15:45
27 ноября ‘21

Синяя агава и наркокартели: как мексиканские наркоторговцы отмывают свои доходы в текиле

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Telegram-канал «Секс, картели, Фрида Кало» рассказывает, как мексиканские картели отмывают наркоденьги через компании, производящие текилу, и можно ли считать блокировку счетов картеля Новое поколение Халиско (CJNG) победой мексиканского правительства.

2 июня 2020 года мексиканское Подразделение финансовой разведки заблокировало свыше 2000 банковских счетов, предположительно связанных с картелем Новое поколение Халиско.

Сотрудники финансовой разведки сообщили, что 1770 физических и должностных лиц, а также как минимум 167 предприятий являются участниками преступной схемы отмывания денег. Схема работала через ряд подставных компаний, большинство из которых занимается производством текилы и мескаля.

Операция, к слову, получила название «Голубая агава», — в честь кактуса, который используется для изготовления этого алкогольного напитка.

Мексиканским властям также удалось выяснить, что только за этот год картель Новое поколение Халиско ухитрился отмыть 666 миллионов долларов через внутренние мексиканские денежные переводы, 330 миллионов долларов — через международные и около 137 миллионов с использованием махинаций с наличными деньгами.

Стало известно, что отмыванием заработанных наркоденег занимается малый картель в составе Нового поколения Халиско — картель Лос Куинис. «Бухгалтеры» Халиско проворачивали это через компанию Onze Black https://www.insightcrime.org/news/brief/mexico-criminal-groups-tequila/ — одного из ведущих производителей текилы в штате Халиско.

Onze Black еще в 2015 году была определена Министерством финансов США как организация, аффилированная с картелем Новое поколение Халиско. Ею владела Джессика Осегера, дочь лидера CJNG Немесио Осегеры Сервантеса, известного как Эль Менчо.

Идеальная индустрия

Давайте для начала посмотрим на территории, где выращивается голубая агава — главное сырье для производство национального мексиканского напитка. Это, конечно же, штат Халиско, в котором даже есть регион под названием Текила, а также штаты Гуанахуато, Нижняя Калифорния, Мичоакан, Наярит и Тамаулипас.

С «отцом» текилы, мескалем, все немного проще — его можно производить из нескольких сортов агавы, а не только из голубой агавы, как текилу. Мескаль производится в штатах Гуанахуато, Мичоакан, Герреро, Оахака, Дуранго, Сакатекас, Сан Луис Потоси, Тамаулипас и Пуэбла.

Эти географические наименования одинаково часто появляются и в разговорах сомелье, и в криминальной хронике — еще с середины 2000-х годов эти штаты являются ареной боевых действий в войне, которую ведут мексиканские наркокартели.

Стоит отметить, что чтобы производить текилу, недостаточно быть «красивым и умным» — необходимо получить лицензию правительства Мексики, которое является правообладателем названия «текила».

По состоянию на 2019 год производство текилы остается одной из самых прибыльных индустрий в Мексике. Общий доход за 2019 год превысил 4,5 миллиарда долларов. Большая часть продукта (почти 80%, как и в случае с авокадо) отправляется в США — граждане Штатов остаются основным потребителем продукции мексиканских наркоторговцев.

Быть текильеро безопаснее, если твои амбиции не слишком высоки, однако никто из производителей текилы не застрахован от вымогательств, похищений, а также принуждения к отмыванию наркоденег и использованию на плантациях агавы труда похищенных мигрантов.

Картели и текила

Картель Новое поколение Халиско не были первыми, кто придумал использовать компании по производству текилы в качестве главного метода для отмывания денег.

Американское Управление по борьбе с наркотиками еще в 2006 году обнаружило связь между мексиканским наркотрафиком и текилой. Тогда в этой сфере засветился Тихуанский картель и основавшая его семья Арельяно Феликс. Одна из текилерий в Нижней Калифорнии помогала семье Арельяно Феликс отмывать наличные деньги, вырученные от продажи наркотиков в США. Расследование Управления по борьбе с наркотиками (DEA) продемонстрировало, что в финансовой схеме участвовали Хесус Авраам Лабра Авилес и бизнесмен Лоренцо Аре Флорес. Последний управлял сетью прачечных под названием «Арельяно Феликс».

Позже Флореса подвергли экстрадиции и отправили уже в другую Калифорнию, — в США, где перспективы для него были гораздо печальнее: 40 лет лишения свободы за организацию хранения и контрабанды наркотиков, а также за ношение огнестрельного оружия.

В 2013 году американцы обнаружили, что в некоторых грузовиках компаний, входящих в коммерческую группу Rool, которые возили партии текилы в США, перевозили также и кокаин. Расследование показало, что группа Rool принадлежит картелю Лос Геррос.

Компания Onze Black, детище картеля Новое поколение Халиско, как упоминалось ранее, была занесена в черные списки США как аффилированная с наркокартелями. Дочь Эль Менчо отмывала деньги не только через продажу текилы, но и с помощью отелей, летних домиков и ресторанов, в которых распространялись и текила, и наркотики.

Также Алехандрина Гусман, дочь Эль Чапо, главаря картеля Синалоа, запустила собственный бренд текилы El Chapo 701, — помимо алкоголя он специализируется также на выпуске одежды. Вся продукция El Chapo 701 использует стиль и образ самого наркобарона, давно ставшего для Мексики героем национального фольклора. Прямой связи с наркоторговлей у дочери Гусмана пока не выявили.

Спасет ли ситуацию долгосрочный контроль

Июньская победа Подразделения финансовой разведки Мексики, безусловно, выглядит ярко. Выявленная схема отмывания денежных средств была самой крупной на сегодняшний день, — однако большинство в Мексике скептически отнеслись к этой победе.

Во-первых, хотя надежды правоохранительных органов на долгосрочный контроль финансовых операций со стороны мексиканских и американских властей вполне могут иметь основания, однако к контролю американских властей, особенно за мексиканскими активами, вряд ли относится с теплом и уважением кто-то, кроме самих американских властей.

Во-вторых, алкогольная индустрия — вовсе не единственная излюбленный картелями метод отмывания денег. Производство авокадо, отельный бизнес, экспорт автомобилей, службы доставки еды: все эти сферы наркоторговля продолжает использовать как для получения легального дохода, так и для отмывания наркоденег. Продолжается все это уже не первый десяток лет, а в случае с производством и экспортом авокадо, несмотря на «долгосрочный контроль» мексиканских и американских властей, а также периодические вопли мировой общественности, деятельность картелей только идет на подъем. Да, периодически возникают трудности, но авокадо-бизнес процветает.

Возможно, дело могли бы поправить более широкомасштабные изменения в методах правительства Мексики по борьбе с коррупцией и финансовыми преступлениями, — например, мошенничеством с налогами, из-за которого бюджет Мексики теряет миллионы песо. Президент Андрес Мануэль Лопес Обрадор неоднократно заявлял «косвенных» мерах в борьбе с наркокартелями как о наиболее предпочтительных. — такие меры, как блокировка счетов, преследование за налоговое мошенничество и прочая, по мнению мексиканского президента, могут серьезно осложнить деятельность наркоторговцев.

Звучит вдохновляюще и даже в какой-то мере экономически грамотно, однако вопрос о том, не вызовет ли это борьбу за передел финансовых ресурсов и смену одних субъектов налогового мошенничества на другие, пока остается открытым.