15:55
15 июня ‘21

Малотоннажный СПГ вскрыл энергопроблемы Литвы и Польши

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Малотоннажный СПГ является перспективным направлением как для РФ, так и для ЕС, отметил в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев.

Поляки развивают малотоннажный СПГ

Польская нефтегазовая компания PGNiG получила пятую поставку малотоннажного СПГ на перегрузочной станции в Клайпеде. За год работы с литовской инфраструктурой PGNiG загрузила 327 автоцистерн суммарным объемом в 5856 тонн СПГ.

Председатель правления PGNiG Павел Маевский сообщил, что для PGNiG использование литовского направления является возможностью выйти на новые рынки по малотоннажному СПГ, но сегодня большая часть данных объемов уходит на северо-восток Польши.

У поляков есть СПГ-терминал в Свиноустье, но он находится на границе с ФРГ, что дальше Клайпеды.

Транспортные расходы влияют на конечную стоимость сырья, из-за чего PGNiG реализовала литовский маршрут. Сырье используют не только напрямую как топливо, но и регазифицируют в тех городах, где нет трубопроводного газа.

Газификация является острой проблемой для Польши. Реализация газопровода Baltic Pipe требует от поляков строительства сотен километров новых труб из-за того, что на севере страны мало газопроводов, благодаря чему хромает и распределение газа. Кроме поставок частным и бизнес-клиентам, малотоннажный СПГ используется в Польше для заправки тяжелых грузовиков.

«Если брать общее польское энергопотребление, то малотоннажный СПГ является узкой темой. Поставки такого сырья незначительны и ориентированы на местных потребителей, но малотоннажный СПГ активно развивается в ЕС и используется как бункеровочное топливо, топливо для грузовых автомобилей, оно также применяется и в местном газоснабжении», - констатирует Белогорьев.

Существуют разные оценки, как малотоннажный СПГ вписывается в построение низкоуглеродной экономики в ЕС.

«Малотоннажный СПГ окажется под тем же давление, как и другое углеродное топливо. Принципиальных различий по выбросам парниковых газов здесь нет, если сравнивать данное сырье с обычным СПГ», - резюмирует Белогорьев.

Однако Польшу это не волнует: Варшава легкомысленно относится к рекомендациям ЕС и преследует собственные национальные интересы. Ярким примером в энергетике может служить уголь, поляки являются едва ли не главным его потребителем в ЕС.

«Прогнозы по будущему малотоннажного СПГ в Европе разные, и не факт, что данное направление там не ограничат. Что касается польских закупок СПГ через Литву, то терминал в Свиноустье поставляет сырье в магистральную газотранспортную систему Польши и распространяет через него до потребителей, а малотоннажный СПГ можно использовать без трубы», - заключает Белогорьев.

Из-за этого перегрузочную станцию в Клайпеде полякам удобней использовать, чем собственный СПГ-терминал в Свиноустье.

«Россия также активно развивает малотоннажный СПГ, в том числе в расчете на экспорт в Балтийском море. В первую очередь это проект в Высоцке, откуда мы поставляем такое сырье в Прибалтику», - констатирует Белогорьев.

Поляки и литовцы постоянно рассуждают о борьбе с энергозависимостью от России, но не брезгуют российским малотоннажным СПГ.

«Еще малотоннажный СПГ является важным направлением в газификации внутреннего российского рынка. В стратегии РФ по развитию СПГ-проектов малотоннажному направлению уделено много внимания. Это перспективное направление для локального использования в российской энергетике», - резюмирует Белогорьев.

Присутствует и прикладное применение: грузовики, корабли и железнодорожный транспорт.

Литовская СПГ-политика провалилась

Обычно Клайпеда ассоциируется не с перегрузочной станцией, а с СПГ-терминалом, представляющим собой взятое в аренду норвежское судно. Литовцы постоянно его рекламируют, но востребованными оказались лишь малотоннажные поставки.

«Целью эксплуатации СПГ-терминала в Клайпеде было не снижение цен на газ – литовцы так говорили, но это стандартная риторика при реализации любого крупного проекта. Главной задачей Вильнюса являлась диверсификация поставок российского газа и отказ от долгосрочного контракта с «Газпромом» с переходом на систему краткосрочных соглашений», - заключает Белогорьев.

Была у литовцев надежда на цены – контракт на СПГ-терминал подписывался, когда «Газпром» обвиняли в манипуляции котировками, но эта ставка не оправдалась. Во-первых, СПГ оказался дороже, а во-вторых, обвинения с «Газпрома» теперь сняты.

«В 2018 году антимонопольное расследование Еврокомиссии закончилось не в пользу «Газпрома», после чего российская компания пересмотрела большинство долгосрочных контрактов с европейскими потребителями в сторону снижения цен и повышения гибкости соглашений с их привязкой к котировкам газа на спотовых биржах», - констатирует Белогорьев.

«Газпром» изменил политику по экспортным контрактам и образцово ведет себя с европейскими потребителями.

«Российская компания соблюдает антимонопольное законодательство ЕС, цены «Газпрома» на газ часто ниже спотовых котировок в Нидерландах или в ФРГ, что делает маловероятной получение выгоды литовской стороной», - резюмирует Белогорьев.

Есть у Вильнюса и проблема с эксплуатацией СПГ-терминала, которая вместе с арендой выходит Литве в копеечку.