06:40
7 июня ‘20

Валерий Соловей рассказал, кто вышвырнул его с "Эхо Москвы"

Опубликовано
Валерий Соловей
Валерий Соловей
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

.

– Валерий Дмитриевич, вас, как носителя такого знания, невозможно не спросить: как вы не боитесь? Вы говорите прямо и откровенно такие вещи, каких не говорит никто.

– А что же я такого говорю? Ничего. На все есть очень простые объяснения, и они носят совсем не мистический характер. На самом деле я не перехожу те пределы – не потому что я, может, не хотел бы их перейти, а потому что у меня не получается, – при которых, с точки зрения Кремля, я буду представлять опасность. И поверьте, эти пределы в России вообще никто не переходит. Не получается.

Тут есть очень четкий критерий: если вы, к примеру, записали и выложили ролик, где Путин критикуется, он узнает о существовании этого ролика совершенно точно, если совокупное число просмотров превысит миллион. Ему о таком докладывают раз в неделю. Но таких роликов в неделю не больше пяти. И обратите внимание, что ролики Навального, кстати, не посвящены Путину. У меня был один посвященный ему ролик, где было полтора миллиона просмотров, – и да, ему об этом наверняка доложили.

После этого Песков сказал, что я не должен появляться в средствах массовой информации.

– Поэтому вас теперь нет в «Особом мнении» на «Эхе Москвы»?

– Да-да, именно поэтому. Песков просил об этом Венедиктова. Венедиктов ему отказал, но проигнорировать такую просьбу, как вы понимаете, трудно.

Логика тут проста: не давать трибуну, и тогда, мол, его никто не услышит. Это не совсем так, но в этом есть свой смысл. То есть система на самом деле логична. Другое дело, что логика эта шизофренична. Но если вы знаете её посылки, то для вас всё встаёт на свои места, и вы понимаете, почему происходит одно, почему из этого следует другое. Так что я не такая уж серьезная угроза. По счастью для себя. Опасно быть в первой десятке личных врагов президента. Смертельно опасно. А если вы находитесь где-то в конце первой сотни, то вы можете тешить свое тщеславие и самолюбие, но это, поверьте, вообще ничего не значит.