18:59
27 февраля ‘24

Белый дом: бюджет поддержки Украины исчерпан. Россия неминуемо победит

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Для киевского режима наступает неизбежная геополитическая реальность, сообщает Akharin Khabar. В победе России уже можно не сомневаться. А если Запад перейдет на прямое противостояние с Москвой, цена этого шага для него будет намного выше нынешней поддержки Украины.

В то время, как разгоревшийся с новой силой старый конфликт в Газе все больше отвлекает всеобщее внимание от Украины, и в ситуации, когда между республиканцами и демократами в Соединенных Штатах проявляются масштабные противоречия по поводу дальнейшего финансирования военных и прочих нужд Киева, и когда даже представитель Белого дома заявил, что бюджет поддержки Украины практически исчерпал себя, эксперты Атлантического совета (аналитический центр, созданный при НАТО, — прим. ИноСМИ) пришли к выводу: Путин неминуемо победит, если только Запад не возьмет на себя некие долгосрочные обязательства добиться победы Украины, что весьма маловероятно.

Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram

Далее в докладе совета сказано, что, хотя с момента начала СВО России на Украине прошло уже более 20 месяцев, Россия пока еще далека от решения основных поставленных задач в этой стране. Но в то же время нет и никаких признаков того, что могло бы помешать Путину и дальше идти к намеченным целям. И, похоже, он нисколько не сомневается, что время в этом конфликте — его главный союзник.

Время на его стороне, и в конечном итоге он сможет победить даже не только Украину, но и ее западных партнеров, добавляет обозреватель издания "Э’тэмад" Мохаммад-Реза Саттари.

Готовность Путина к тому, что военный конфликт на Украине — "это надолго", кажется, заложен даже в бюджете России на 2024 год, где статья военных расходов занимает весьма солидное место (кто-то может сказать, что даже беспрецедентно солидное): предусмотрено увеличение вдвое ассигнований на военные нужды, в сравнении с цифрой на 2023 год. Кому-то покажется, что Путин всю экономику России привязал к военным нуждам, хотя на самом деле это не так. Военные расходы России все равно не идут ни в какое сравнение с таковыми у Соединенных Штатов, которые в настоящее время вроде бы и не связаны ни с каким военным конфликтом. Но бесспорно то, что господин Путин в необходимости увеличения военных расходов не ощущает никаких трудностей или опасностей. Совершенно нет ощущения того, что прочие "невоенные" отрасли российской экономики погрузились в какой-то глубочайший кризис или стагнацию. В социальной сфере тоже порядок. Тогда как на Западе, который пока не ввязался в открытый военный конфликт, а всего лишь помогает Украине, следы кризиса ощущаются буквально повсеместно.

Важно еще и то, что, увеличивая ассигнования на военные нужды, Путин рассчитывает на изменения в свою пользу на глобальном геополитическом ландшафте, и эти расчеты имеют все основания. Например, сейчас наблюдается смещение внимания всех важных международных игроков и общественного мнения с Украины на сектор Газа и в целом на Ближний Восток, и это смещение — явно в интересах России. Соответственно, нам следует ожидать, что в ситуации, когда международное общественное мнение и западные лидеры все более устают от конфликта на Украине, Россия полностью готова к продолжению и в будущем году.

Изменение баланса сил в ходе конфликта

В Москве сейчас многие ожидают — и опять же вполне справедливо — что с вступлением Соединенных Штатов в год выборов и в президентскую гонку-2024, внимание западных лидеров к Украине в предстоящие месяцы продолжит уменьшаться. Хотя некоторые полагали и полагают сейчас, что Путин может с готовностью приветствовать любое предложение со стороны президента Байдена о крупной сделке (типа, "мы вам — согласие на нейтральный статус Украины, а вы нам — отказ от стратегического партнерства и союза с Китаем" и т. д.), все же более вероятным представляется то, что российский лидер скорее дождется итогов президентских выборов в США ровно через год. У него для такого длительного ожидания есть и ресурсы, и возможности.

Основываясь на своем богатом — длиной в более чем два десятилетия — опыте работы на международной арене, Путин вполне обоснованно полагает, что международная, прежде всего — западная, поддержка Киева будет слабеть по мере того, как украинское руководство будет совершать все больше ошибок, погружаясь во все более крупные авантюры. В частности, он уверен, что регулярные просьбы президента Владимира Зеленского об увеличении военной помощи наряду с обещаниями расходовать эту помощь эффективно все равно будут приводить к углублению трений в отношениях Киева с Западом. Причем никакой особой эффективности в использовании Украиной западного финансирования не наблюдалось раньше, не наблюдается и сейчас.

Да, нет никаких сомнений в том, что и России начало СВО на Украине обошлось довольно дорого, как с точки зрения чисто военных потерь, так и с точки зрения ущерба, нанесенного международному престижу и статусу России. Но Путину тем не менее удалось принять все необходимые меры, чтобы и противостоять масштабным антироссийским санкциям, и преодолеть международную изоляцию России. Преодолеть настолько, что даже такие страны, как Турция, Венгрия, а теперь еще и Словакия, все — члены НАТО и далеко не последние государства в этом военно-политическом объединении, готовы, скорее, помогать России эту изоляцию преодолевать, нежели участвовать в более плотном сжатии вокруг России кольца блокады. Как говорится, невероятно, но факт.

Что касается экономики, то Путину удалось сделать свою страну удивительно устойчивой к введенным санкциям, удалось также сделать ее и в определенной степени самодостаточной, как военно-промышленном секторе, так и не только в последнем. Что-то Россия смогла добывать сама, а что-то, где дипломатической ловкостью, где хитростью, а где — откровенным обманом или даже силой, но сумела получить как от так называемых "дружественных", так и не очень дружественных стран. Кроме того, в Кремле, опять же не без оснований, но не ожидают роста каких-либо внутренних антивоенных волнений и протестов, подготовленных местной пятой колонной, сформированной пацифистами и коллаборационистами. Как не было этого в годы Великой Отечественной войны, так нет и сейчас. Единственной более-менее впечатляющей акцией было выступление группы Вагнера, показавшее, кстати, достаточную хрупкость и уязвимость власти Путина в России, но тут надо иметь в виду, что это были далеко не пацифисты, а авантюристы, имевшие на руках все необходимое для бунта и военного путча. Поэтому трудно ожидать, что для России и в будущем будут актуальными подобные "внутренние" угрозы.

Хотя, для предотвращения подобных инициатив Путину все же пришлось пойти на некоторые превентивные меры по недопущению соперников в ряды российских вооруженных сил. Так, Сергея Шойгу и Валерия Герасимова может быть и нельзя будет причислить к списку самых талантливых полководцев в блистательной военной истории России, но Путин пошел на сохранение их на высоких военных должностях, несмотря на ряд очевидных ошибок и просчетов последних при подготовке СВО. К таковым можно причислить недооценку роли БПЛА в современной войне, а также просчеты в определении направлений главных ударов при планировании военных операций. Но порой гораздо большее значение имеет политическая лояльность, нежели компетенции военных руководителей, и Путин это, несомненно, учел. И все вышеперечисленные факторы показывают, что у Путина есть стимулы, скорее, продолжать военные действия "столько, сколько это необходимо", как он не раз подчеркивал, нежели прекращать их. Ведь, по сути, любой результат, кроме полной победы России, скорее всего, приведет к неудобным вопросам относительно всех жертв, которые понесли россияне с начала СВО. Но на это есть и другая точка зрения, сводящаяся к тому, что даже в случае, если Путин вдруг решится на какой-то неожиданный ход вроде прекращения военной операции и даже с какими-либо уступками в пользу Киева, это существенным образом никак не скажется на его высоком рейтинге поддержки. Кто-то, может быть, и будет испытывать разочарование, но далеко не настолько, чтобы решиться на открытое выступление против него, тогда как вся так называемая "оппозиция" тут же переметнется в лагерь его сторонников. Так или иначе представляется вполне оправданной точка зрения Путина о том, что пока военную операцию лучше продолжать, какой бы долгосрочной она ни оказалась, с перспективой оказаться в более благоприятных международных условиях.

Asia TimesГонконг

Взгляды всего мира прикованы к Газе, а в руководстве Украины назрел тихий расколЗеленского не будет на мирном процессе с Россией, поскольку Запад решил найти ему замену, пишет AT. Украинского президента негласно склоняют к переговорам с Москвой, но он упрямится. Поэтому скоро союзники Киева будут уповать на того, кто сможет достигнуть мира "любой ценой", отмечается в статье.

10.11.2023

Так на чьей же стороне "генерал Время"?

В описанной ситуации вполне понятно, что ни лидеру Украины, ни западным лидерам не удалось никак подвести Путина к мысли, что время работает не в его пользу. Чтобы иметь какие-то шансы более или менее успешно продолжать военные действия против Кремля, Западу и Украине необходимо сочетание и военной поддержки, и геополитического единства. Однако как раз это единство с каждым днем СВО кажется все менее достижимым. Как полагают сегодня многие военные аналитики, тактика Украины сейчас сводится к тому, чтобы попытаться переломить ситуацию на поле боя благодаря методам "военного истощения" сил противника. Это, конечно, может быть эффективно для подрыва наступательных сил России, но это никак не приведет к той победе, которая, по мнению украинского руководства, сейчас нужна их стране.

К тому же, силы России сейчас не наступают — они ведут активную оборону, сознательно отдав инициативу противнику; в итоге, где-то уступают ведущим контрнаступление ВСУ 500 метров территории, но при этом контролируют десятки километров на других участках фронта. Иными словами, военное командование Украины, кажется, просто не знает, как вести себя против "играющего вторым номером" противника в ситуации, когда ему самому приходится играть первым номером.

Реальность же такова, что для победы над Россией на поле боя Украине нужно получать в разы больше военной помощи, а кроме того, иметь доступ к новейшим технологиям, особенно в области ведения радиоэлектронной борьбы. Сейчас эти технологии — полностью в руках Запада и НАТО, предоставляющих их Украине в весьма дозированном объеме. Однако сверни они эту поддержку — и украинская армия окажется полностью беспомощной перед российскими танками, артиллерией и мотострелками. И хотя у Запада вроде бы и имеются необходимые ресурсы, чтобы, оказывая Украине помощь, попытаться остановить Россию, а статистика при этом показывает, что совокупный ВВП стран-членов НАТО более чем в 20 раз превышает таковой у России, при всем этом у лидеров западных стран все это время, начиная с конца февраля 2022 года, проявлялись сомнения и неуверенность, а главное — отсутствие единого мнения по поводу того, как противостоять Москве. Это и убедило Путина в том, что Западу не хватает политической воли и того самого геополитического единства, для всестороннего противодействия России.

В итоге сегодня многие военные эксперты полагают, что если западные лидеры серьезно намереваются предотвратить победу России, им следует решиться взять на себя долгосрочные обязательства перед Украиной. Однако не очень похоже, чтобы они были к этому готовы. Они много рассуждают об "опасности России" и о необходимости предотвратить эту опасность, но не очень склонны делом подтвердить свои слова.

Очевидно, играет при этом роль и поведение Зеленского: требуя у Запада помощи, он часто "забывается", нарушая даже элементарный дипломатический этикет, да и просто пугает западных лидеров. Отсюда и неготовность последних предоставить Киеву все, о чем тот просит. Таким образом, пока все идет к тому, что Россия, скорее всего, выйдет из этого противостояния победителем, и после этого цена прямого противостояния с Москвой будет для Запада намного выше, чем цена нынешней поддержки Украины. И это становится неизбежной для Запада геополитической реальностью, с которой ему придется считаться, вне зависимости от того, какой лидер и в какой стране победит на очередных выборах. Именно эта реальность будет формировать среду международной безопасности на десятилетия вперед.