16:46
3 июля ‘20

Почему приезжие не уважают русских

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В нашей семье тема национальности всегда была табу. Советские люди равны между собой, а значит - думал я - одинаковы. Тем не менее, я гордился своей национальностью и немного жалел тех, кому не

Тем не менее, я гордился своей национальностью и немного жалел тех, кому не повезло родится русским. Поэтому анекдоты про евреев считались неприличными. Исключением были цыгане, но их не обсуждали и не осуждали, а просто сторонились.

В нашем классе учились татары, евреи, украинцы, девочка из Белоруссии и мой лучший друг азербайджанец Бабаев. (Дружим и по сей день). Правда, с ним-то как раз был один случай: моя тётка из провинции, узнав фамилию друга, насторожилась - это же нацмен! Такого слова не знал. Она объяснила: это значит - представитель национального меньшинства. Но я лишь отмахнулся.

Лет до 20 я вообще не обращал внимания на национальность - был бы человек нормальный. (То есть такой, как я - думал я. Я же нормальный))). Потом стал подмечать: нормальность распределяется непропорционально. У евреев есть какая-то своя, не ведомая нам разговорная тема. Татары женятся исключительно на "своих". Жители Кавказа гипертрофированно озабочены женщинами. Но всё это никак не влияло на моё отношение к нерусским, пока не началась "перестройка".

В городе образовалось множество кланов. Торговцы, бандиты и жулики кучковались по национальностям.

Я поневоле заметил, что выходцы с Кавказа легко обещают, редко держат слово и совсем не стесняются обмануть. Один армянин как-то признался, что обмануть русского не считается чем-то плохим. Наоборот, так им и надо: все русские ленивые и тупые, женщины легко доступны, а мужчины - тряпки. Я, конечно, рассердился. Но потом осознал: а почему должно быть иначе? Мы ведь сами культивировали эти образы.

Посмотрите на героев советских фильмов: сплошь "интеллигенты", мямли и подкаблучники, не мужественные и не решительные - или мягкотелые пьяницы, способные только на отчаянный поступок. Исключением был разве что баталовский Гоша, но и он в итоге не смог разобраться без бутылки... А главное, что и в жизни мы не лучше. Вспомните среднего советского мужчину: мало зарабатывающий, руководимый женой и забитый тёщей, с выданным на обед рублём и мало понимающий в сексе. К пятидесяти годам он превращался в туповатого работягу, чья единственная радость - оторваться от семьи в гараже, на сверхурочной работе или с приятелями у пивного ларька. Неудивительно, что его жизнь на пенсии оказывалась короткой.

Но это открытие лишь усугубило моё раздражение. Да кто вы такие, что бы нам указывать? Не нравится - езжайте домой. Но оказалось, что гости любое место пребывания уже считают своим, и для них мы вовсе не хозяева, а объект наживы. "А что ты хотел? Психология паразитов" - сказал мой товарищ. Но я всё ещё был интернационалистом.

Последний оплот толерантности рухнул под напором мигрантов из некогда братских республик. Бесцеремонность, с которой они расселились по по нашему городу, убила мою веру в братство народов. "Уж если и они не считают нас хозяевами, дело, наверное, не в нас" - решил я. И махнул рукой на приличия. Не на правила поведения (я по-прежнему здороваюсь с узкоглазыми уборщицами и работниками нашего паркинга), а на фальшивую теорию "равенства".

Теперь для меня мы равны только на расстоянии - когда я у себя дома, а они - у себя.