05:54
8 декабря ‘19

Самые странные и жестокие уголовные наказания в республиках СССР

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Несмотря на то, что СССР был единой страной, одни и те же преступления по-разному трактовались в его республиках. И некоторые статьи из УК выглядели странно.

Первые Уголовные кодексы советских республик фактически являлись копиями УК РСФСР 1922 года. В 1924 году власти определили основы общесоюзного уголовного законодательства, которым должны были руководствоваться чиновники в разных республиках при составлении собственных кодексов.

Это было сделано с учетом того, что в разных регионах огромной страны сложились свои устои и порядки, ломать которые смысла не имело. Их необходимо было лишь упорядочить и, как бы это сказать проще… Вывести из средневековья в современный мир того времени.

Но правом по-своему корректировать общесоюзный Уголовный кодекс воспользовались не все или не сразу. К примеру, в прибалтийских республиках – Литве, Латвии и Эстонии, которые были присоединены к Советскому союзу в 1940-м году, взяли на вооружение УК РСФСР, и судили преступников именно по нему.

А вот в Украинском уголовном кодексе 1922 года были специфические статьи. И большая часть из них подразумевала борьбу с религией. И эта борьба была куда более жесткой, чем на территории РСФСР.

В России тоже власти церковь не любили, но в начале двадцатых годов и позже священник, к примеру, мог совершить обряд крещения ребенка при рождении. А на территории Украины это уже считалось уголовно наказуемым деянием. Равно, как и венчание молодоженов до закрепления брака в ЗАГСе.

Молодожены или родители крещенного малыша могли попасть под статью за непослушание власти, а священнослужитель мог сесть в тюрьму за принуждение к исполнению религиозных обрядов.

А вот уголовные кодексы республик Закавказья и Средней Азии были весьма оригинальны. Там новые власти с тремились положить конец многим местным традициям и обычаям. К примеру, Азербайджан в 1923 году первым из союзных республик ввел в свой УК статью за «пережитки родового быта».

И теперь те, кто хотел взять в жены лиц, не достигших совершеннолетия, за похищение невесты или требование калым, мог запросто оказаться в местах не столь отдаленных. Хотя все это для местных жителей на протяжении многих веков считали обычным делом.

Позже нечто подобное появилось и в уголовных кодексах других республик и регионов. Но везде эту статью применяли по-своему. Исходя из собственных реалий. Но и на Кавказе в отдельных регионах понимали, что ломать сразу вековые устои чревато. Например, в Абхазии в случае примирения сторон при похищении невесты виновные от наказания освобождались.

В Грузинской ССР была установлена уголовная ответственность за кровосмешение, то есть, за половую связь с родственниками. За это можно было угодить в тюрьму на три года. Хотя в России за это никак не наказывали.

Помимо прочего Грузии уголовная ответственность наступала с тринадцати лет, раньше, чем в других республиках. Вероятно, это было сделано потому, что грузины рано взрослеют.

К мужеложеству тоже везде относились по разному. В Грузии наказывали за «противоестественный» половой акт между мужчинами. А в других регионах СССР уголовное наказание могло наступить даже за связь по согласию.

Одними из самых жестких, если не сказатьне жестоких, были уголовные статьи в Азербайджане. Например, за лишение жизни женщины в связи с ее «раскрепощением» или за ее похищение с целью продажи виновных ставили к стенке. А чтобы победить наркоманию, в республике стали сажать в тюрьму не только продавцов, но и курильщиков опиума.

В Средней Азии среди законов о тяжких преступлениях против государства отдельным пунктом шло «басмачество», которое отделили от обычного бантитизма. Лишь в конце тридцатых, когда басмачество было фактически побеждено, эта статья потеряла свою актуальность.

Весьма актуальной для южных регионов страны советов была и борьба с кровной местью. Например, в Уголовном кодексе Абхазии за такое преступление приговаривали к смертной казни. Но на Кавказе это было действительно острая проблема. В большинстве других республик вводить особую статью для «кровников» не имело смысла.