21:51
9 мая ‘21

Перспективы «Силы Сибири – 2» зависят от газового спроса в КНР

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Перспективы «Силы Сибири – 2» упираются в объемы конечного спроса в Китае, отметил в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» заведующий сектором экономики и политики Китая ИМЭМО РАН Сергей Луконин.

«Сила Сибири – 2» больше нужна РФ

Компания «Газпром» заявила об утверждении технико-экономического проекта строительства газопровода через Монголию в Китай.

Проект ранее назывался «Алтай», но затем получил название «Сила Сибири – 2». Газопровод должен доставить газ из Восточной Сибири, откуда берут свое начало российские поставки в Европу, через Монголию до границ Китая. Труба зайдет в Синьцзян-Уйгурский автономный район КНР и соединится с китайской газотранспортной системой «Запад – Восток», по которой сырье может дойти до Шанхая – главного торгово-промышленного центра страны.

Мощность проекта оценивается в 50 млрд кубов газа в год, а под ресурсной базой предлагаются Ямал, ЯНАО, Красноярский край и ряд других регионов РФ. До соглашения пока далеко, видны только амбиции Москвы развивать проект.

«Теоретически у КНР сохраняется потребность в повышении потребления газа для снижения доли угля в национальном энергобалансе. Еще есть и второй фактор – противостояние с США, поэтому Пекин пытается максимально себя обезопасить. Заинтересованность в сотрудничестве с Россией у Китая есть, но существуют большие вопросы по потребности Китая в газе», – констатирует Луконин.

Основное потребление газа в КНР находится на побережье, а российский газ приходит в отстающие провинции Китая. Не надо забывать и про политику Пекина не складывать яйца в одну корзину: КНР не хочет получить энергетическую зависимость от РФ.

«Вероятно, что потребность КНР в российском газе не так велика, как хочется нам», – заключает Луконин.

«Газпром» ведет разговор о больших объемах: 50, а то и 80 млрд кубов газа. Это сопоставимо с транзитными возможностями одного из «Северных потоков» или с объемом сырья, который РФ прокачивает через украинскую ГТС.

Потребление газа в КНР в 2020 году составило примерно 320 млрд кубов: был зафиксирован рост, но всего лишь в 13 млрд кубов. Перед Китаем есть пример Евросоюза, который старается снизить газовую зависимость от РФ, но не может этого сделать.

Отношения Москвы и Пекина значительно лучше, но китайская сторона не готова идти на энергетическую интеграцию.

Китай пока не тянет на газовую альтернативу ЕС

«В 2020 году у России были недопоставки по «Силе Сибири – 1»», – резюмирует Луконин.

С запуска проекта в январе 2020 года по конец декабря российские газовые поставки в Китай составили 3,8 млрд кубов. Это меньше плана на год – 5 млрд кубов, не говоря уже про проектные возможности газопровода – 38 млрд кубов в год.

Причиной ситуации является снижение цен на сжиженный природный газ (СПГ) на азиатском рынке. В ближайшие годы ситуация исправится, но опыт «Силы Сибири – 1» демонстрирует, что у Китая в газовой энергетике присутствуют альтернативные варианты.

«Китай не станет для России заменой европейскому рынку газа, но сбалансирует наш газовый экспорт», – констатирует Луконин.

Руководитель социальных проектов Фонда национальной энергетической безопасности Александр Перов в комментарии для ФБА «Экономика сегодня» подтвердил, что по перспективам «Силы Сибири – 2» многое зависит от позиции КНР.

«Все зависит от позиции КНР, которая ведет осторожную политику по диверсификации поставок как газа, так и нефти вместе с другим сырьем. Китай по вопросу «Силе Сибири – 2» какое-то время подержит РФ в подвешенном состоянии», – констатирует Перов.

Пекин уже вел такую политику по «Силе Сибири – 1» и по строительству российско-китайского нефтепровода.

«Говорить о перспективах газопровода рановато, но переговорная позиция России по развитию углеводородного обмена с Китаем имеет весомые козыри. Москва может предложить китайцам выгодные ценовые условия поставок», – заключает Перов.

Китайский рынок газа продолжит меняться

Китайский рынок газа является регулируемым, а условия поставок сырья в Поднебесную остаются коммерческой тайной.

«Поставки «Газпрома» в Китай приносят меньше прибыли, чем поставки в ЕС, однако Пекин начал масштабную реформу газового сектора национальной экономики, которая будет реализовываться несколько лет. Она подразумевает развитие системы внутренних газопроводов и либерализацию внутреннего законодательства КНР, поэтому конъюнктура может улучшиться», – резюмирует Перов.

Если процесс не заморозят, то внутренние цены на газ в КНР вырастут, что скажется на прибыли российской стороны. Одновременно это подстегнет внутренний спрос на газ: реформа и была затеяна для того, чтобы простимулировать данный процесс.

«Все это дает надежду на успех «Силы Сибири – 2», тем более неизвестно, что будет с китайской сланцевой революцией. В Китае не все идет гладко, хоть Пекин медленно, но верно достигает энергетических целей», – констатирует Перов.

Внутреннее производство газа в Китае остается нестабильным, и это оставляет пространство для роста импорта. «Сила Сибири – 2» является выгодным проектом для КНР из-за того, что Россия готова пойти на ценовые уступки.