11:27
22 июля ‘19

Шепелев разоблачил обманщика Алибасова полиграфом и перепиской его врача и помощника

Опубликовано
Источник:

Бари Алибасов принял участие в программе "На самом деле". Ведущий Дмитрий Шепелев установил, что история с отравлением шоумена оказалась обманом

Алибасов пришел на шоу Первого канала "На самом деле", где участников проверяют на детекторе лжи. Продюсеру, его сыну, PR-директору и врачу на протяжении нескольких выпусков задавались вопросы об обстоятельствах отравления Алибасова жидкостью для прочистки труб, которое якобы произошло в начале июня.

В финальном выпуске 10 июля на полиграфе проверили самого Бари Алибасова. Эксперт-полиграфолог Роман Устюжанин задал продюсеру прямые и жесткие вопросы и выяснил, что "путаница" с жидкостью оказалась ложью, и он не глотал средство, а намеренно пригубил его. Отрицательный ответ Алибасова на вопрос, была ли спланирована эта история, полиграфолог также назвал ложью.

Возмущенный Алибасов поднялся с места и покинул детектор лжи, потребовав проверить полиграф на точность и провести дополнительный выпуск с участием его врачей. На вопрос о том, имеет ли он проблемы с алкоголем, шоумен ушел от конкретного ответа.

После этого Шепелев вывел на экран скриншот переписки между помощником Алибасова Сергеем Моцарем и врачом продюсера – они общались за несколько недель до его госпитализации в одном из мессенджеров. Из переписки следует, что врач и помощник Алибасова договорились замаскировать "историю с алко" болезнью мозга, желудка или печени. "Можно воды, а?" – отреагировал на это Алибасов.

Шепелев и Устюжанин сделали вывод, что в основе истории с отравлением Алибасова были проблемы с алкоголем, а скандал с "Кротом" был срежиссирован и "блистательно исполнен". Ведущий заявил Алибасову, что данное резюме лишает его шансов на доверительный разговор, и добавил, что единственный медицинский документ, предоставленный шоуменом, даже не имеет печати.

"Думаю, большинство поклонников вашего творчества плохо понимает, что такое пиар. Но они очень хорошо понимают слова "верю" и, увы, больше не верю. И это цена происходящего", - заключил Шепелев.