22:32
10 мая ‘21

«Игры Эрдогана»: Альгис Микульскис о трех сокровенных целях турецкого «султана»

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Поступки президента Турции вызывают все большее удивление. С одной стороны, он называет неприемлемыми слова Байдена о президенте России, восхищается реакцией на них Путина и обсуждает с Москвой возможности производства «Спутника V». С другой — заигрывает с Украиной и собирается на саммит «Крымской платформы». Плюс ко всему — действия турецкой армии в Идлибе, частенько выходящие за рамки здравого смысла.

Специальный корреспондент ФАН Альгис Микульскис разбирается, что за игры ведет «султан» Эрдоган и чего ждать от него России.

В День космонавтики по «светлолицым» пабликам русскоязычного сегмента сети разнесся «плач и скрежет зубовный» — вице-премьер Татьяна Голикова сообщила об​​ ограничении регулярного и чартерного авиасообщения с Турцией. Официально — для профилактики завоза новой коронавирусной инфекции, но я сейчас не о «ковиде» и даже не о привычном уже нытье российских псевдолибералов, готовых оглушительно сокрушаться по любому поводу, связанному с действиями власти.

Я о том, что сообщение об этой приостановке рейсов слишком уж удачно совпало с завершившимися накануне переговорами Реджепа Тайипа Эрдогана с его украинским коллегой Владимиром Зеленским.

Есть ли прямая связь между этими событиями — мне неведомо. Но внешняя политика, которую на протяжении нескольких последних лет ведет турецкий лидер, иногда выглядит просто феерично! О его ливийских кульбитах ФАН писал неоднократно, как, впрочем, и о сирийских. Теперь для президента Турции, судя по всему, наступило время выступить и на арене украинского политического шапито.

Судя по статье издания Sabah, совместную пресс-конференцию по итогам состоявшихся украинско-турецких переговоров, Эрдоган начал прямо «с козырей».

«Мы подтвердили наше принципиальное решение не признавать аннексию Крыма. Мы заявили, что поддерживаем «Крымскую платформу», инициативу Украины, которая направлена ​​на сближение международного сообщества по Крыму. Мы надеемся, что эта инициатива принесет положительные результаты для всех народов Крыма, включая крымских татар, Крым и всю Украину. Повышение уровня жизни наших крымскотатарских братьев, вынужденных покинуть родину, — это историческая и гуманитарная ответственность для нас».

Это было бы неудивительно — ну не признает и не признает, делов-то, — если бы за день до вышеупомянутой пресс-конференции в телефонном разговоре с Владимиром Путиным президент Турции очень живо не интересовался взглядами России на методы политического разрешения донбасского кризиса и чуть позже не озвучивал тезис о безусловной необходимости соблюдения Киевом минских соглашений.

«Мы считаем, что проблемы Украины должны решаться на условиях сохранения ее территориальной целостности и мирными дипломатическими средствами. Мы надеемся, что тревожная ситуация, которую мы наблюдаем в последний период, урегулируется и режим прекращения огня будет продолжен».

А «Байрактары», между тем, будут уже не просто поставляться украинским вооруженным формированиям, а производиться прямо на месте. Хорошее подспорье «мирным дипломатическим средствам», что уж! Как и поддержка Турцией украинских претензий на вступление в НАТО.

Все эти «переговорные прорывы в украинско-турецких отношениях», естественно, не остались без внимания российской стороны, позиция которой была обнародована министром иностранных дел РФ Сергеем Лавровым, предостерегшим мировое сообщество в целом и Турцию в частности от «подпиток милитаристских устремлений Украины».

«Мы всем ответственным странам, с которыми мы общаемся (Турция одна из них), настоятельно рекомендуем проанализировать ситуацию, вечные воинствующие заявления киевского режима и предостерегаем их от того, чтобы они подпитывали эти милитаристские настроения».

Вот такой вот загадочный человек президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Чтобы разобраться в особенностях его поведения, я снова обратился к профильным специалистам, одним из которых стал на этот раз директор Института политических исследований Сергей Марков, разъяснивший мне, какие мотивы движут «султаном».

«У Турции сейчас есть три основных цели: стать лидером исламского суннитского мира, отодвинув с этого места Саудовскую Аравию, стать лидером на территориях бывшей Османской империи и стать лидером тюркоязычного мира. Эрдоган считает, что Турция недооценена, и старается входить в любую проблематику, в том числе украинскую. Дело в том, что в Турции живет огромное количество крымских татар, на позицию которых оказывает сильнейшее влияние «Меджлис крымско-татарского народа» (экстремистская организация, запрещенная на территории РФ. — Прим. ФАН), полностью зависящий от американцев и не прислушивающийся к Эрдогану».

«Украинский проект Турции» эксперт назвал абсолютно маргинальным. Эрдогану, по его словам, нужно и тут показать свою значимость, а также получить электоральную поддержку от тех же крымских татар внутри страны. Потому что на прошлых выборах действующий президент потерпел сокрушительное поражение в восьми из десяти крупнейших городов Турции, включая родной для него Стамбул. Ну и — «ничего личного, только бизнес»! В данном случае, оружейный. Обстановка-то располагает!

В целом же, складывается такое впечатление, что нынешний турецкий лидер старательно разрушает ту Турцию, которую строил Мустафа Кемаль Ататюрк — светскую республику, какой мы знаем ее уже много лет.

«Эрдоган не любит Ататюрка, который снискал себе лавры на ниве не внешней, а внутренней политики, — продолжает свой рассказ Сергей Марков. — Ататюрк же положил конец турецкой «имперскости», которую Эрдоган очень хочет возродить, и поэтому расталкивает всех локтями на международной арене и всегда готов дать под дых».

Все эти устремления нового турецкого «султана» были бы не особо интересны — ну, строй ты свою «империю», она все равно вряд ли выйдет за нынешние турецкие границы. Ну, ругайся ты с США и ЕС… Не стоит делать одного: влезать в зоны российских интересов и распространять свое влияние на наши мусульманские регионы. Но главное — веди с Россией последовательную политику, а не такую, как сейчас. «Дипломатию Байрактаров» она не поймет и не примет.