10:24
18 сентября ‘19

Выход Малайзии из JIT стал приговором для всех голландских обвинений по MH17

Опубликовано
Источник:

Обоснованные претензии Малайзии показывают всю сомнительность и сложность расследования катастрофы MH17, которое проводят западные государства – считает доцент МГИМО, кандидат юридических наук Николай Топорнин.

Голландское расследование носит политизированный характер

Таким образом, Николай Борисович прокомментировал очередное заявление премьер-министра Малайзии Махатхира Мохамада о том, что в международном расследовании катастрофы MH17 присутствует значительное число изъянов.

В частности, Мохамад заметил, что расследование MH17 основано на позиции пострадавших. Кроме того, он считает, что данную комиссию нельзя считать по-настоящему международным расследованием ввиду ее сомнительного характера.

И здесь с Мохамадом необходимо согласиться, поскольку JIT или Joint Investigation Team, т.е. Совместная комиссия по расследованию, была создана прокуратурой и полицией Нидерландов вместе с аналогичными органами Австралии, Бельгии, Малайзии и Украины.

В то же время, малазийцы де-факто вышли этого из расследования, роль Бельгии здесь формальна, а через Австралию просматриваются уши англосаксонской внешней политики. Также Комиссия официально отказала России в сотрудничестве по этому делу.

В результате, там все делается для того, чтобы найти любые, пусть самые фантастические и косвенные факты о причастности России, для чего используется высосанная из пальца «аргументация» Украины, а все данные, противоречащие этой «версии», отметаются.

По мнению Мохамада, данное расследование основано на эмоциях людей, которые пострадали от катастрофы, а их взгляды не могут быть справедливыми и нейтральными, и все это подтверждает, что Запад не интересует установление истины.

Политический подтекст данного расследования, как и его вычурные процессуальные изъяны, прозрачны, но нет сомнений, что оно будет «доведено до конца», и в следующем году – вероятно, в марте, мы и увидим его «выводы», которые несложно предсказать.

Так что, возникает вопрос, а как ко всему этому относиться, и будет ли все это иметь международно-правовые последствия.

«Данная катастрофа произошла пять лет назад, процесс «расследования» продолжается, и уже объявили о том, что в следующем году начнется работа суда по существу, хотя виновные лица голландцами уже выявлены и определены», - констатирует Топорнин.

Как замечает эксперт, если брать аспект международного права, то его сложно применить к этому инциденту, ведь здесь нет стандартов, поскольку в мире давно не было случаев, когда гражданский самолет сбивался вооруженными силами.

Более того, в качестве обвиняемых здесь выступают не государственные структуры, а физические лица, а это говорит о том, что такое расследование не имеет смысла. Ведь невозможно свести ответственность за данное событие к действию или бездействию кого-то из ответственных лиц, не говоря уже о том, что Киев тогда, возможно, намеренно не закрыл воздушное пространство.

«На память приходит случай с Ту-154 авиакомпании «Сибирь», который украинцы сбили в 2001 году во время своих учений, а также сбитый Советским Союзом южно-корейский «Боинг» в 1983 году, когда он зашел на нашу территорию», - заключает Топорнин.

Тогда был апогей Холодной войны, западные гражданские борты регулярно отклонялись от курса и заходили на территорию СССР, чтобы «высветить» работу ПВО СССР, поэтому советские военные отреагировали на этот инцидент подобным образом.

Еще можно привести инцидент с американским эсминцем Vincennes, который сбил иранский авиалайнер A-300 в 1988 году, причем этот корабль начал обстрел, находясь в территориальных водах Ирана, но даже такая ситуация не привела к последствиям.

Подобные инциденты должны разрешаться с помощью диалога

Во всех трех случаях речь идет не о намеренных действиях, а о стечении обстоятельств.

Украинцы сбили Ту-154 по халатности, и из-за того, что потеряли компетенции по управлению ЗРК типа С-200. Советские силы ПВО отреагировали на длительный и систематический случай нарушения государственной границы, приняв данный южно-корейский борт за очередного провокатора, а американцы на крейсере Vincennes посчитали, что к ним приближается не гражданский борт, а ударный самолет ВВС Ирана.

Просто если руководствоваться логикой, то катастрофа MH17 была выгодна только Украине, которая не закрыла воздух над Донбассом даже после нескольких инцидентов, а не народным республикам и, тем более, непонятно почему привлекаемой сюда России.

«Каждый раз подобные ситуации разрешались в двустороннем или многостороннем формате, после чего урегулируются все вопросы которые вызвала сложившаяся ситуация, а в этом случае мы не видим желания вести какой-либо диалог», - резюмирует Топорнин.

Известно, что Россия предлагала JIT свою помощь, чтобы изложить известные Москве факты об этом инциденте и чтобы доказать всем, что ни наша страна, ни Донецк с Луганском не имеют к этой авиакатастрофе никакого отношения. JIT проигнорировала все запросы со стороны Москвы, а это показывает, что сторонам данного «расследования» важно просто назначить виновных.

«Соответственно, это расследование ограничено по своим возможностям, не говоря уже о том, что существуют серьезные сомнения, что оно проводится объективно, поскольку ответственность здесь должны нести и украинцы», - констатирует Топорнин.

Независимо от характера катастрофы, именно Киев допустил MH17 в зону боевых действий, а об этом в Нидерландах ничего не говорят.