08:48
10 декабря ‘19

Почему МИД РФ не хочет вспоминать о «законе Димы Яковлева» — Эггерт

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

На днях замглавы консульского департамента МИДа РФ Голубовский предложил принять поправки, разрешающие распространить «закон Димы Яковлева» на все страны, где, с точки зрения правительства РФ, будут нарушаться права российских граждан.

Критики ранее назвали это нормативный акт «законом подлецов», действует он только в отношении США. Он был принят в 2012 году как ответная мера на одобрение американскими властями «акта Магнитского».

Однако МИД РФ поспешил уверить, что расширения запрета на усыновление на прочие государства не предполагается. То есть российских детдомовцев нельзя будет усыновлять лишь гражданам США, как и ранее.

Получается, что скандальное заявление Голубовского при этом теряет смысл, поскольку деятельность иностранных «политических» НКО уже жестко регламентирована — есть закон о нежелательных организациях, который недавно дополнил закон об иноагентах, не вступивший пока в силу.

Скорость, с которой МИД отреагировал на заявление своего сотрудника, весьма показательна, считает журналист Константин Эггерт. В МИДе осознают, что запрет на усыновление мало никому нравится. И поэтому они поспешили уверить: усыновлять сирот и хронически больных нельзя лишь гражданам США, как и раньше. Но этим МИД невольно напомнил о жутковатых предпосылках принятия закона 2012 года, считает Эггерт.

По его мнению, этот закон уравнял сознательное доведение до смерти Магнитского, которому отказывали в медпомощи, со смертью ребенка, по недосмотру оставленного приемным отцом Харрисоном в машине на сильнейшей жаре. Причастные к смерти Магнитского не были наказаны.

Госпереворот в Боливии стал крупнейшим провалом МИДа России

Харрисона судили за непреднамеренное убийство, он был оправдан и публично просил у российского народа прощения. «Государственное насилие над личностью было приравнено к несчастному случаю», — считает Эггерт.

По его мнению, недавний скандал снова проиллюстрировал атмосферу смещения моральных ориентиров, в которой уже давно живет российская власть. За последние несколько лет она приняла чрезмерно много запретительных законов, отмечает журналист.

Голубовского вряд ли накажут, предполагает Эггерт. Ведь он лишь выказал излишнее рвение в деле защиты интересов нынешнего политического режима, а за это не наказывают, отмечает журналист.