13:52
12 ноября ‘19

Анатомия гарантированного пенсионного плана: пациент нежизнеспособен

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Анонс пенсионной реформы, о которой говорили еще с прошлой осени, позабавил будничностью.

Никто из властителей дум не рискнул засветиться на презентации революции.

Масштабное изменение правил игры, которое коснется сотни миллионов ныне живущих россиян, а в теории и следующих поколений, было объявлено на скромной площадке не лучшего из информагентств заместителями министра и главбанкира. Ни президента, ни премьера, ни вице-премьеров, ни Набиуллиной – скучно, девушки!

Игра словами и деньгами

Впрочем, скучать пришлось недолго – объявление о том, что наши пенсии скоро пойдут по плану, было, что и говорить, неожиданным.

Это стало уже третьим вариантом терминологии реформы. Впервые о планах полностью отказаться от наследия 2001 года (ту реформу проводили Зурабов, Греф и Кудрин) объявили сразу после повышения пенсионного возраста, но поскольку к октябрю 2018 года страсти по поводу пяти дополнительных лет не утихли, каминг-аут перенесли еще на годик. В первой версии, которую озвучил министр финансов Антон Силуанов, речь шла о «пенсионном капитале». Что вы представляете при слове «капитал»? Кто постарше, возможно, вспоминает институтскую политэкономию и бородатого философа, но для остальных это символ жизненной опоры, надежности, благополучия. Капитал неразрывно связан с понятием обладания, со своим владельцем: у кого капитал – тот и собственник, тот может смело смотреть в будущее.

По этой или другой причине, но при следующей активизации разговоров о реформе «капитал» куда-то исчез, а его место занял «гарантированный пенсионный продукт». Смена термина могла иметь большое психологическое значение: под капиталом мы привыкли иметь в виду свое, под продуктом – нечто нам предложенное вроде товара в магазине. То есть наши пенсионные деньги отодвинулись от нас, государство дало понять, кто на самом деле контролирует их и распоряжается ими.

Но и «продукту» была суждена недолгая жизнь: в финальном варианте реформы его место занял «гарантированный пенсионный план». То есть вообще нематериальная сущность. То, во что можно поверить, чему можно следовать, но нельзя ни потрогать, ни домой унести.

Эту постепенную замену капитала на план нам попытались компенсировать смешным словом «гарантированный», появившимся во второй итерации. «Когда государство начинает убивать своих, оно называет себя отчизной» – хорошо подметил Август Стриндберг, и по мотивам этой фразы мы можем сказать, что «Когда государство замышляет обман, оно говорит о гарантиях».

Разумные зерна

Сам по себе гарантированный пенсионный план (ГПП) ничего зловещего в себе не несет. Это пенсионная система, которая пытается учесть реалии нашей экономики: обширную «серую зону», народившийся класс самозанятых, недостоверность статистической информации (только что стало известно, что Росстат не работает с базами данных налоговой службы и Пенсионного фонда!). Нам предлагается отдавать те же 6% своих доходов на накопительную часть будущей пенсии, что и по реформе 2001 года. Эти деньги тоже будут аккумулироваться в госкорпорации развития, только на сей раз в Агентстве по страхованию вкладов (АСВ), а не в ВЭБе, как сейчас. Чиновники подчеркивают полную добровольность этой системы: в ней можно не участвовать вообще, а можно выйти в течение полугода после первого взноса. Также гражданам разрешено менять отчисляемый процент на свое усмотрение, и более того – не ограниченное число раз приостанавливать свое участие в ГПП, лишь бы общий срок этих приостановок не превысил пяти лет.

Кстати, когда только начинали говорить о введении понятия самозанятых, еще с тремя процентами, а не нынешними четырьмя процентами отчислений, мы указывали, что это только начало, и так дешево легализовавшиеся няни и репетиторы не отделаются. Добавим 6 пенсионных процентов – и получим уже полновесную десятину, что, впрочем, все еще намного выгоднее, чем быть наемным работником с белой зарплатой (33% налогов и взносов).

Как и в 2201 году, государство обещает, что нашими деньгами будут управлять «высококвалифицированные специалисты», которые смогут инвестировать их с прибылью выше, чем инфляция. Кстати, именно здесь обмана нет – если посмотреть на результаты инвестирования пенсионных денег ВЭБом, то они действительно весьма удачны. Правда, поскольку в конце 2014 года рубль превратился в тыкву, будущие пенсионеры все равно оказались в минусе. Вопрос лишь в том, были ли к тому моменту эти деньги в ВЭБе, а не только в его отчетности. Сочинская Олимпиада обошлась стране очень дорого, и основные расходы понес именно ВЭБ. А так – да, инвестировал он, судя по цифрам в «личном кабинете», очень неплохо, хотя если бы просто покупал на все наши взносы доллары, получилось бы еще удачнее.

Пенсий не будет

Признаки недобросовестности проекта проявляются в озвученных правилах расследования. Как и накопления по действующей системе, в случае преждевременной смерти обладателя счета в АСВ этот счет становится частью наследства. Но перед наследниками будет стоять интересная дилемма – либо заплатить НДФЛ с полученной суммы (в целом наследства в России налогом не облагаются), либо перевести ее на собственный пенсионный счет, но при этом АСВ заберет все заработанные агентством деньги, оставив лишь изрядно похудевшую от инфляции основную сумму. Это довольно странный пункт, но не стоит переоценивать его значимость. Потому что есть еще одно правило.

Право на пенсию пенсионный клиент АСВ получит лишь через 30 лет после первого взноса. Учитывая, что система заработает не раньше 2021 года, первые пенсии по ГПП начнут выплачиваться лишь во второй половине столетия.

Уважаемый читатель, у вас нет ощущения дежавю?

Россиян хотят вовлечь в очередное пенсионное надувательство

Реформа 2001 года была нацелена на пенсионное обеспечение граждан 1967 года рождения и моложе. По действовавшим тогда правилам первыми из этого поколения должны были выйти на пенсию женщины в 2022 году. Но незадолго до этого «часа X» внезапно увеличивается пенсионный возраст, а вслед за этим демонтируется вся система 2001 года. Так толком и не заработавшая. При этом ее отцы-основатели по-прежнему в строю, бодры и веселы.

Какие существуют гарантии того, что то же самый финт не будет проделан перед 2051 годом? Разумеется, никаких – более того, мы можем смело утверждать обратное: за это время будет организовано еще несколько реформ. Это в лучшем случае, в худшем же российская государственность вообще претерпит серьезные изменения.

Никто в России не планирует на 30 лет вперед. И собирая с нас деньги, государство в лице АСВ не планирует их когда-либо отдавать. Разве что в виде наследства – разумеется, не забыв стрясти 13%.