники.

Спустя почти год над членами банды состоялся суд. На скамье подсудимых сидело полтора десятка отморозков. Не все из них были убийцами, поэтому и приговоры каждому отличались.

Василия Кабанова суд признал виновным в вовлечении несовершеннолетних в организованную преступную деятельность, организации вооруженной бандитской группы, в совершении бандитской группой семи убийств, двух покушениях на убийство, пяти приготовлений к убийству, двенадцати вооруженных нападений на государственные и общественные предприятия.

Почти тот же набор обвинений получил и Горячев. Ему и его Шефу суд «прописал» высшую меру наказания – расстрел. Остальные члены банды получили от 3 до 12 лет колонии, в том числе на 7 лет сел младший брат Кабанова – Николай.

Единственный, кто с пятью годами условного срока остался на свободе – был отец главаря банды – Дмитрий Кабанов. На этом была поставлена точка в истории самой кровавой банды Поволжья конца шестидесятых.