07:05
27 февраля ‘20

Крымскими исками против России Украина загонет себя в судебную ловушку

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Ситуация с желанием Украины подать против России очередные иски в арбитражные инстанции упирается в особенности современного международного права, считает доцент МГИМО, кандидат юридических наук Николай Топорнин.

Украине будет непросто обосновать свои претензии к России

Министр юстиции Украины Денис Малюська заявил, что его ведомство изучает возможность подачи новых исков против России в международные судебные инстанции, причем украинский чиновник не уточнил в какие, поскольку «этот вопрос сегодня прорабатывается».

Данная ремарка свидетельствует, что Украина не собирается отказываться от данной темы и продолжит докучать нашей стране всевозможными судебными разбирательствами. Только одно дело – намерения, а совершенно другое – реальная практика и обоснованные претензии.

Нельзя не вспомнить про спор «Газпрома» и «Нафтогаза», но перед нами разбирательство коммерческих структур. Хорошим примером являются украинские претензии по собственности в Крыму. Здесь уже есть соглашение о взаимной защите инвестиций и решения ряда инстанций в пользу Украины, но, опять же, конечным истцом в этом вопросе являются украинские компании, а не украинское государство.

Естественно, нет никакого международного закона, где бы полностью обговаривались условия подачи межгосударственных исков, но они должны быть обоснованы каким-то международным соглашением – в противном случае, такие претензии не имеют перспективы.

Международное право базируется на принципе суверенного равенства государств, поэтому одна страна не может обязать другую – единственным исключением являются решения Совета безопасности ООН, но с Россией по причине права вето ничего здесь сделать нельзя.

«В международном праве у каждого суда есть своя юрисдикция и есть своя компетенция, которые показывают, какие дела может эта инстанция рассматривать. Соответственно, юрисдикция этих судов должна признаваться спорящими государствами», — заключает Топорнин.

Например, можно вспомнить известный иск акционеров компании «ЮКОС» к России, где международный арбитраж в Гааге вынес решение в пользу истцов. Только там было несколько моментов – во-первых, Россия не ратифицировала Энергетическую хартию, на основании которой в Нидерландах вынесли данный вердикт, а, во-вторых, наша страна не признала это решение и оспорила его в государственном суде.

Это второй момент в международных арбитражах – здесь не предусмотрена процедура апелляции, решение арбитража можно оспорить только в суде той страны, где он проводился, но исключительно по процессуальным доводам – в случае «ЮКОСа» ввиду отсутствия компетенции.

«На первый план здесь выходит не вопрос денег и сборов, а проблемы юрисдикции, компетенции и того, что спорящие государства их признают, причем в мире не так много международных судов, способных рассматривать широкопрофильные вопросы», — резюмирует Топорнин.

Как замечает эксперт, государства чаще всего спорят в рамках коммерческих соглашений и коммерческих договоров. Споры рассматриваются в рамках нескольких известных арбитражей, где Стокгольмский арбитраж является для России наиболее ярким примером. Только если взять спор между «Газпромом» и «Нафтогазом», то в соглашении между ними изначально был прописан этот орган для рассмотрения споров.

Также обстоит дело в соглашении между Россией и Украиной по защите инвестиций – по нему украинцы могут подать свои иски, но если вопрос касается каких-то политических вопросов, то это не имеет перспективы, как это показали подобные разбирательства вокруг Крыма.

«Необходимо понимать, что отсылка к арбитражу присутствует во всех серьезных международных контрактах, где фигурирует государственный интерес, ведь иначе не будет никакой возможности разрешать спорные и конфликтные ситуации», — констатирует Топорнин.

Наиболее вероятной темой этих исков является Крым

Николай Борисович ознакомился с заявлением Малюськи, и у него сложилось впечатление, что разговор действительно идет по искам по Крыму. Да и в январе в компании «Нафтогаз» подтвердили свое намерение продолжать судиться с Россией по крымским активам.

«Малюська говорит о неких «многомиллиардных» исках, причем в одном из источников фигурирует цифра в 7 млрд долларов украинских требований, поэтому у меня есть подозрение, что это связано с проблемой крымской собственности», — заключает Топорнин.

Топорнин отмечает, что по вопросу крымской собственности остались неурегулированные вопросы, связанные с тем, что часть активов были Республикой Крым национализированы. Этот вопрос является непростым – тем более, у российской стороны есть свои доводы.

«Это обстоятельство может быть предметом спора, но для этого нужно уточнить правовой статус национализированной недвижимости, который был у национализированных активов совершенно разный. Видимо, над этим и работают на Украине», — резюмирует Топорнин.

Украина имеет формальное право подать здесь иски по защите инвестиций и потребовать от российской стороны компенсаций, но все это не более чем предмет предположений. Возможно, украинцы решили оспорить какие-то менее очевидные вопросы отношений с Россией.

Перспективы такого судопроизводство сложно оценить – для этого надо дождаться подачи исков, а пока не факт, что это вообще случится.

Сейчас читают