05:03
26 сентября ‘20

Побег Навального устроили через берлинскую спецклинику для оппозиционеров

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Отход блогера Алексея Навального из России в берлинскую клинику Charite был осуществлен по лекалам других нашумевших сюжетов про «отравленных борцов с режимом», включая основателя «Медиазоны» Петра Верзилова и украинского экс-президента Виктора Ющенко, «лечившихся» в том же медцентре в немецкой столице.

Из этой истории торчат уши немецкого фонда Cinema for Peace, который оплачивает лечение Навального, а заодно «опекает» режиссера Кирилла Серебренникова, а также главы американской НКО The Voice Project Хантера Хини, — куратора Pussy Riot и исполнителя деликатных поручений западных спецслужб в Центральноафриканской Республике. Последнее сближает Хини еще с одним «беглецом в Берлин» — бывшим олигархом Михаилом Ходорковским, чей фонд спонсировал провальную поездку в ЦАР трех российских журналистов.

Эти неслучайные связи подтверждают, что спешный отъезд «отравленного» Навального в Берлин по стопам предшественников являлся спецоперацией, цель которой заключается в придании блогеру ореола «мученика, невинно пострадавшего от рук российских властей». После чего «чудесно исцеленный» Навальный будет вновь представлен оппозиционной публике, отмечает обозреватель Федерального агентства новостей.

Кто заплатил за Навального?

Лечение Алексея Навального в берлинской клинике Charite оплачивает немецкий благотворительный фонд Cinema for Peace. Что это за фонд и кто ему платит?

Формально эта НКО не имеет отношения к политике: как сказано в презентации фонда, он осуществляет «филантропическую поддержку кинематографистов, предлагая им платформу для гуманитарных проектов и свободного творчества». При этом фонд никогда полностью на разглашал источники своего финансирования. Основатель фонда, словацкий продюсер Яка Бизил, откровенно заявляет, что деньги на Cinema for Peace дают «оппозиционеры» из стран с авторитарным подходом к культуре, а также западные филантропы, которым небезразлична «свобода самовыражения». Сам же он не столь богат.

Однако фактическая деятельность Cinema for Peace даже в направлении поддержки кино далека от заявленных целей. Так, в 2014 году фонд организовал турне скандально известной российской «панк-группы» Pussy Riot в США, оплатив их встречи с голливудскими продюсерами и политиками в Вашингтоне. На вопрос, какое отношение хулиганки в балаклавах имеют к кинематографу, Бизил заявил, что турне Pussy Riot было организовано им, чтобы «продвигать глобальную ответственность за права человека и защищать глобальный санкционный список для нарушителей прав человека».

В том же году в собственном рейтинге Cinema for Peace признал кино о Pussy Riot «Молитва панков» лучшим документальным фильмом года — впрочем, признанию «шедевра» на Западе это не способствовало. Его не включили даже в число номинантов премии «Оскар», выкинув из претендентов еще на стадии шорт-листа. Столь же провальным был и коммерческий результат фильма: общие сборы в мире, согласно информации сайта IMDB, составили… 4148 долларов США.

Африканский след в деле Pussy Riot

История самих Pussy Riot достаточно показательна. Они не прославились концертами ни в России, ни за рубежом, зато на протяжении всей своей недолгой «арт-карьеры» плотно сидели на западных грантах.

В частности, одним из главных спонсоров хулиганок выступила одиозная американской НКО The Voice Project, известная тем, что поддерживает любых «борцов с режимом» — вне зависимости от их творческого таланта. Например, сегодня такой «звездой» в России НКО считает режиссера Кирилла Серебренникова, осужденного по уголовной статье за хищение 128,9 млн рублей, выделенных Министерством культуры РФ на проект «Платформа» в 2011–2014 годах.

Интересно, что один из учредителей The Voice Project, некто Хантер Хини, настолько далек от культуры или искусства, что в свое время удостоился отдельного расследования RT. Из расследования следовало, что Хини был тесно связан с западными спецслужбами и часто выполнял для них деликатные поручения в «черной» Африке, прикрываясь гуманитарными задачами.

Судя по всему, Хини был связан и с беглым российским олигархом. Достаточно вспомнить оценку из уст связанного с Pussy Riot участника арт-группы «Война» Петра Верзилова.

«Хантер Хини — это наш друг, партнер, коллега. Он занимается разными американскими НКО, в том числе. У него, например, был очень громкий проект в ЦАР, в Конго, в других местах», — заявлял Верзилов.

Напомним, что именно в ЦАР была организована провальная командировка российских журналистов Орхана Джемаля, Кирилла Радченко и Александра Расторгуева, которые были убиты там при загадочных обстоятельствах. Их поездку устроил и оплатил т. н. «Центр управления расследованиями» Ходорковского и, судя по всему, при активной помощи Хини.

Точно таким же образом действует и фонд Cinema for Peace. Его официальные «гуманитарные» инициативы буднично сочетаются с действиями, скорее напоминающими операции спецслужб.

Скажем, 11 сентября 2018 года уже упомянутый Верзилов был госпитализирован в одну из больниц Москвы с признаками тяжелого отравления. 14 сентября он пришел в сознание, его состояние улучшилось, но у него все еще сохранялись «бред и галлюцинации». Однако несмотря на то, что Верзилов явно пошел на поправку и его жизни ничего не угрожало, представители Cinema for Peace настояли на его лечении в Германии.

15 сентября Петр был доставлен частным самолетом в Берлин, где его госпитализировали в уже знакомую нам клинику Charite. В этом медцентре, кстати, тогда заявили, что перевозка Верзилова была лишена смысла: точное определение отравляющего вещества было затруднено поздним поступлением пациента, которое произошло лишь на шестой день после предполагаемого отравления.

Как следствие, лечение Петра в Charite носило чисто симптоматический и поддерживающий характер, после чего его направили на столь же легкий курс реабилитации в Израиле. А вся спецоперация Cinema for Peace, связанная со скорейшим вывозом Верзилова в Германию, оставила впечатление неумелой эвакуации из России засветившегося агента.

Украинские коллеги

Надо сказать, что немецкая клиника Charite напоминает мекку для «отравленных режимом». В конце 2004 года именно такой имидж навесил на себя кандидат в президенты Украины Виктор Ющенко.

В начале сентября того года, якобы после «обеда с главой СБУ», Ющенко ощутил сильную головную боль и резкие боли в животе. Он почти не мог говорить, мускулы лица были парализованы. Киевские медики направили пациента в элитную клинику Вены «Рудольфинерхаус». Однако венским врачам не удалось обнаружить ни следов какого-либо вируса, ни присутствие яда в организме Ющенко.

Казалось бы, конец истории? Нет, тему с отравлением Ющенко стали раскручивать даже в отсутствие следов яда. Профессор из Charite Гильберт Шёнфельдер в преддверии президентских выборов на Украине заявил, что Ющенко могли отравить медленными ядами — диоксинами. Якобы именно из-за их пролонгированного действия специалисты «Рудольфинерхаус» не обнаружили их следов в организме кандидата.

Как это соотносилось с «отравлением на обеде с главой СБУ», уже никого не волновало: сюжет о диоксинах у Ющенко быстро стал одной из главных тем «оранжевого» майдана, под которую раскручивались «зверства режима». Впоследствии, конечно, Ющенко магическим образом выздоровел и зажил вполне счастливо: сначала в качестве президента Украины, а потом в статусе «почетного пасечника».

Столь же показательной была история Юлии Тимошенко. В 2014 году, после победы Евромайдана в Киеве, «женщину с косой» освободили из тюрьмы. Ее возвращение в публичную политику было обставлено максимально трагично — на сцене победившего Майдана она появилась в инвалидной коляске, изображая глубокого инвалида.

После этого Тимошенко сразу же улетела в Берлин, опять-таки по известному адресу — клиника Charite. Там ей был поставлен диагноз «сдвиг межпозвоночных дисков»: по заявлению немецкой больницы, экс-премьер Украины могла отныне передвигаться только в коляске.

Но дальше происходит просто-таки библейское чудо в стиле «встань и иди»: уже в середине марте Тимошенко выступает на ток-шоу, в конце того же месяца совершает турне по Украине, а в конце мая 2014 года, полностью забыв о своем «колясочном» прошлом, начинает щеголять в коридорах Верховной рады на 10-сантиметровых каблуках, лишь для виду опираясь на декоративную палочку.

Выходит, клиника Charite — особое место для любого «борца с режимом». Тут тебе и нужный смертельно опасный диагноз поставят, здесь же от него магическим образом и вылечат. Просто не госпиталь, а какой-то законспирированный центр подготовки суперагентов. После чего чудесно выздоровевшего «мученика» можно вновь засылать на непримиримую борьбу с режимом.