03:09
26 января ‘21

Незамедлительный ответ США на агрессивный маневр Ирана

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Тегеран нанес ответный удар: как ответит президент Трамп

Удастся ли избежать большой войны между США и Ираном

Говорят, високосные годы особенно чреваты всякого рода неприятностями. Правда это или нет, судить трудно. Но год 2020-й, не успев начаться, дает понять, что в международной сфере скучать не придется. Убийство иранского генерала американской ракетой, взаимные угрозы Вашингтона и Тегерана, обстрел иранцами используемой Соединенными Штатами военной базы в Ираке – все это создает довольно неприятное впечатление. Куда несется ситуация во взрывоопасном регионе? Удастся ли предотвратить крупномасштабный военный конфликт, который может ударить не только по Ближнему Востоку, но и всему миру?

«Все хорошо! Ракеты выпущены из Ирана по двум военным базам, расположенным в Ираке. Сейчас происходит оценка потерь и ущерба. Пока что все хорошо! У нас пока самые мощные и хорошо оснащенные вооруженные силы в любой точке мира!», – реакция в Твиттере президента Трампа, пообещавшего выступить с заявлением, звучала столь же оптимистически, сколько и пугающей.

Как отмечает находящийся в оппозиции к хозяину Белого дома телеканал CNN, иранский ракетный удар представляет собой прямой вызов Трампу, который всего за несколько часов до начала атак угрожал Тегерану: «Если Иран сделает что-то, чего не должен делать, он будет страдать от последствий и очень сильно».

А бывший директор ЦРУ и экс-глава Пентагона Леон Панетта в своей колонке в The Washington Post написал: «Трамп сталкивается с величайшим испытанием своего президентства. В течение последних трех лет он ставил под сомнение роль США как мирового лидера, критиковал альянсы и часто игнорировал советы своих более опытных военных и дипломатических советников... Судьба его президентства и судьба нации зависят от того, сможет ли Трамп наконец серьезно отнестись к угрозе войны и своим обязанностям главнокомандующего. Одной военной мощи будет недостаточно».

За несколько часов до того, как иранские ракеты были выпущены по американским военным базам в Ираке глава Пентагона Марк Эспер в интервью CNN заявил: «Мы не стремимся к началу войны с Ираном, но мы готовы завершить войну».

«Мы не стремимся к эскалации или войне, но будем защищаться от любой агрессии», – такое заявление сделал в Твиттере иранский министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф. По его словам, «Иран принял и принял пропорциональные меры в целях самообороны в соответствии со статьей 51 Устава ООН, ударив по базе с которой было совершено трусливое нападение на наших граждан и высокопоставленных чиновников».

Для справки – упомянутая главой иранского МИД статья говорит следующее: «Настоящий Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех пор пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Меры, принятые Членами Организации при осуществлении этого права на самооборону, должны быть немедленно сообщены Совету Безопасности и никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности Совета Безопасности, в соответствии с настоящим Уставом, в отношении предпринятия в любое время таких действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности».

Во вторник Корпус стражей исламской революции назвал ракетные удары «жесткой местью» за убийство генерала Касема Сулеймани. В заявлении КСИР сказано, что любая страна, в которой размещаются американские войска, могут стать объектом «враждебных и агрессивных действий», и содержится призыв к гражданам США потребовать от правительства вывести американские войска из региона.

Напомним, что 3 января 62-летний иранский генерал Касем Сулеймани, командующий элитного спецподразделения «Силы Кудс» Корпуса стражей исламской революции был убит в районе аэропорта Багдада в результате удара с американского беспилотника. Сулеймани имел репутацию своего рода «серого кардинала», ответственного за проведение военно-политических акций Тегерана на Ближнем Востоке, прежде всего в Ираке и Сирии. Его называют одним из «авторов» победы над формированиями ИГИЛ (террористическая группировка, запрещенная в России) на территории Ирака. Его же считают одним из тех людей, которые в свое время спасли Башара Асада от казалось неминуемого поражения в сирийской гражданской войне.

Военачальник был уничтожен по приказу Дональда Трампа. Вместе с генералом погиб лидер иракской шиитской группировки «Катаиб Хезболла» Абу Махди Мухандиз (в Соединенных Штатах эту группировку считают тесно связанной с Корпусом стражей исламской революции). Ракетному удару в окрестностях багдадского аэропорта предшествовали события, развернувшиеся в иракской столице. После того, как американцы ударили в декабре по базам «Катаиб Хезболла» (в ответ на ракетный обстрел иракской базы рядом с Киркуком, в результате которой погиб американский контрактник), протестующая толпа пыталась штурмом взять посольство США в Багдаде. Американцы обвинили в организации нападения на дипмиссию лично генерала Сулеймани.

В Иране во время похорон убитого генерала Касема Сулеймани в давке погибли по меньшей мере пятьдесят человек. И в известной степени ответственность за их смерть лежит и на тех людях из Белого дома, которые отдавали приказ нанести смертельный удар близ багдадского аэропорта.

Соединенные Штаты продолжают настаивать на том, что имели все основания для ликвидации иранского военачальника. «Дело в том, что Сулеймани поймали с поличным ... Один террористический лидер из террористической организации встречался с другим террористическим лидером для синхронизации и планирования дополнительных атак на американских дипломатов, силы или объекты. Я думаю, что мы предприняли правильные действия, чтобы удалить этих игроков с поля битвы», – заявил министр обороны США Эспер.

«Как утверждают американцы, у них накопилось множество собранных разведсообществом данных, – комментирует «МК» директор Института США и Канады РАН Валерий ГАРБУЗОВ. – О том, что в Иране готовилась целая серия терактов против американцев на территории Ближнего Востока и не только. Что это за данные – пока что не расшифровывается. И якобы, когда все эти данные легли на стол Трампу, а в обсуждении всей этой ситуации принимали участие и госсекретарь Помпео, то заведенный всей этой информацией президент принял решение о нанесении удара по иранским военным высшего звена, чтобы обезглавить руководство той структуры, которые готовили теракты против американцев. Таков довод американской стороны».

«Должна измениться философия подхода»

Итак, США и Иран обменялись ракетными ударами. Пора бы и остановиться? Или напротив, машина военного конфликта только начинает раскочегариваться? Притормозит ли Трамп – или даст волю своей ярости? И что насчет Тегерана – видят ли там ту красную линию, которую нельзя пересечь?

Реакция Вашингтона – точнее, степень этой реакции – зависит во многом от того, какой реальный урон нанесен иранским ракетным ударом. По информации иракских военных всего было выпущено 22 ракеты – большинство из них были нацелены по базе, расположенной в провинции Анбар. По другим данным, ракет было выпущено 15.

Как сообщает CNN, согласно первоначальной оценке, иранские ракеты поразили те районы авиабазы Айн аль-Асад, где не проживают американцы. По словам источника в военном ведомстве, у вооруженных сил было достаточно предупреждений о запусках, чтобы они успели подать сигнал тревоги. Так что люди, находившиеся в опасной зоне имели возможность добраться до убежища.

Ранее канал CNN сообщал, что американские силы по всему Ближнему Востоку были приведены в состояние повышенной боевой готовности в связи с тем, что рапзведка предупредила об угрозе неминуемого удара по связанным с США объектам со стороны Ирана.

По меньшей мере две баллистические ракеты попали в отдельные районы в Эрбиле (Иракский Курдистан). Одна ракета, не взорвавшись, упала близ международного аэропорта Эрбиль, другая поразила район примерно в 20 милях к западу от Эрбиля, не приведя к жертвам.

На базе, подвергшейся иранскому удару, Трамп побывал чуть больше года назад, в декабре 2018 года, когда посещал несущих там службу американских военных по случаю Рождества (так что не исключено, что тут прибавляются и личные мотивы при оценке ситуации). А в ноябре прошлого года базу посещал вице-президент Майк Пенс.

Ход событий во многом будет зависеть и от внутриполитических раскладов в США. Американские законодатели предлагают успокоиться. При этом демократы , конечно, плохо скрывают удоволетворенность по поводу того, что Трамп сел в лужу. Член Палаты представителей, глава комитета по иностранным делам Элиот Энгель считает необходимым «смягчить риторику со всех сторон и посмотреть, как мы можем выбраться из этого кошмара, потому что я не думаю, что американцы хотят идти на войну». А спикер Палаты Нэнси Пелози написала у себя в Твиттере: «Внимательно изучаем ситуацию после обстрела войск США в Ираке. Мы должны обеспечить безопасность наших военослужащих, в том числе положить конец ненужным провокациям со стороны администрации [Трампа] и потребовать, чтобы Иран прекратил свое насилия. Америка и мир не могут допустить войны».

«Все то, что произошло, очень неоднозначно оценивается в самих Соединенных Штатах, – рассказывает директор Института США и Канады РАН Валерий Гарбузов. – Потому что совершены действия [ликвидация генерала Сулеймани по приказу Трампа – А.Я.], которые в Конгрессе воспринимаются как узурпация власти и нарушение ограничителей, существующих в президентских обязанностях. В дополнение к тем обвинениям, которые в рамках импичмента были инициированы демократами, может добавиться обвинение превышении полномочий и узурпации власти в том, что президент по сути совершил акт, связанный с военным ударом по чужому государству без санкции Сената. Все акции, которые касаются внешнеполитических решений, должны согласовываться с Сенатом. В настоящий момент все было сделано так, что ни Сенат, ни Палата представителей об этом не знали, а получили информацию только из прессы. Поэтому в Конгрессе сейчас рассматривается вопрос об ограничении всех действий, предпринимаемых президентом в отношении Ирана. Чтобы не позволить ему использовать силовые методы решения проблемы. Поскольку совершенно очевидно: силовой ответ на последнюю атаку чреват тем, что конфликт будет разгораться, потому что все будет расценено как очередная провокация Соединенных Штатов против Ирана, Иран опять обстреляет какие-нибудь базы, и пошло-поехало. Так что Трамп, если он понимает, что он наделал (а вообще говоря, предпринятые им действия существенно изменили ситуацию на Ближнем Востоке), он не будет прибегать к военно-силовым способам решения проблемы. То есть стороны обменялись ударами и на этом надо завершить инцидент. Трамп сам себя загоняет в тупик. Разговаривать с ближневосточной страной языком угроз, ультиматумов, шантажа и давления – это не проходит. А Трамп этого не понимал, потому что до сих пор с Ираном он разговаривал именно таким образом, считая, что Тегеран поддерживает террористические группировки и, более того, иранское государство организует серию терактов против американцев. Должна быть изменена философия подхода. Из нее должны быть исключены военные, силовые способы решения проблемы».

«Трампу придется выбирать»

Действительно, в известном смысле сам Трамп становится заложником ситуации в том смысле, что она идет вразрез с его предвыборными обещаниями – а Трамп старается их выполнять, тут ему не откажешь! – по максимуму покончить с войнами, которые Соединенные Штаты ведут за рубежом и вывести войска из горячих точек. Ввязываться в новый вооруженный конфликт с не самой слабой страной – не слишком удачная идея в преддверии скорого начала президентской кампании. Но сказав «А» (то есть отдав приказ о ликвидации генерала Сулеймани и получив в виде «ответки» иранские удары по американским объектам в Ираке), Трамп должен сказать «Б». Оставить без ответа действия Тегерана он тоже не может – ибо это будет свидетельством слабости. Так что, по логике, реакция должна последовать безусловно.

Но какой будет эта реакция? Будет ли это большая война? Или дело ограничится серией «ударов возмездия» по иранской территории (как это бывало уже в случае с Сирией, по чьей территории выпускались десятки американских ракет)? Или же Белый дом спустит ситуацию на тормозах? В конце концов, летом прошлого года Трамп в последний момент отменил ответный удар после того, как иранцы сбили американский беспилотник. Каково вообще окно возможностей у Трампа для ответа на действия Тегерана?

«Трампу придется выбирать, – полагает Валерий Гарбузов. – Либо ввязываться в перестрелку, нанести еще удар, убить еще одного-двух генералов, но понимать, что за этим последуют ответные удары. Либо все-таки утереться и выйти из ситуации, надеясь, что со временем это позабудется. Вся беда в том, что Трамп своими действиями дал еше один козырь в руки демократов. Те доводы, которые демократы всегда приводили, что Трамп после себя может оставить хаос в Вашингтоне и во всем мире, как-будто бы подтверждаются. Да, Трамп терпел все эти годы, он не прибегал к силовым ударам. Его риторика в основном была угрожающе-шантажирующей, но к силовым методам он не прибегал. Это, по сути дела, первый такой крупный военный демарш в регионе. И он не остается безответным. Конечно же, у Трампа возможности сужены. Если верить тому, что он обещает – нанести удары по 52 объектам, то какие будут после этого последствия?».

Во всяком случае, уверен эксперт, к проблеме будут подключаться и ООН, и Совет Безопасности, поскольку за годы президентства Трампа это самый серьезный кризис: «Понятно, что в наступившем году международная ситуация будет играть совершенно другими красками. Кстати, после этих событий многие американцы стали говорить, что Трамп своими действиями поставил под удар всю Америку. И это действительно так».

Читайте материал: "Эксперт оценил последствия первых ударов Ирана по базам США"

Источник: MK

Рекомендуем