09:26
19 мая ‘19

«Может случиться в любом регионе»: чему учит трагедия в Керчи

Опубликовано
Источник:

Стрельба и подрыв бомбы в керченском колледже унесли жизни как минимум 18 человек — преподавателей и учащихся учебного заведения. 18-летний стрелок покончил жизнь самоубийством, следователи ищут других возможных виновных в трагедии. В августе министр просвещения Ольга Васильева заявляла «Газете.Ru» об усилении психологической помощи в каждом регионе. Тем не менее, считают эксперты, психологов в школах по-прежнему не хватает, из-за...

«На полу валялись тела убитых»

Учащийся керченского политехнического колледжа устроил стрельбу в учебном заведении, а затем взорвал самодельную бомбу. В результате погибли 18 человек, еще более 50 госпитализированы в тяжелом состоянии.

Трагедия произошла утром 17 октября. Студент четвертого курса Владислав Росляков принес в колледж охотничье ружье. На одной из перемен он открыл стрельбу по ученикам и преподавателям. Затем молодой человек активировал взрывное устройство, заявили в Национальном антитеррористическом комитете России.

«Ночью я почти не спал, поэтому в конце пары уснул. Это меня и спасло. Я проснулся от грохота.

Выглянул из кабинета, а там ходит парень с ружьем и расстреливает всех. Тогда я закрылся в надежде, что он меня не услышит. Через 10 минут приехали полицейские с автоматами.

Что произошло со стрелком, я не знаю. Когда силовики стали эвакуировать студентов и учителей, я тоже вышел. В том коридоре, где прогремел взрыв, выбило окна. На полу валялись тела убитых. Все стены были обугленными», — рассказал kp.ru студент политеха Семен Гаврилов.

После происшествия в колледже были обнаружены еще два взрывных устройства, которые не были активированы стрелком. Ближе к вечеру специалисты деактивировали их. В Следственном комитете России предполагают, что после стрельбы по учащимся и преподавателям Владислав Росляков покончил жизнь самоубийством. Изначально ведомство возбудило уголовное дело по статье 205 УК РФ «Террористический акт», однако чуть позже оно было переквалифицировано на часть 2 статьи 105 УК РФ «Убийство двух и более лиц общеопасным способом».

На место происшествия прибыли глава Крыма Сергей Аксенов, глава Минздрава Вероника Скворцова, руководитель Минпросвещения Ольга Васильева, а также сотрудники СКР, МВД, ФСБ и Росгвардии. Правоохранители продолжают расследование. С 18 октября на территории полуострова объявлен трехдневный траур.

Новости smi2.ru

Следователи уже провели обыски по ряду адресов, связанных с предполагаемым преступником, в том числе дома у родителей студента, которые живут раздельно. «С ними работают следователи, чтобы выяснить мотив совершенного преступления», — заявил представитель оперативного штаба по расследованию нападения.

Его родители давно в разводе — Рослякова воспитывала мать, которая работает в керченском онкологическом диспансере. Отец, имеющий инвалидность, рассказал следователям, что ему было трудно общаться с сыном, он ничего не рассказывал об учебе. Мужчина отметил, что у Рослякова не было друзей — раньше был один приятель, но они перестали общаться. Отец также сообщил, что знал об увлечении сына компьютерными играми и оружием, однако не придавал этому значения. Он подчеркнул, что его сын был воспитанным, агрессивного поведения за ним замечено не было.

Владиславу Рослякову было 18 лет. Перед поступлением в политехнический колледж он учился в городской школе №13. После, в 2015 году, молодой человек поступил техникум на специальность «монтаж, наладка, эксплуатация электрооборудования промышленных и гражданских зданий», причем на бюджетной основе.

По словам приятеля Владислава, его друг «ненавидел техникум из-за злых преподов», а также «намекал, что отомстит им».

Еще одной версией причин произошедшего называется несчастная любовь: студент пять месяцев встречался с девушкой, которая потом его бросила, и якобы оружие в колледж он принес, чтобы расправиться с ней.

Сергей Аксенов отмечал, что Росляков «никогда не отличался какой-то агрессией, сидел тихоней, никогда за все четыре года не имел ни одного привода, получал стипендию».

В сентябре молодой человек легально получил разрешение на оружие, сообщали в крымских экстренных службах. «Он достиг совершеннолетия, прошел все медкомиссии и необходимые процедуры, в том числе проверку у психиатра, собрал все необходимые документы, и получил разрешение на ружье — все было легально и официально», — отметили в ведомстве. Перед этим эксперты обследовали место его жительства на наличие места для хранения оружия — нарушений обнаружено не было.

По данным телеграм-канала «112», Росляков получил разрешение на ружье 12 калибра, а за несколько дней до трагедии в колледже приобрел к нему около 150 патронов. Однако позже крымский Уполномоченный по правам ребенка Ирина Клюева сказала, что информация о наличии разрешения на ружье не подтвердилась.

Одногруппники молодого человека сообщили, что он давно удалился из соцсетей. Его старый профиль, подписанный настоящим именем, последний раз был активен в 2014 году. Страница состоит в основном из репостов из геймерских пабликов и сообществ с «пацанскими цитатами». Судя по профилю, Рослякову нравилась рок-музыка — в частности, группа «Король и шут». Ранее СМИ приписывали нападавшему другую страницу в социальной сети «ВКонтакте», и даже якобы нашли его девушку, однако настоящий владелец этой страницы после трагедии в Керчи поспешил откреститься от происшествия, обновив фото профиля и находясь онлайн уже тогда, когда Росляков покончил с собой.

Скрытые психические расстройства

По словам детского психиатра центра психиатрии и наркологии им. Сербского Анны Портновой, психическое расстройство, способное спровоцировать в том числе и нападение с оружием на людей, может развиться у человека внезапно.

«Причина — это всегда какой-то психологический дискомфорт, неудача в личной жизни. Это могут быть конфликты с однокурсниками, педагогами и партнером. Отсутствие каких-либо возможностей разрешить внутренний конфликт может привести к самоубийству. По поведению человека не всегда можно понять, что у него такие мысли в голове. Если у юноши нет развернутого психоза, то внешне он сможет легко скрыть свои отклонения», — рассказала она «Газете.Ru».

По словам Портновой, родители должны замечать изменения в настроении своего ребенка, высказываниях. «Часто у них не получается сделать это, потому что «лицом к лицу лица не увидать». Но люди в учебном заведении — преподаватели, психологи — могли бы обратить внимание на то, что происходит неладное, поговорить с родителями. Однако мы не можем сейчас искать виновных, потому что иногда это происходит неожиданно для всех», — отметила психиатр.

Она подчеркнула, что психологическая помощь в российских школах развита в недостаточной степени. «На каждого ребенка нужно завести тетрадь тестирования, журналы проверок и так далее.

В основном, психолог сопровождает учебный процесс — проверяет, как ребенок справляется с усвоением материала. Психологический климат между учениками, внутришкольные конфликты — на эти моменты у них времени нет. Да и зачастую не хватает профессиональной подготовки.

При получении квалификации школьным психологам обязательно нужно изучать клиническую психологию и основы психиатрии. Для того, чтобы в будущем уметь заподозрить отклонения у ребенка и насторожить родителей», — заключила специалист центра им. Сербского.

Восемьсот детей на одного психолога

В связи с трагедией в Керчи в российских учебных учреждениях на несколько месяцев будут введены дополнительные меры безопасности. Что касается именно керченских школ и детских садов, то возле каждой с утра будут находиться двое вооруженных сотрудников Росгвардии, пообещал Аксенов.

Еще в августе 2018 года глава Минпросвещения Ольга Васильева заявляла «Газете.Ru», что в России уже ведется системная работа по профилактике трагедий в школах — подключены силовые ведомства, аппарат Уполномоченного по правам детей и экспертные организации.

«Год назад мы приняли ключевой документ — концепцию развития психологической помощи ученикам. Но если отложить бумаги в сторону, на практике на одного психолога у нас приходилось восемьсот детей. Сейчас же мы выстраиваем систему управления психологической службы в каждом регионе. Российская академия образования в июле 2018 года запустила федеральный ресурсный центр — он теперь координирует работу внештатных психологов во всех регионах», — рассказала тогда министр. Она отметила, что весной 2018 года во все российские школы были направлены рекомендации по повышению психологической безопасности.

Сегодня у психологов, работающих в российских школах, не хватает времени для профилактики и мониторинга психического здоровья детей, считает директор Института развития образования НИУ ВШЭ Ирина Абанкина.

«Ситуация чрезвычайно серьезная. Она требует грамотной организации. Здесь нужна работа не только психологов, но и межведомственных служб. Здесь важно вовлекать детей в любые активности, как образовательные, так и культурные, чтобы они выводили ребенка из ситуации депрессии, одиночества, непонимания, агрессивного поведения», — рассказала она «Газете.Ru».

Эксперт добавила, что в России очень много семей распадаются. «Устойчивых браков не так уж много. В такой ситуации дети часто оказываются страдающей стороной», — добавила она.

Абанкина убеждена, что трагедии, подобные тем, что произошли в Крыму, Бурятии, Пермском крае, «могут случиться в любом регионе».

«Этот чрезвычайно опасный вопрос должен стоять во главе угла у Министерства просвещения. Это мониторинг и постоянная работа, помощь, коррекция, выведение детей из этих трудных жизненных ситуаций. Однако на данный момент мы вынуждены в очередной раз сказать, что трагедия такого масштаба не была предупреждена», — подытожила директор Института развития образования НИУ ВШЭ.

«Коктейли Молотова» и поножовщина в российских школах

Трагедия в Керчи — уже не первый случай нападения учащихся на своих сверстников. 18 апреля 2018 года в одной из башкирских школ, расположенной в городе Стерлитамак, ученик коррекционного класса напал с ножом на одноклассницу и учителя. После этого в кабинете информатики он разлил бензин и поджег помещение.

В результате инцидента пострадали три человека – они были доставлены в больницу в состоянии средней тяжести. СК впоследствии возбудил два уголовных дела.

Еще одна трагедия произошла утром 19 января в средней школе №5, которая расположена в Улан-Удэ.

Семиклассник бросил «коктейль Молотова» во время урока, а затем начал бить топором детей. В итоге семь человек получили ранения — в том числе учительница русского языка. Двое из пострадавших перенесли серьезные операции.

За четыре дня до бурятского инцидента похожий случай произошел в пермской школе №127. Там двое вооруженных ножами девятиклассников напали на учеников четвертого класса. После этого молодые люди попытались убить друг друга. Итог — 15 пострадавших, среди которых учитель труда Наталья Шагулина, которая после инцидента попала в реанимацию с 17 тяжелыми ранениями. Оба виновника происшествия были задержаны правоохранителями.