17:25
19 сентября ‘20

Коронавирусный кризис подтвердил преимущество экспортной экономики России

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Данные по экономическим последствиям коронавирусного кризиса во II квартале этого года стали доступны широкой публике.

Как выяснилось, ВВП США снизился на 32,9% в пересчете на годовые темпы, Японии — на 22%, Великобритании — на 17%, Евросоюза — на 14,4% (Германия — 10,1%, Франция — 13,8%), России — на 9,6%. Для Индии оценка падения ВВП составила 39%, для Бразилии — 11,2%. В плюсовой зоне среди топ-10 крупнейших экономик мира оказались только Индонезия (3,5%) и КНР (3,2%).

Все эти цифры лучше прогнозных оценок, и уже в текущем квартале, по мысли ряда мировых экспертов, почти повсеместно должно начаться постепенное восстановление производства товаров и услуг… Конечно, если осенью не случится второй волны COVID-19 или какой-то иной, еще неведомой миру заразы.

Впрочем, не будем даже пытаться заглянуть в будущее — займемся подведением промежуточных итогов первой волны. Она, к слову, никуда не исчезла, а продолжает катиться по миру, охватывая все новые периферийные страны и регионы, но все же из глобальной угрозы неизвестной величины уже превратилась в один из вполне «счетных» факторов: и для текущей ситуации, и на ближайшую перспективу.

Нетрудно заметить, что экспортные экономики (Китай, Индонезия, Россия, Бразилия, Германия), традиционно имеющие профицит внешней торговли, в целом пострадали гораздо меньше импортных. Видимо, причина в том, что в них определенная часть выпавших экспортных поставок могла быть перенаправлена на внутренний рынок. И чем большим был такой рынок в абсолютном и относительном измерениях, тем меньшим оказывался для соответствующих стран негативный эффект «коронакризиса».

А в импортных экономиках наблюдалась обратная закономерность: чем объемнее был их внутренний рынок, больше внешнеторговый дефицит и меньше доля реального сектора производства, тем серьезнее оказались их потери. Ведь вся инфраструктура, выстроенная вокруг поставок товаров и услуг из-за рубежа, схлопнулась в первую очередь — и без какой-либо компенсации.

В целом, согласно оценкам ВТО, во втором квартале текущего года объем мировой торговли сократился примерно на 18,5%. Это также лучше прогнозов апреля-мая, которые колебались в диапазоне 26–32%, однако данный показатель значительно, более чем вдвое, превышает общее падение мирового ВВП, которое составило около 8,6%.

При этом объем денежной эмиссии, который был закачан в национальные рынки, а следовательно и в мировую экономику, под флагом преодоления «коронакризиса», уже сегодня определяется суммой, превышающей 8 трлн долларов (из них более 6 трлн приходится на американский Федрезерв), что составляет около 10% от номинального мирового ВВП 2019 года.

Конечно, львиная доля этих денег идет на разного рода спекуляции с валютами и долговыми обязательствами, в том числе корпоративными, но через выплаты населению эти «вертолетные» деньги уже начали прорыв и на потребительские рынки стран коллективного Запада. Что, в свою очередь, должно привести не только к гиперинфляции, но и к глобальному переделу мировых активов.

В условиях такой финансовой агрессии со стороны США и их союзников вряд ли можно будет удержать ситуацию в мирных рамках. Даже если использование доллара в международных транзакциях быстро снизится до уровня менее 50%, а МВФ решится предоставить китайскому юаню бóльшую долю в своей валютной корзине.

Добавим к этому и то немаловажное обстоятельство, что вся система коллективного Запада в настоящее время переживает внутренний конфликт, который наиболее остро проявляется в США. Там на фоне BLM-истерии схватка трампистов с представителями глубинного государства уже переходит из холодной гражданской войны в обычную, горячую.

Точки над «i» в этом отношении должны быть расставлены в течение ближайших трех месяцев, так что пресловутый момент истины для всей системы мировых отношений, скорее всего, придется как раз на август-октябрь 2020 года — особенно если начнется обрушение глобальных рынков.

Так что нынешняя осень обещает быть сверхжаркой. При этом уже практически не остается сомнений в том, что местом проявления этого «момента истины» определенные и весьма влиятельные силы хотели бы сделать территорию бывшего Советского Союза, то есть нашего ближнего зарубежья и самой России.

На достижение этой цели еще в конце 2019 года были выделены финансовые ресурсы, значительно превышающие те 5 млрд долларов, которые США в свое время потратили на захват контроля над Украиной. Оценка этих ресурсов колеблется в диапазоне 100–180 млрд долларов — это не более 2,25% от общего объема «коронакризисной» эмиссии. То есть не слишком критичные деньги для империи доллара, но в то же время сопоставимые с золотовалютными запасами России.

Похоже, именно эти «зубы антироссийского дракона» прорезались недавно на Дальнем Востоке и в Белоруссии: первыми, но далеко не последними и даже не самыми главными. Будем надеяться, что «Большая Россия» готова и к такому развитию событий, которое требует прекращения внутренних распрей перед лицом общей для всех угрозы.

Запад пошел ва-банк. Его карты должны быть биты.