13:41
26 июня ‘19

Мишенью США через отказ Банка Англии в золоте Мадуро стала Турция

Опубликовано
Источник:

После того, как США смогли убедить Банк Англии отказать в заявке правительства Мадуро на возвращение золота, мишенью Вашингтона стала Турция

После того, как США смогли убедить Банк Англии отказать в заявке правительства президента Мадуро на возвращение находящихся там золотых слитков, мишенью Вашингтона стала Турция, где также хранится золото Венесуэлы. Как считает исполнительный директор мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок, Турция в данном вопросе примет самостоятельное решение, основанное на личной выгоде.

Золотые слитки Венесуэлы

Банк Англии отказал в заявке правительства президента Венесуэлы Николаса Мадуро на возвращение золотых слитков на сумму 1,2 млрд долларов. По информации агентства Bloomberg, такое решение было принято после обращения к британским коллегам госсекретаря США Майкла Помпео и советника по нацбезопасности Джона Болтона, предложивших «отлучить Мадуро от его зарубежных активов».

Сейчас американские чиновники пытаются направить зарубежные активы главе национальной ассамблеи Венесуэлы Хуану Гуаидо, который ранее провозгласил себя исполняющим обязанности президентом страны. Как считают в Вашингтоне, такой подход повышает шансы Гуаидо на «эффективный контроль за правительством». Но российский сенатор Алексей Пушков уверен, что держать деньги в западных активах и столицах чрезвычайно опасно. Об этом говорит опыт Ирана, Ливии, Казахстана, а теперь и Венесуэлы. «Прежние нормы по боку - политика правит бал», написал он в микроблоге Twitter.

«Объективные соображения Банка Англии даже без относительно давления США заключаются в том, что сейчас в Венесуэле двоевластие. И абсолютно никто не понимает, как закончится эта история. Более того, желание Мадуро вернуть золото в Венесуэлу даже совершенно нейтральными людьми может трактоваться, как попытка захватить золотой запас, потому что власть в стране остается крайне неустойчивой.

При этом я не думаю, что золото передадут в руки Гуаидо, такое развитие событий исключается. Речь идет о временном замораживании операций с этими счетами до разрешения ситуации. На мой взгляд, ситуация разрешится в течение месяцев, и тогда уже можно ждать разморозки счетов, даже при каких-то протестах со стороны внешних сил», - описывает судьбу венесуэльского золота в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» Станислав Бышок.

Давление США на Турцию 

В любом случае под серьезным давлением США уже оказалась Турция. Центральному банку Венесуэлы принадлежит 8 млрд долларов, которые хранятся в иностранных резервах. Если 1,2 млрд от этой суммы находится в Англии, то где размещена большая часть, мало кому известно. По информации Bloomberg, часть золотовалютных резервов находятся в Турции. 

Как поведет себя Анкара в данном вопросе, сказать довольно сложно. С одной стороны президент Эрдоган лично поддержал Мадуро в связи с протестами в Венесуэле, но с другой стороны – Турция является союзником США по блоку НАТО.

«И хотя Турция достаточно мощная страна в рамках НАТО, но все-таки она находится очень далеко от Венесуэлы. В отличии от какой-нибудь Бразилии или Колумбии, находящихся на границе с Венесуэлой, у Турции нет особой политической заинтересованности в данном противостоянии. Я думаю, что здесь мы увидим торг, связанный с попытками решить вопрос непубличными способами.

Если Мадуро предложит некий больший процент Анкаре за эти транзакции, то вполне возможно, что Банк Турции примет его условия. США здесь будет крайне сложно как-то надавить на Турцию, так как та наверняка предпочтет решать вопрос самостоятельно, без каких-то консультаций со своими союзниками», - уверен Станислав Бышок.

Более того, в прошлом году ЦБ Турции сам вывел из Федеральной резервной системы США свой золотой резерв объемом около 29 тонн золота. Свои резервы из-за рубежа вывели и крупнейшие частные банки страны. Они откликнулись на призыв президента Эрдогана «избавиться от давления курса валют и использовать против доллара золото». Всего в Турцию было возвращено около 220 тонн золота. Экономисты назвали такое решение Анкары неприятным звоночком для Вашингтона.