13:17
19 мая ‘19

«Донбасс сделал выбор. Резких поворотов пацаны на передовой не поймут»

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Денис Пушилин наберёт 90%, даже если на выборы явится всего один избиратель. Вертикаль власти от Москвы до Республики построена. В мире не заинтересована ни одна из сторон. Шанс успешно закончить

Шанс успешно закончить войну, упущен в 2014. Донбасс был отвлекающим манёвром.

О том, какими надеждами живёт Донбасс все эти годы, как штурмовали Донецкую ОГА и вступали в Бердянск, и о том, что вооружённое население не позволит свернуть с выбранного пути, обозревателю «ПолитНавигатора» Валентину Филиппову рассказал ополченец и писатель Максим Шишов.

Валентин Филиппов: Я приветствую Максима Шишова. Наверное, самого философски настроенного ополченца, дончанина и писателя.

Максим Шишов:  Добрый день. У нас давным-давно нету ополчения.

Валентин Филиппов: Ну, ополчения нет, а ополченцы есть. Надвигаются выборы. Я помню, на референдум люди массово шли, потому что хотели, чтобы не было войны, чтоб быть в России, и чтоб было, как в Крыму. Второй раз, когда пошли голосовать массово за Александра Захарченко, было такое ощущение, что мы только что победили Украину, принудили её к миру, и у нас какой-то новый этап начинается.

Что в этот раз подвигнет  жителей Донбасса на выборы? Какой фишкой их заманивают? Какие у них надежды на этот новый этап?

Максим Шишов: Не будет такой явки, как на референдум. И как на выборы Захарченко. Вообще, ни для кого не секрет, что на референдум все желающие попасть не смогли. Я участвовал в референдуме, я видел, как люди прибегали с ночной смены, тогда у нас ещё работали шахты, вовсю работало производство, прибегали не замытые. Как в забое он был – и чтобы успеть. А мы уже сворачивались. Они со слезами, мужики со слезами просили – ну, давайте как-нибудь учтём. А как учесть? Уже уехали все избирательные…

Когда были выборы Захарченко, уже так не было. Уже не было такого накала страстей. И не все фамилии, которые хотелось бы в бюллетенях видеть, не все там присутствовали.

Ну и, как бы там ни было, я уверен, что сейчас на выборах Пушилин победит. Победит с колоссальным  отрывом. Наберёт 90% голосов. Даже в том случае, если не придёт ни один человек.

Валентин Филиппов: Нет, ну, один придёт. Пушилин.                    

Максим Шишов:  Ну, да. Немножко придут.

Валентин Филиппов: Ну, а выбора-то у нас? Только Пушилин?                    

Максим Шишов:  Выбора нет. Но. Выбор есть. Мы выбираем Пушилина. И никто это иначе не называет, как «выборы Пушилина». Ставка на него сделана, в принципе, я понимаю, почему.

Валентин Филиппов:  Все понимают.                    

Максим Шишов:  Человек управляемый. И, чтоб там ни говорили, человек ответственный. От него никаких высказываний, которые бы шли не просто вразрез, а просто были бы его, никто не ожидает. В принципе, это то, что для управляемости надо. Насколько это хорошо для Новороссии? Дело Новороссии – это была сказка.

Мы поднялись для того, что бы сделать сказку.

Валентин Филиппов:  Куда она денется? Новороссия вернётся. И со всех спросит. Так, что, Максим, вы хотите сказать, что Денис Пушилин, если ему удастся выиграть эти выборы, то с его приходом на пост главы ДНР, будет установлена окончательно вертикаль власти? От Кремля, до самых, до окраин.                    

Максим Шишов:  Да. Будет так. Но, не всем же нравится не то, что вертикаль власти, а то, что за ней следует. Вертикаль власти – вещь хорошая. Тем более, в воюющем государстве это хорошо. Но. Мы не совсем готовы, что бы все решения принимались за нас. И в России этого нет.

Валентин Филиппов:  Ну, я всегда говорил, что та же Украина от Москвы была гораздо более зависима, чем Красноярский край. И, в общем-то, может и сейчас так и продолжается, не смотря на всё, что происходит.                    

Максим Шишов: В России создана структура, есть методы противодействия решениям не совсем умным или не совсем подходящим, которые спускаются сверху. В этом случае, общество может что-то сделать. А в воюющем государстве никаких противодействий быть не может. То есть, сейчас у нас большие опасения, что вертикаль спустит, плюс военная диктатура, и это получится…

Валентин Филиппов: Много глупостей.                    

Максим Шишов:  Да. Много глупостей.

Валентин Филиппов: Абсолютно понятно, что население Донбасса хочет мира. И, собственно, с другой стороны линии разграничения такая же ситуация. И Денис Пушилин в своей избирательной кампании, я вот смотрю наружную рекламу – «Мир, мирное строительство, мирное государство»….

Но преподносится ли избирателям, каким образом мы собираемся достичь мира?

Как достигать мира-то будем?                    

Максим Шишов: Давайте смотреть правде в глаза.

Валентин Филиппов:  Давайте.                    

Максим Шишов:  Мир не выгоден ни одной из сторон. На Украине ихний господын прызыдэнт держится только до тех пор, пока он всё может спихивать на войну. «Мы воюем с Россией». Почему нет горячей воды? – «Мы с Россией воюем». Это универсальный ответ на любые вопросы.

Валентин Филиппов:  И почему в Крыму или Москве есть горячая вода – потому, что они с нами воюют и отобрали у нас воду. Это наша украинская горячая вода течёт в московских трубах.                    

Максим Шишов: Для России, что самое нам неприятное, о чём мы пытаемся не думать,  смотрите сами, в данный конкретный момент у России по западной границе находятся дружественные государства. ЛНР и ДНР. Признанные – не признанные, значения не имеет. Дружественные. Если вдруг, не дай Бог, с точки зрения Украины, Россия не только признаёт, но и присоединяет ДНР и ЛНР, то, о чём мы мечтаем, у России по западным границам будет недружественное государство Украина.

Валентин Филиппов: Не, ну почему? Будет Запорожская Народная Республика и Днепропетровская Народная Республика. Это же так надо всё развивать.                    

Максим Шишов: Так надо было всё развивать и всё могло получиться в 2014 году, когда от Мариуполя до самого Запорожья была забита дорога отступающими и бегущими, когда мы входили в Бердянск. Об этом не очень шумят, но мы  дошли до Бердянска. Просто потому, что там некому было нас остановить. А потом развернулись и вернулись обратно. Мариуполь взят не был, но через Мариуполь наша бронь проходила. Тогда был шанс.

Сейчас шанса нет. Года идут. И все эти года, если с утра вам говорить, что вы свинья, по телевидению, к примеру, днём это скажут на работе, детям в школе, а к вечеру опять объявят по телевизору,  и где-то за недельку все начинают хрюкать.

Валентин Филиппов:  То есть, там уже хрюкают все, вы считаете? Мне так не кажется.                  

Максим Шишов: Все – не все. Но количество хрюкающих значительно увеличилось.

Валентин Филиппов:  Хорошо, Максим, прямой вопрос такой, который задают все друг другу. Так что это в 2014 году было? Это была какая-то ошибка, или это было наше поражение? Или это была просто глупость идиотская, какой-то хитрый план, который сам себя перехитрил?                    

Максим Шишов:  В 2014 в начале? Или в конце?

Валентин Филиппов: В 2014 в сентябре. В августе – сентябре.                    

Максим Шишов: В 2014, в сентябре победила та Башня Кремля, которая думала, что всё пройдёт по сценарию грузинской войны. Взяли, отжали Южную Осетию и ещё там, все повозмущались, потом с этим смирились, и на этом всё окончилось. Какие-то санкции были, эти санкции продлились совсем чуть-чуть, потом они, вроде бы, и остались, но все забили и забыли.

Валентин Филиппов: Ну, я не знаю. Грузия так и осталась антироссийским государством.        

Максим Шишов:  Не только Грузия антироссийское государство. Но Южная Осетия и Абхазия, за них санкции, к началу проблемы с Крымом, санкции сошли на нет. На ноль. Была надежда такая, что Крым получится отжать, и на этом всё. Донбасс был отвлекающим манёвром. Судя по всему.

Валентин Филиппов:  Ну, судя по всему, иногда кажется, что – да. Но я не могу этого утверждать.                      

Максим Шишов:  К моменту, когда проходил референдум в Крыму, в Донецке шли митинги….

Валентин Филиппов:  Ну и в Одессе шли митинги.                    

Максим Шишов:  Да. И всё. В сторону Крыма начали подниматься правосеки, «поезда дружбы», и мы пошли на штурм ОГА. Потому, что надо было перенаправить этот удар.

Валентин Филиппов: И мы…. Я знаю.                    

Максим Шишов:  Тогда была в Донецке взята ОГА, в Харькове взята ОГА, и все правосеки были развёрнуты в нашу сторону. Они в Харьков, они приехали в Донецк.

Валентин Филиппов: И они приехали в Одессу.                    

Максим Шишов:  Харьков забить удалось, а в Донецке не очень удалось. Ну, вышло, что вышло. И это было оттягивание осознанное этих всех ультрас. В Крым они не приехали.

И после этого,  как я подозреваю по задумкам больших стратегов, на этом должно было всё и окончиться.

Почему Стрелков, о котором в 2014 году, сейчас вот можно поднять на том же самом ютубе, поднять клипы тех времён, сообщения тех времён, все были ватнонаправленные, наши ресурсы говорили о Стрелкове только одно – Герой. Он везде был на первом…

Валентин Филиппов:  Не, ну, извините, героев надо тоже создавать. И как бы я не относился к Стрелкову, я его не знаю…                    

Максим Шишов:  Стрелок создал себя сам.

Валентин Филиппов:  Ну, сам…. Я посмотрю, как он бы себя сам, без помощи СМИ создал. Я в СМИ работаю, я знаю. Вот дайте мне СМИ, и героем будет Максим Шишов, а не Стрелков.

Вы знаете, что Максим Шишов давал советы Стрелкову? Но потом, в самый последний момент, Максим уехал по делам, и Стрелков как начудил! И всё.

Максим Шишов: Вот этот кусочек какие-нибудь противники сейчас вырежут, и начнут мне предъявлять, что ты давал какие-то советы Стрелкову.

Валентин Филиппов: Давал.                    

Максим Шишов:  Ну, я в Славянске, как таковом, вообще, не был. Со Стрелковым мы значительно позже…

Валентин Филиппов: Это я к тому, что СМИ могут рассказать всё, что угодно. И если есть задача сделать героя…                

Максим Шишов: Но есть и немножко другая сторона. СМИ, для того, чтобы держаться, им надо о чём-то писать. В то время писать с нашей стороны кроме как о Стрелкове, было не о ком. Это была самая яркая звезда.

Валентин Филиппов: Я не буду тыкать пальцем, но я примерно подозреваю, кто это всё организовал. Ну, ладно.                    

Максим Шишов:  Кто, это понятно.

Валентин Филиппов: Грустный немножко вопрос. После смерти Александра Захарченко, что в Республике, вообще, говорят? По поводу этого теракта, этого убийства. Идёт же какое-то следствие. Ничего не сообщается. Сказали – укрДРГ, и всё. Какие-то результаты есть? Какие-то слухи?                    

Максим Шишов:  В Донецке работает следственная комиссия из Москвы.

Валентин Филиппов: Ну, это то, что мы знаем.                      

Максим Шишов:  Да. И она работает. Приехали не популисты, а приехали следаки. Те самые, которые идут по цепочке. Там дикое количество уже  допросов, дознаний, следственных действий. Мне нравится, как они работают. Хотя бы то, что после события в других местах провели доскональную проверку и обнаружили ещё, далеко не одно, взрывное устройство, заложенные значительно раньше. Они просто ждали, когда придёт приказ кого-то уничтожить. СБУ отработало. Или не СБУ. Я не знаю, кто.

Валентин Филиппов: Не, ну, работали профессионально. Это понятно. И с Моторолой профессионально получилось. И с Гиви профессионально очень получилось. Это явно не какие-то самоучки….

Максим Шишов: С Моторолой следствие проведено. И кто именно, и как именно. Это установлено.

Валентин Филиппов:  Но, всё равно, это такая выдумка, достаточно правильный подход. По организации.                    

Максим Шишов: Сашу Захарченко я встречал ещё во время штурма ОГА. Был такой момент, энтузиастов сразу было много. Народу было много. А часам к четырём утра в ОГА в состоянии обороноспособности осталось человек 20-30.

Валентин Филиппов: Ну, как обычно.                    

Максим Шишов: Разбрелись по домам. Позже, когда уже рассвело, люди начали опять подтягиваться. Уже страшно перестало быть. А в этот момент было страшно. И Захарченко был в состоянии обороноспособности.

Позже он, конечно, значительно остепенился. Но я скажу так. У меня было очень много вопросов к Саше Захарченко, как к главе, когда он правил, что происходило при нём. Тогда вопросов было много.

К погибшему Захарченко, к Герою ДНР у меня нет никаких вопросов. Погиб он, как герой, и на этом всё.

Валентин Филиппов: Хорошо. Огромное вам спасибо. Удачи вам там, в Донецке, правильный выбор сделать. И это я не издеваюсь.                    

Максим Шишов: Мы свой выбор сделали в 2014 году. Мы от своего выбора не отвлекаемся. Люди, которые приходят и уходят, …. Мне, единственное, сейчас, с выборами, которые намечаются, единственное, что не нравится, всё равно победил бы Пушилин, зачем было отстранять того же самого Губарева? Я не знаю.

Валентин Филиппов:  Ну, мне, конечно, вот то, что говорят, что на смену горкам приходят пиджаки, мне это не нравится. Глава ДНР воюющей в пиджаке. Я хочу, чтобы он такой с автоматом, чтоб он говорил: «Ну, что, Порошенко? Давай, езжай сюда. А то я до Киева дойду». Ну, не скажет этого Пушилин. Правда? Не скажет.                      

Максим Шишов: И не пойдёт на тот же самый рынок проверять весы табельным оружием. Но я думаю, что резких перемен, резких поворотов пацаны на передовой не поймут.

Валентин Филиппов: Хорошо. Огромное вам спасибо.                    

Максим Шишов: Пока.