01:57
10 апреля ‘20

Как решение суда Гааги по ЮКОСу связано с катастрофой малайзийского «Боинга»

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В декабре 2013 года, когда в центре Киева горел Евромайдан, президент России Владимир Путин подписал указ о помиловании Михаила Ходорковского, который после освобождения немедленно покинул территорию нашей страны. Вскоре он вопреки публичным обещаниям вместе со своими соратниками по ЮКОСу дал новый старт искам к российскому государству.

17 июля 2014 года Boeing 777-200ER компании «Малайзийские авиалинии», выполнявший рейс МН17 по маршруту Амстердам — Куала-Лумпур, потерпел катастрофу на востоке Донецкой области Украины. В этой трагедии тут же обвинили «пророссийских сепаратистов» и саму Россию, а 18 июля Третейский суд в Гааге удовлетворил иск бывших акционеров ЮКОСа и обязал Россию выплатить им 50 млрд долларов компенсации «за незаконную экспроприацию компании». Случайное совпадение по месту (Нидерланды) и по времени? Возможно.

А возможно ли, что таким образом Москве сразу был послан сигнал, чтобы она не «раскрывала карты» в этом, как выяснилось впоследствии, затянувшемся на много лет деле? Утверждать это со стопроцентной уверенностью нельзя, но и полностью исключать такую вероятность, согласитесь, не стоит. Тем более что 20 апреля 2016 года, в самый разгар санкций коллективного Запада против нашей страны, Окружной суд Гааги неожиданно для всех удовлетворил апелляцию России и в полном удовлетворении иска бывшим акционерам ЮКОСа отказал.

Прошло почти четыре года. Казалось, что «дело о 50 миллиардах» закрыто и забыто. Но выяснилось, что нет, ничего подобного. 18 февраля 2020 года Апелляционный суд Гааги отменил решение Окружного суда и постановил, что Россия все-таки должна выплатить указанную сумму двум «дочкам» Group Menatep Limited — Hulley Enterprises (Кипр) и Yukos Universal Limited (о. Мэн), которые владели 51% ЮКОСа и его пенсионного фонда Veteran Petroleum Ltd. Как говорится, «никогда такого не было, и вот опять…»

Надеюсь, читателей уже не удивит, что ровно за день до этого из украинской прокуратуры были уволены шесть сотрудников, которые представляли Украину в Международной следственной группе (обычно авиакатастрофы расследуются в течение нескольких суток, поскольку законы физики может отменить разве что Господь Бог, а тут «работа» идет уже шестой год). А еще в тот же день платформа для независимых журналистов Bonanza Media опубликовала сразу четыре документа, из которых следует, что ни один из ЗРК «Бук» — ни украинский, ни российский, ни захваченный «сепаратистами» — во время гибели малайзийского «Боинга» не находился в районе катастрофы и, следовательно, физически не мог уничтожить рейс МН17.

Опять случайное совпадение? Или опять сигнал о том, что готова новая версия катастрофы, которая возложит всю вину за нее на бывшее руководство Украины, Петра Порошенко и Ко, наследившее не только в Донбассе, но и на президентских выборах 2016 года в США? Ведь если зенитных ракет «Бук» не было и если не было взрыва «закладок» на его борту, то «рабочей» становится одна-единственная версия — об атаке истребителем украинских ВВС ракетой «воздух — воздух». Но тогда к этой катастрофе причастны и руководство украинского Минобороны, и Порошенко, которые не могли не знать реальной ситуации, но озвучили совершенно другую версию, и администрация [бывшего президента США] Барака Обамы, которая…

Впрочем, не стоит выстраивать сложные конспирологические версии, приплетая к ним проваленный демократами импичмент [президента США] Дональда Трампа и нынешнюю предвыборную борьбу в США. Можно только предположить, что теперь назначенное на 9 марта заседание суда в Гааге по делу малайзийского «Боинга» может не состояться или же принять абсолютно неожиданный и непредсказуемый характер — «в свете вновь открывшихся обстоятельств». В конце концов, две случайности — еще не закономерность, а третьей связки «дела ЮКОСа» и «дела МН17» пока нет, и неизвестно, появится ли она когда-нибудь.

Решение Апелляционного суда Гааги о 50 млрд долларов, как заявила российская сторона, будет оспорено в вышестоящей судебной инстанции в течение трех месяцев, предусмотренных процессуальными нормами. А там уже и поправки к российской конституции будут утверждены, после которых исчезнут любые правовые механизмы для подобных разбирательств…

Как говорится, следите за новостями!