01:14
5 августа ‘21

Формулировка парижского суда делает ничтожными претензии Украины к России по Крыму

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Решение апелляционного суда Парижа по делу Ощадбанка является большим юридическим успехом РФ, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заведующий кафедрой международного права МГУ Алексей Исполинов.

Апелляционный суд Парижа отменил вынесенное в 2018 году решение арбитража по иску ПАО «Государственный ощадный банк Украины».

В 2015 году Ощадбанк подал иск к России, предмет которого был связан с якобы произошедшей после воссоединения Крыма экспроприацией его имущества: правовой основой требования было обозначено соглашение о поощрении и взаимной защите инвестиций.

Украинский иск рассматривал Арбитражный трибунал в Париже, который признал требование Киева и назначил Москве возмещение почти в 1,5 млрд долларов. Были в этой истории и проценты, которые исправно начислялись по решению начиная с 2018 года.

Отменить арбитражное решение может только государственный суд по месту проведения арбитража, что здесь и произошло. Апелляционный суд Парижа поддержал довод Минюста РФ об отсутствии у арбитражного трибунала юрисдикции по рассмотрению спора.

В результате решение было полностью отменено: Москве удалось доказать, что инвестиции в крымское отделение Ощадбанка были сделаны до 1 января 1992 г., т. е. в период существования СССР, поэтому предмет спора не подпадает под действие соглашения.

В Минюсте РФ считают, что решение подтвердило позицию Москвы по недопустимости обсуждений в арбитражах крымских дел и что это решение будет иметь прецедентное значение в других имущественных спорах РФ и Украины по Крыму.

Спор идет вокруг трактовки соглашения об инвестициях

«Инвестиционные соглашения, заключенные в девяностые годы, касались совершенных инвестиций, но не условий инвестирования. Именно поэтому не прокатил российский аргумент в деле ЮКОСа о том, что это грязные инвестиции, а также апелляции к доктрине чистых рук и к тезису, что оспариваемое имущество добыто нечестным путем», - констатирует Исполинов.

Такие соглашения касаются защиты совершенных инвестиций, а не того, как они были сделаны. Из-за этого главным аргументом РФ в споре по делу ЮКОСа является не характер его деятельности, а отсутствие юрисдикции у Энергетической хартии по рассмотрению спора.

Арбитраж в Гааге признал, что РФ участвовала в соглашении, несмотря на отсутствие ратификации, что противоречит позиции Москвы, которая утверждает, что без выполнения данной процедуры нельзя говорить о принадлежности Москвы к этому документу.

«Апелляционный суд Парижа рассудил, что соглашение, на которое сослались украинцы, защищает инвестиции, сделанные после вступления его в силу, и отменил решение арбитражного трибунала», - заключает Исполинов.

Соглашение о защите инвестиций между РФ и Украиной вступило в силу 27 января 2000 года, т. е. позже времен распада СССР.

«Решения арбитража отменяются по узкому кругу обстоятельств: отсутствие арбитражного соглашения, очевидное превышение арбитрами полномочий и грубые ошибки. В данном случае решение было отменено на том основании, что оспариваемые инвестиции по соглашению не подлежат защите, т. е. арбитраж превысил полномочия», - резюмирует Исполинов.

На этом история не заканчивается: украинцы могут обратиться в следующие французские инстанции, а дело дойти до Верховного суда.

Дело ЮКОСа служит нам показательным примером. В июле 2014 года Гаагский арбитраж вынес решение в пользу истцов, совпавшее по времени с падением MH17 над Донбассом, в апреле 2016 года Окружной суд Гааги отменил решение арбитров, а в феврале 2020 года Апелляционный суд Гааги аннулировал действие предыдущей инстанции. Точку в истории поставит Верховный суд Нидерландов.

Решение апелляционных судов во Франции имеет право пересмотреть кассационный суд: вероятно, туда обратятся украинцы из Ощадбанка.

Решение является успехом России

«Апелляции будут проходить в национальной системе Франции, но прецедент здесь в другом: если я правильно понял интерпретацию Минюста РФ, то собственность Украины в России и наоборот до 1992 считается по решению общей. Все, что существовало при Советском Союзе, а затем было разделено, судом не считается инвестициями или реальными капиталовложениями», - констатирует Исполинов.

Получается, что тот, кто сегодня с владеет бывшими советскими активами, является их законным собственником.

«Украинцы под соглашение о защите инвестиций инициировали много судебных разбирательств. Если юридическая трактовка действительно такова, то тогда это однозначный юридический успех РФ», - заключает Исполинов.