22:49
24 января ‘20

Самые оглушительные провалы оппозиции в 2019 году

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Неудачные протесты в столице, проигрыш на местных выборах и признание ФБК иноагентом ознаменовали полный провал оппозиции в РФ.

Бесконечные провалы оппозиции в 2019 году окончательно перевели ее лидеров и немногочисленных сторонников в разряд политических аутсайдеров в России. К такому выводу пришел обозреватель Федерального агентства новостей, внимательно изучивший хронологию политических события уходящего года.

Дело даже не в мизерной электоральной поддержке этих карликовых сил, хотя о ней мы тоже упомянем. Просто за последние несколько месяцев оппозиция умудрилась сама себе, на ровном месте организовать феноменальную череду ляпов, просчетов и банкротств, которые никак не спишешь на «репрессивные» действия власти.

Чтобы это утверждение о тотальной импотенции «противников режима» не выглядело голословным, ФАН собрал воедино самые громкие «фейлы» фрондеров в 2019 году.

Летние беспорядки затихли сами по себе

Несистемная оппозиция в России уже достаточно долго пребывает в маргинальном статусе. Она давно растеряла шансы победить легально, на демократических выборах любого уровня. Предельным ее достижением можно считать избрание единичных оппозиционеров в местные законодательные органы. 

Однако никакого влияния даже на региональную политику они оказать не в состоянии, да и не особо заинтересованы в этом — ведь это означало бы для них разделение ответственности с властью, да и просто тяжелую ежедневную работу.

Неудивительно, что этим летом оппозиция решила пойти иным путем — через раскачивание уличного протеста. Вот только искусственно подогреваемые выступления на площадях Москвы и Санкт-Петербурга целиком «ушли в свисток» — если не считать нескольких тюремных сроков для особо буйных. 

Оказалось, что оппозиции тривиально нечего предложить своим избирателям — никакой позитивной программы или хотя бы внятного представления о «прекрасной России будущего» ни у кого из них нет. А те умозрительные построения, что имеются в их головах, больше всего похожи на либертарианские методички, которые никогда не приживутся на отечественной почве из-за своей ненависти к стране и ее истории, к русскому народу и вообще к людям.

Общий период активных уличных протестов оказался предельно коротким — он уложился в каких-то два месяца, если считать от первой «встречи с сторонниками оппозиционных кандидатов в Новопушкинском сквере» в Москве, прошедшей 14 июля, до последнего митинга на проспекте Сахарова, состоявшегося 29 сентября. 

Даже на своем пике, 10 августа, акции оппозиции в столице, по самой оптимистичной оценке, собрали только 50 тысяч человек — втрое меньше, чем пришло на Болотную площадь в декабре 2011 года. Да и запомнился тот митинг в основном тем, что звука не было, выступающие изображали телесуфлеров, а в толпе ЛГБТ-активисты спорили с хозяевами плакатов «Верните Крым», кто из них оппозиционнее.

После такого эпик-фейла на «финальный» митинг явилось уже лишь 20 тысяч человек, после чего уличный протест стал совершенно ненужным даже его организаторам. 

Оппозиция тогда расписалась в собственном бессилии: как выяснилось, даже рутинная процедура сбора подписей избирателей является для нее сверхзадачей. Реальная поддержка «антикремлевских» кандидатов оказалась столь ничтожна, что предопределила неизбежные фальсификации уже на этапе начального сбора подписей.

Фальсификация подписей кандидатов

История с поддельными подписями перед выборами 2019 года еще ждет своего летописца — настолько это было захватывающе. Такое придумает не каждый киносценарист. Напомним, что представителей оппозиции сняли с выборов не просто так, а именно из-за массовых нарушений в подписных листах, которые не «вписались» даже в весьма либеральные российские нормы. 

Мосгоризбирком, например, абсолютно мотивированно отказал в регистрации юристу ФБК Любови Соболь, правой руке блогера Алексея Навального: у нее было обнаружено более 15% недействительных подписей при допустимом минимуме в 10%. И это вовсе не единичный случай.

«Странности» при сборе подписей отмечали даже волонтеры, в обязанности которых входила подготовка подписных листов. В частности, при фактическом сборе по 80–100 подписей в день штабы рапортовали о 300—350 ежедневных «победах» выдвиженцев. Хотя источники тех магических подписей были неизвестны даже волонтерам.

Впоследствии оказалось, что в подписных листах Соболь обнаружили «мертвые души», а по ходу избирательной кампании сотрудники правоохранительных органов нашли на одной из московских съемных квартир целую «фабрику поддельных подписей». 

Выяснилось, что трое квартирантов «рисовали» подписи за Соболь и других политиков, участвовавших в избирательной кампании в столичный парламент. Об этом свидетельствовали разбросанные подписные листы и агитационные материалы.

Никаких «сакральных жертв», только диван

В июне уходящего года оппозиция получила в руки, казалось бы, два выигрышных повода для раскачивания уличного протеста: в общественной повестке всячески педалировалось так называемое «дело Ивана Голунова» и раскручивался уже упомянутый скандал вокруг «недопуска оппозиционных кандидатов» на выборы.

Тогда, в июне, оба повода для уличных выступлений выглядели весомыми. Однако уже 11 июня один из них, арест Голунова, «превратился в тыкву» — МВД России сняло обвинения и освободило «арестанта» из-за отсутствия доказательств вины. Это стало неприятным сюрпризом для оппозиционеров: никакого запасного «плана Б» на случай действий без фигуры «политического заключенного» у них не было. 

Впоследствии оппозиция неоднократно пыталась создать новую «сакральную жертву», якобы попавшую под «каток репрессий», но этот процесс шел крайне натужно и закончился ничем. Конечно, всем запомнился торжественный вынос все той же Любови Соболь на диване из Мосгоризбиркома силами столичной полиции — только вот на «злодеяния режима» это явно не тянуло. 

В подобной ситуации пришлось импровизировать на ходу, но получилось еще хуже, чем с диваном. 

27 июля, на следующий день после торжественного выноса своего тела Соболь объявляет голодовку. При этом такая крайняя мера сопровождается слухами, будто юрист ФБК беременна, что должно было создать волну общественного негодования по отношению к властям, вынудившим ее пойти на столь крайние меры.

Однако уже через три недели, 14 августа, Соболь была вынуждена прекратить свое фиглярство, так как показушность ее «голодовки» стала очевидной всем, а общественный резонанс остался нулевым. Понятным образом, «рассосалась» и беременность Соболь — еще одна выдумка политтехнологов. 

Неумное голосование

Полный провал на сентябрьских выборах в Мосгордуму и в других регионах России стал неожиданностью только для самих оппозиционеров. Даже поддерживающие их политологи честно говорили, что никакой электоральной поддержки у них просто нет. 

Закончилась фиаско и попытка организовать пул «правильных» кандидатов из числа политиков, которые все-таки прошли регистрацию. Для этого ФБК Навального запустил проект т. н. «Умного голосования». По замыслу, оно должно было оптимизировать «высокий» протестный потенциал за счет голосования «за кого угодно, только не за партию власти».

На деле же УГ оказалось… УГ. Большая часть произвольно записанных в его списки кандидатов всячески открещивалась от причастности к такой «оппозиции», и к ФБК в частности. 

Свою роль сыграл и откровенно дурацкий подход к составлению списка «нужных» кандидатов: в него заносили всех, кто когда-либо критиковал действующие власти и выступал против их политики. В результате списках «Умного голосования» собралась политическая солянка, где было, как на Ноевом ковчеге, буквально «каждой твари по паре». 

Все это привело к очевидному результату: отношение избирателей к УГ Навального оказалось в целом негативным. Список ФБК скорее воспринимали как «за кого точно не надо голосовать, если тебе все-таки не нравится партия власти». 

Каков же итог выборов? «Умное голосование» нисколько не помогло оппозиции взять власть ни в Москве, ни в регионах, а оппозиционные кандидаты часто даже ухудшали свои результаты по сравнению с предыдущими выборами.

Террариум единомышленников

Закономерным итогом поражения «борцов с режимом» на сентябрьских выборах 2019 года стал оглушительный провал их попытки создать «единую» влиятельную оппозиционную партию. 

Стоит сказать, что на общероссийском уровне либеральная оппозиция уже давно потеряла какое-либо влияние: фракции «Яблока» Григория Явлинского или «Союза Правых Сил» Бориса Немцова давно воспринимаются как случайный эпизод в истории российского парламентаризма. 

Сегодня же ситуация на либеральном фланге поразительно напоминает террариум со змеями. Мелкие амбициозные лидеры дерутся друг с другом, а остальные причастные к либеральной политике активисты закуклились в только им понятных «междусобойчиках» и практически не способны предложить остальному обществу ничего зажигательного или просто интересного. Ровно так это произошло с повесткой «А почему нас не пустили на выборы?». Да всем наплевать, увольте!

Винить за это действующие власти уж точно не получится: они не «стояли со свечкой», когда лидеры-либералы ругались между собой и обливали друг друга помоями. Однако результат налицо — ни в одном, даже в самом завалящем местном совете оппозиционные партии не получили большинства. 

Речь идет, конечно, о «карликовых» оппозиционных партиях, предельно враждебно настроенных к действующей политической повестке в целом. Например, на прошедших в сентябре выборах «Единая Россия» победила отнюдь не везде: где-то большинство получила ЛДПР, а где-то парламентская оппозиция в сумме набрала больше, чем «единороссы». Где-то победили даже «яблочники». 

Но вот у Навального и прочих «уличных оппозиционеров» — строгий «ноль» и в личном, и в командном зачете. Просто потому, что никакой команды у ФБК и его соратников нет — а есть лишь мутная структура на иностранном финансировании.

Иностранный агент 

Проходящий год можно отметить еще одним провалом, хотя формально для его описания стоит употребить противоположное по смыслу слово: признание. 

В 2019 году ФБК Навального был окончательно признан иностранным агентом, то есть организацией, открыто получающей зарубежные деньги. По сути, самый «громкий» оппозиционный проект по уши замазался в финансировании со стороны иностранных заказчиков. 

И речь здесь идет не об официальных денежных переводах из-за рубежа, которые функционеры ФБК сегодня всячески пытаются оспорить. Основной поток иностранных траншей проводился через биткоины — набравшую силу в последнее время криптовалюту, транзакции в которой позволяют скрывать истинный источник происхождения средств. 

Биткоины обладают встроенным свойством анонимности: для регистрации электронного кошелька идентификация пользователя является необязательной. Однако прозрачность всех операций с биткоинами позволяет восстановить всю историю переводов — чем и воспользовались исследователи, выведя ФБК на чистую воду даже спустя годы после начала «сбора» электронных денег на деятельность оппозиции. 

Как оказалось, никаких «пожертвований» в кассе Навального не было и в помине: 94% переводов криптовалюты составляли крупные суммы, в то время как декларируемые в качестве основных источников поддержки «народные», мелкие пожертвования были крайне немногочисленны — около 6% полученных ФБК средств. 

Итогом использования анонимных биткоинов стало уголовное дело против ФБК и его сотрудников, которых обвинили в присвоении более чем 1 миллиарда рублей «пожертвований». 

Сегодня в вопросе криптовалюты ФБК, если честно, находится в неприятной дилемме: или признать массовую растрату полученных в 2013–2018 годах от «анонимных» жертвователей денег — или же выдать следствию действительных спонсоров Навального и раскрыть реальные источники его финансирования.

Какое бы решение сегодня ни выбрал горе-политик, результат будет один — Навальный окончательно диффамировал себя работой на иностранных заказчиков. Речь сегодня идет только о признании — добровольном или же под тяжестью улик.

Полное фиаско

Результатом столь мощных провалов оппозиции в 2019 году стала общая утрата доверия к ее «лидерам». 

Навальный теряет доверие даже у своих сторонников: он так и не оплатил 6,5 млн рублей штрафов, на которые попали его последователи, выступившие организаторами несанкционированных митингов и нарушившие порядок их проведения. 

Конец года и вовсе запомнился лишь бесконечными поездками Навального за границу. А также грандиозной личной победой «Ололеши»: его дочь теперь учится в престижном Стэнфорде, поступив туда, видно, по протекции бывшего американского посла Макфола!

Оставшаяся в России оппозиция тем временем уныло «крутит наждак», уже без всякой надежды на формальный успех. Попавшаяся на фейковой голодовке Соболь записывает «под копирку» обличающие видеоролики, «финансист ФБК» Волков ждет гостей из Следственного комитета с вопросами по биткоинам, а кое-кто, как например арестованный Фомин, уже раскаялся и сотрудничает со следствием в рамках расследования уголовных дел.

Таким был 2019 год, год оглушительного провала несистемной оппозиции в России.