10:15
1 октября ‘20

Косовские торговцы органами раскинули свою сеть от Албании до Казахстана

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Первые успешные операции по пересадке человеческих органов были проведены в 1950-х годах. С тех пор были спасены жизни сотен тысяч людей по всему миру. До 1980-х годов процедура считалась рискованной и могла привести к плачевному результату, но сегодня это вполне устоявшаяся мировая практика. Показатели выживаемости пациентов значительно выросли, и теперь стать обладателем новой почки, печени или даже сердца можно в больницах почти 100 стран мира.

Автор Telegram-канала «Балканская сплетница» рассказывает о структуре международных преступных сетей «черной трансплантологии» и о том, как организаторы незаконных пересадок органов пленных сербов и обманутых доноров в косовской клинике «Медикус» продолжают свое «черное дело» в странах СНГ.

Как спасение жизней стало бизнесом

Органы можно получить только из тела донора — причем как уже умершего, так и еще живого, поэтому любые действия в области трансплантации должны осуществляться в соответствии с самыми высокими этическими и правовыми стандартами. Однако в реальности выходит совсем другая картина — одной из основных форм организованной международной преступной деятельности сегодня стала «черная трансплантология».

С каждым днем число пациентов, ожидающих пересадки, растет, а добровольцев на всех не хватает. Спрос на функционирующие органы вырос настолько, что привел к расцвету подпольного рынка. Отчаяние и страх родственников потерять близкого человека умело используют преступники — они предлагают схемы, с помощью которых можно тайно провести операцию вне официальной очереди. По оценкам ВОЗ, 10% трансплантаций в мире проводятся подпольно, причем в 75% из них пересаживают почки.

К сожалению, это явление давно приобрело мировой масштаб и стало глобальным бизнесом, в котором органы «покупаются» (а чаще забираются) у бедных и продаются богатым. Незаконный оборот органов оценивается в сумму от 600 миллионов до полутора миллиардов долларов в год. Такая прибыльность стирает границы социальных и правовых норм.

Однако несмотря на существенный прогресс в медицинской отрасли, пересадка все еще остается довольно рискованной процедурой. Ключевой фактор успеха — сохранение всех качеств органа после того, как в него перестает поступать кровь. Из-за разрыва артерий он начинает быстро разрушаться от недостатка кислорода, поэтому процесс трансплантации желательно начать сразу после изъятия. Кроме того, торговля органами требует тщательной проработки логистических вопросов: оформление проездных документов (авиабилеты, визы, паспорта); организация перевозки и проживания доноров и реципиентов; фальсификация деклараций о согласии и документов, удостоверяющих личность, а также обеспечение безопасности финансовых операций (в основном, расчеты с клиниками производятся наличными).

Реципиентов, как правило, представляют обеспеченные слои населения, способные купить дорогостоящий «товар» на черном рынке. В последние годы получил развитие феномен трансплантационного туризма, при котором для проведения незаконной пересадки покупатели отправляются за границу. При этом возможны несколько форм перемещения получателей и поставщиков органов между странами.

В основном, покупатели приезжают из США, Канады, Саудовской Аравии, стран Персидского залива, Японии и Тайваня. Операции проводят в Коста-Рике, Панаме, Эквадоре, Колумбии, Египте, Косово, Кипре, Израиле, Азербайджане, Китае и на Филиппинах. При том, что 70% доноров — это выходцы из Индии, Пакистана, а также стран Латинской Америки и балканских государств, во многих из этих стран покупка и продажа органов преследуется законом.

Структура сети и стоимость товара

Преступную сеть, специализирующуюся на торговле органами, обычно возглавляет международный координатор — так называемый брокер. Это посредник между покупателями и продавцами, который связывает их между собой и обеспечивает информацией о медицинском персонале и учреждениях, занимающихся незаконной трансплантацией. Именно он принимает стратегические решения по управлению сетью, и, как правило, именно с ним потенциальные реципиенты вступают в первый контакт (обычно, через Интернет). Это своего рода связующее звено между клиентом, который «охотится» за свободным органом, и «поставщиками» из обнищавших слоев населения, а также хирургами, готовыми выполнять пересадку в нарушение профессиональных норм. Координаторы сети утверждают также и ее «прайс-лист».

Безусловным лидером продаж остаются почки, за пересадку каждой торговцы получат около 150-200 тысяч долларов. Приблизительно столько же стоит и печень. Выгоднее всего можно продать легкие и сердце — от 300 до 500 тысяч долларов, а стоимость самой трансплантации при этом может превышать миллион долларов. Желчный пузырь обычно пересаживают в комплекте с печенью, его цена составит всего 1200 долларов. Торговцы также предлагают селезенку по 500 долларов, но в настоящее время операция по ее пересадке редко заканчивается успешно, поэтому орган не пользуется большим спросом. Впрочем, с дальнейшим развитием медицины он наверняка подорожает. Трансплантация тонкого кишечника — довольно сложная процедура, поэтому «ходовым» данный товар не назовешь, но на черном рынке его все равно можно купить, причем не более, чем за 2500 долларов. Особенно ценным считается костный мозг, один грамм которого у подпольных трансплантологов стоит до 25 тысяч долларов.

В крупных транснациональных сетях может быть более одного брокера. Однако их следует отличать от местных вербовщиков — лиц, нанятых для поиска и идентификации потенциальных продавцов/поставщиков органов. Рекрутеры (их еще называют «скауты») обычно работают в пределах одной страны или определенного географического района. Иногда они вовлечены в другие формы торговли людьми (сексуальная эксплуатация и принудительный труд). За каждого «завербованного» донора рекрутеры получают комиссию. Логистикой занимаются перевозчики — они сопровождают доноров и реципиентов во время их поездки в страну назначения, а также занимаются организацией проживания в гостиницах. Привлекаются также переводчики, которые облегчают общение с местными врачами и персоналом больниц.

Немаловажное значение для сети торговцев имеет и сотрудничество с медицинскими специалистами и лабораториями. Для проведения операций по удалению органов и трансплантации необходимы квалифицированные хирурги, нефрологи/гепатологи и анестезиологи. Кроме того, к «грязной» работе привлекаются медсестры и лаборанты. В одних случаях врачи сами выступают в роли координаторов сети, а в других брокер вынужден заключать контракты с местными больницами и медицинским персоналом, которые не боятся переступить закон.

Во многих странах Европы за торговлю органами предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от трех до пятнадцати лет. Поэтому подпольный рынок также не смог бы существовать без помощи коррумпированных сотрудников полиции, таможни, а иногда и должностных лиц из системы здравоохранения.

Как из жертвы сделать донора

В ловушку чаще всего попадают малообразованные выходцы из низших слоев общества. В некоторых случаях их помещают под наркоз под каким-либо предлогом, а пропажу почки они обнаруживают уже после того, как придут в себя. Однако чаще всего торговцы используют вербовщиков, принадлежащих к той же этнической группе и тому же сословию, что и жертва и способны наладить с ней доверительные отношения.

Методы вербовки схожи с теми, что злоумышленники используют в других видах торговли людьми, — сначала ложные обещания, а затем кража паспортов, использование угроз либо физического насилия. Они обещают потенциальному донору крупную сумму денег и убеждают его в том, что орган ему совсем не нужен. Конкретно в случае с почками, вербовщики обманывают жертв, уверяя их в том, что почка вырастет снова, или и вовсе в том, что иметь две почки неестественно, а удаление одной из них не влечет никаких последствий. Они также давят на то, что после медицинского освидетельствования и подписания документов решение об удалении органа уже нельзя изменить.

Естественно, пострадавшие не получают обещанную компенсацию в полном объеме, но предъявить претензии уже не могут, так как лично согласились на пересадку. Кроме того, жертвы не обследуются должным образом перед операцией и не получают квалифицированного ухода после нее. К сожалению, чаще всего список предпринятых мер заканчивается на подборе групп крови, не вступающих в конфликт, а вероятность заражения ВИЧ и вирусами гепатита В и С остается очень высокой.

Косовский «Франкенштейн» и дело «Медикус»

В ноябре 2008 года 23-летний уроженец Турции Йилман Алтун упал в обморок перед сотрудниками таможни в аэропорту Приштины, где он ждал своего обратного рейса в Стамбул. Под рубашкой молодого человека должностные лица обнаружили свежий шрам от нефрэктомии. Подозрения в существовании ОПГ, развернувшей на территории Косово деятельность по незаконному обороту органов, уже возникали не раз. Таможенная служба обратила внимание на то, что многие иностранцы приезжали в Приштину по пригласительным письмам от клиники «Медикус» якобы для «лечения сердечно-сосудистых заболеваний», и гражданин Турции с уродливым шрамом не стал исключением. На следующий день косовская полиция нагрянула на территорию клиники, и обнаружила там счастливого обладателя почки господина Алтуна. 74-летний израильтянин Безалель Шафран рассказал, что купил ее на черном рынке за 90 000 долларов. Донор и реципиент подтвердили и личность хирурга, который провел трансплантацию — им оказался Юсуф Эрчин Сонмез, объявленный в розыск в Турции по обвинению в связях с черными трансплантологами Израиля и Молдовы.

Преступную деятельность на рынке органов Юсуф Сонмез с говорящим прозвищем «Доктор Франкенштейн» вел целых три десятилетия. Началась его карьера с мошенничества с базами данных о пациентах, умерших в результате клинической смерти мозга. Впоследствии выяснилось, что он был членом международной сети торговли людьми, а на его счету в швейцарском банке лежали миллионы евро. В 2007 году в одной из частных клиник Стамбула доктора Сонмеза и его коллегу Заки Шапира из Израиля взяли с поличным во время проведения нефрэктомии и последующей трансплантации. Донорами почек, задержанными в ходе силовой операции, оказались палестинцы: 42-летний Омар Абу Габер и 26-летний Захиба Махмид. Сам «черный трансплантолог» с гордостью утверждал, что спас жизни уже более 2000 пациентов. А вот судьба обманутых доноров его не особо волновала.

«Это не жертвы, ведь они добровольно заключают контракт на продажу», — цинично говорил он.

В косовский «Медикус» Сонмез попал по приглашению уролога Лютфи Дервиши — руководителя клиники. В марте 2005 года он принял участие в двадцатом ежегодном конгрессе Европейской ассоциации урологов в Стамбуле, где и познакомился с медицинским экспертом, готовым заниматься пересадкой почек в Косово.

По версии следствия, обвиняемые по делу экс-сотрудники клиники «Медикус» вместе с высокопоставленным чиновником из Минздрава заманивали в Косово сербов, турок, молдаван, казахов, белорусов и россиян, предлагая им продать почку «на выгодных условиях». При этом за вырезанный орган жертвы должны были получить всего 10 тысяч долларов, в то время как для покупателей цена увеличивалась в 10 раз и составляла уже 100 000 — 150 000 долларов. В период с марта по ноябрь 2008 года в «Медикусе» было проведено по меньшей мере 48 операций. Большинство доноров были младше 30 лет, на связь с брокерами они вышли через Интернет. После сдачи анализов крови их через Стамбул перевозили в Приштину, где почти сразу после прибытия они ложились на операционный стол. Буквально через пару дней доноров «выписывали» и отправляли на родину — большинство потерпевших были выдворены из страны, лишившись почки, но, так и не увидев обещанных денег. Реципиенты же возвращались домой (в большинстве случаев — в Израиль) c функционирующей почкой.

Изъятием органов в Косово занималась целая сеть: помимо турецкого трансплантолога и владельца клиники по делу также проходил гражданин Израиля Моше Харель, обманным путем привлекавший доноров, и бывший секретарь министерства здравоохранения Косово Илир Рецай. Именно от него турецкий хирург получил лицензию на ведение медицинской деятельности на территории республики. Впоследствии она использовалась злоумышленниками для убеждения иностранных пациентов в том, что клиника уполномочена проводить операции по пересадке органов

В 2013 году суд вынес обвинительный приговор только нескольким фигурантам, которые, по сути, были пешками в большой игре: Лютфи Дервиши (8 лет лишения свободы и штраф в 10 тысяч евро) и его сыну Арбану (7 лет лишения свободы и штраф в 2,5 тысячи евро). В 2018 году срок заключения Лютфи Дервиши был сокращен до семи с половиной лет.

Врачи-анестезиологи Ислам Битичи и Сулейман Дуль получили по году условно. Илир Рецай вышел сухим из воды и был освобожден от всех обвинений, а Юсуф Сонмез и Моше Харель пустились в бега. Сонмеза задержали только в 2011 году в Стамбуле, куда он явился с краткосрочным визитом, а Харель находился в международном розыске до 2018 года, пока его не обнаружили на Кипре.

Позже заместитель прокурора по военным преступлениям Сербии Бруно Векарич отметил, что если бы Юсуф Сонмез сразу оказался на скамье подсудимых, вердикт по делу «Медикус» вызвал бы больший общественный резонанс. У Векарича были доказательства того, что Сонмез начал заниматься «черной трансплантологией» в Косово в далеком 1998 году — во время войны за независимость республики.

Кровавое прошлое лидера Косово

Косовский «Франкенштейн» был тесно связан с лидером самопровозглашенного государства Хашимом Тачи, который с помощью Шаипа Муи, врача и по совместительству одного из «координаторов» Армии освобождения Косово, развернул широкую деятельность по незаконному изъятию органов у взятых в плен сербов. Изначально операции проводили в подпольных клиниках прямо в Косово, используя медицинское оборудование ООН и медикаменты от Всемирной организации здравоохранения. Органы сбывали здесь же или вывозили в другие балканские страны на грузовиках СДК («Силы для Косово»).

Это продолжалось до конца лета 1999 года, когда один из них был непредусмотрительно оставлен на ночь у госпиталя в Скопье и обнаружен. Скандал удалось замять, а Хашим Тачи передислоцировал свои «полевые госпиталя» в Албанию. Были созданы три тайных лагеря для привезенных из Косово доноров: в Кахане, Кукесе и Дурресе. Операции проходили в албанских медицинских учреждениях (среди них был замечен и медцентр фабрики «Кока-Кола» в Тиране). Позже, с целью уменьшения расходов и увеличения секретности, «операционные» начали создавать в частных домах. Центральный пункт «сбора» пленных находился в Фуша-Круе, «выгодно» расположенном неподалеку от главного аэропорта Тираны, откуда «товар» доставляли на черный рынок Европы.

Одним из таких центров был нашумевший в прессе Желтый дом в селе Ррипе возле города Буррели, оснащенный по последнему слову медицинской техники.

Механизм был отработан до мелочей, и казалось, так может продолжаться вечно. Но весной 2008 года прокурор Международного трибунала ООН по бывшей Югославии Карла дель Понте опубликовала мемуары, в которых обвинила Тачи в похищении и перевозке сербов на территорию Албании для последующей продажи их органов.

При этом данные, опубликованные в ее книге «Охота. Я и военные преступники», уже были отлично известны западным спецслужбам и различным «миротворческим» организациям. Так, еще в начале 2000-х годов Международный трибунал ООН проводил расследование (даже опросили несколько свидетелей), однако оно зашло в тупик из-за «отсутствия улик», то есть трупов. Факты, говорящие о непосредственном участии Тачи в организации бизнеса по продаже человеческих органов, получили широкую огласку в 2010 году, когда член ПАСЕ Дик Марти опубликовал доклад, в котором имя лидера косовских сепаратистов фигурирует 27 раз.

Новость стремительно разлетелась по миру, ведущие издания называли Тачи «садистом» и «кровавым мясником», сомневаясь в его психическом здоровье, европейские политики возмущались и старательно делали вид, что слышат об этом впервые, а правительство Косово гневно отвергало все предъявленные Тачи обвинения.

Впрочем, даже пресс-секретарь главы дипломатии ЕС Кэтрин Эштон отметила, что подобные слухи ходят уже давно, и пора бы перестать закрывать на них глаза.

К сожалению, несмотря на существенную доказательную базу, старания Карлы дель Понте и Дика Марти не принесли должного результата — лидер Косово все еще не понес наказания за совершенные преступления против человечества.

Тем не менее, кровавое прошлое преследует Тачи и по сей день — недавно Специальная прокуратура Гаагского трибунала вновь вызывала его на допрос.

Отголоски «Медикуса» в Казахстане

В 2015 году в аэропорту Ататюрка в Стамбуле был задержан некий Борис Уолкер, который на деле оказался Борисом Вольфманом — гражданином Израиля, объявленным Интерполом в розыск по обвинению в международной торговле органами. Борис Вольфман, этнический украинец 1984 года рождения, был членом той самой международной преступной сети, в которую входили Моше Харель и Юсуф Сонмез.

Также он замечен в тесных связях с брокерами Авигадом Сандлером и Заки Шапира, обвиненными в незаконном обороте органов в Израиле. Еще в 2007 году Вольфман наладил торговлю человеческими органами у себя на родине, а с 2008 года активно участвовал в международной преступной деятельности — сначала в Косово, а затем в Азербайджане в период с 2008 по 2014 годы. Для привлечения потенциальных доноров, согласившихся бы за денежное вознаграждение отдать одну из почек, Борис Вольфман использовал объявление в газетах (в том числе, в российских). Кроме того, он организовал масштабный трафик сирийских беженцев в Турцию, где у них также незаконно изымались органы.

Имя Вольфмана упоминалось и в делах по торговле людьми ряда стран Латинской Америки, включая Коста-Рику.

В 2016 году в Албании были заблокированы подозрительные банковские операции между двумя компаниями, предлагающими медицинские услуги. Владельцем одной из них оказался Борис Вольфман, задержанный в Турции в 2015 году. Принадлежащая ему Justsavelife совершала переводы на счет некоего Роберта Шполинске — гражданина Израиля 1980 года рождения. Сделки между компаниями Роберта Шполинске, зарегистрированными в России, и албанским предприятием Бориса Вольфмана вызвали интерес местного Управления по борьбе с отмыванием денег, и оно стало отслеживать платежи. Подозрения подтвердились, когда на счет компании Шполинске поступил перевод из Израиля на сумму более 40 000 долларов. Данные, собранные в ходе расследования, свидетельствовали о том, что Вольфман и Шполинске таким образом отмывали деньги, «заработанные» в ходе незаконных операций по пересадке. Официально предприятие Роберта Шполинске A New Life 4U, зарегистрированное в Албании в ноябре 2014 года, занималось «медицинским туризмом», а его администратором раньше была жена Бориса Вольфмана.

Деятельность компании Шполинске в Албании была приостановлена, но в том же 2016 году он зарегистрировал в Варшаве очередную клинику под названием MedLead Limited Company. В 2019 году ее лицензия на медицинскую деятельность в Польше была продлена.

Как выяснилось позже, через MedLead Шполинске отмывал деньги от незаконного сбыта органов, деятельность по пересадке которых он развернул в Казахстане. С 2017 года Шполинске сотрудничал с руководством Национального научного центра онкологии и трансплантологии (ННЦОТ) Казахстана в лице заведующего отделением трансплантологии Гани Куттымуратова. Реципиентами по-прежнему были граждане Израиля, а доноров вербовали на постсоветском пространстве — в Узбекистане, Кыргызстане и на Украине. Медицинское освидетельствование проводили в Стамбуле. Жертвы продавали польской компании свои органы за 10-15 тысяч долларов, а реципиентам MеdLead предлагала пакеты трансплантационных услуг, стоимость которых варьировалась от 150 до 200 тысяч долларов. Они включали в себя покупку почки от живого донора и логистические расходы.

Летом 2019 года МВД Казахстана раскрыло транснациональную ОПГ и возбудило уголовное дело по незаконному обороту органов. По версии следствия, Гани Куттымуратов был в доле с MedLead и получал около пяти тысяч долларов за каждую операцию. Подозреваемыми по делу проходили также главный врач городской клинической больницы Абылай Донбай и гражданка Киргизии Бермет Тайсалова, которая обеспечивала сопровождение реципиентов и доноров и оформляла им документы.

27 мая 2020 года в столице Казахстана прошло закрытое заседание суда по этому делу.

Заключение

Несмотря на то, что на территории Косово формально действуют законы по борьбе с торговлей людьми, и запрещена любая форма пересадки человеческих органов, «дело Медикуса» дает основания полагать, что немалую роль в организации подобных преступлений играет высокий уровень коррупции. При этом, из-за социально-экономических проблем, менее развитые государства становятся «мишенью» координаторов подпольной трансплантологии — преступные сети извлекают выгоду из нестабильной обстановки и недостатка централизации власти. Отсутствие регулирования деятельности частных медицинских учреждений, а также недостаточная регламентация условий, необходимых для законной пересадки, дают злоумышленникам возможность развернуть широкомасштабную преступную деятельность. При этом рост числа случаев международной торговли органами, к сожалению, не сопровождается пропорциональным ростом числа лиц, арестованных за совершенные преступления.

Благодаря прогрессу в технологии трансплантации, за последние три десятилетия донорский пул расширился — теперь отдать свою почку могут не только родственники, но и супруги, друзья и даже анонимные доноры. В связи с этим крайне важно законодательно закрепить нормы, а также условия согласия родственников погибшего на операцию по пересадке его органов нуждающимся. Более того, многие специалисты в области биоэтики, трансплантологии и криминологии утверждают, что наилучшим решением проблемы растущего спроса на свежие органы и его возможных последствий могло бы быть законодательное регулирование данной области, а не ее криминализация.