18:30
19 сентября ‘20

«Белорусский майдан» созревает в еще одном осколке СССР

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Еще одна страна на территории бывшего СССР рискует получить в ближайшее время волну протестов не меньше, чем в Белоруссии.

Президент Таджикистана правит страной с 1994 года и, похоже, хочет передать власть своему сыну. Повод тоже похожий, через месяц здесь выборы – и есть целый набор признаков, которые делают ситуацию в Таджикистане похожей на белорусскую, но со своими региональными особенностями.

Все республики постсоветской Средней Азии переживают в этом году тяжелые времена. Экономический кризис подкосил и так плачевную экономику. Трудовые мигранты, на денежные переводы от которых жила половина населения страны, вынуждены возвращаться домой – а это увеличивает протестную базу и социальную напряженность. Если раньше недовольные могли выехать за рубеж на заработки, то сейчас они лишены и этой возможности. Ведь не факт, что после завершения карантина в России воссоздадутся все рабочие места, которые раньше занимали иностранные рабочие.

Тем временем следующие, после Белоруссии, выборы президента на постсоветском пространстве состоятся 11 октября 2020 года в Республике Таджикистан. У действующего президента Эмомали Рахмона нет серьезных конкурентов. Вся оппозиция разгромлена и не может выдвинуть единого кандидата (впрочем, популярные личности все равно не допускаются до выборов путем отказа в регистрации). Это не единственная общая черта с тем, как складывалась предвыборная ситуация в Белоруссии. Обе страны имеют много схожего – и это не только политические качества их президентов.

Общий курс при разных президентах

В Таджикистане и Белоруссии живет примерно по девять миллионов человек, у обеих стран чуть больше 80% титульного населения, на окраинах высока доля разнообразных этнических и религиозных меньшинств. Государственный строй – президентские республики с обширными полномочиями президента, которые в реальности намного превышают формальные рамки, заданные конституцией.

Рахмон и Лукашенко впервые избрались в 1994 году, постепенно они изменили конституцию, чтобы убрать для себя ограничения для новых переизбраний. С тех пор без всякой интриги они избирались снова и снова. И Лукашенко, и Рахмон являются по своей первой профессии аграриями. Оба при СССР руководили совхозами, не стесняются напоминать о своем простом сельском происхождении и считают, что великолепно разбираются в сельском хозяйстве. За годы нахождения у власти они не стали проводить рыночные реформы. Весь крупный бизнес, как правило, обязан своему существованию исключительно приближенностью к президентскому клану. Не чураются и рейдерским захватом лакомого бизнеса конкурентов.

Во внешней политике Душанбе и Минск также проводят сложный внешнеполитический курс, который политологи окрестили «многовекторностью», то есть стремлением сидеть на разных стульях и получать преференции от всех, кто дает. Обе страны стремятся дружить с Россией, состоят в ОДКБ, но в экономическом плане не спешат углублять интеграцию. Таджикистан не хочет вступать даже в Евразийский экономический союз, считая, что безвизового режима для своих мигрантов в рамках СНГ вполне достаточно.