15:42
27 ноября ‘21

Люди с гитарами все равно приедут: ФАН узнал, что будет с Грушинским фестивалем

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В середине февраля бард Олег Митяев всколыхнул любителей авторской песни заявлением о том, что Грушинский фестиваль в 2021 году пройдет в апреле в Москве в киноконцертном комплексе «Эльдар». Об этом он рассказал на всю страну в эфире программы «Вечерний Ургант» на Первом канале.

Причем диалог строился так, что из него можно было понять, будто столичное мероприятие — замена традиционному фестивалю, проводящемуся уже более полувека на Мастрюковских озерах под Самарой.

Даже в Правительстве Самарской области не смогли однозначно истолковать слова Митяева, предположив, что он имел в виду одно из мероприятий так называемого «зимнего Грушинского фестиваля», проходящего традиционно в закрытых залах, а с некоторых пор — и онлайн.

Но мероприятие под названием «Зимний Грушинский» прошло в конце февраля в Самарской областной библиотеке. Под этой же вывеской уже проведен ряд онлайн-концертов бардов в Интернете. Да и апрель — отнюдь не зима.

Есть от чего заволноваться фанатам «Груши» (так ласково и слегка панибратски величают фестиваль практически все, кто о нем знает и на нем бывал). Тем более учитывая, что в прошлом году мероприятие на Мастрюковских озерах так и не было проведено — по понятным причинам, связанным с противоэпидемическими мерами. И учитывая регулярные тяжбы и претензии различных организаций относительно того, кто владеет правами на Грушинский фестиваль.

От шестидесятых до нулевых, запрет и расцвет

История фестиваля уходит корнями в шестидесятые годы прошлого столетия. В 1967 году произошло трагическое событие — студент Куйбышевского авиационного института Валерий Грушин погиб в Сибири, на реке Уде, спасая из воды тонущих детей. Год спустя в память о нем друзья решили выехать на природу с палатками и гитарами и попеть песни у костра.

Подобное времяпрепровождение с каждым годом собирало все больше народу, причем уже не только из Куйбышевской области, быстро превратившись в слет любителей авторской песни. Советская власть увидела в этих сборищах элемент вольнодумства и официально фестиваль запретила. Но не так, чтобы жестко. Несмотря на официальный запрет, фестиваль набирал бешеную популярность, и к концу 70-х годов на него съезжалось около сотни тысяч человек.

Далеко не все они были любителями авторской песни. Многих привлекала возможность отдыха на относительно дикой природе при большом скоплении народа. Здесь «тусовались» и разного рода неформалы, и просто любители выпить, позагорать, завести легкие знакомства. Привлекала и атмосфера всеобщего «братства» — можно было ходить от костра к костру, где каждого могли приветить, угостить и едой, и напитками. И, конечно, можно было хором попеть песни — как бардовские, так и, например, рок-композиции.

Сборищ подобного формата и подобного масштаба в позднем СССР в других местах просто не было. Уже позже появились хипповская «Рейнбоу» и уж намного позже роковое «Нашествие», которые все равно были в гораздо большей мере регламентированы.

Начиная с перестроечных времен, власти «признали» Грушинский фестиваль, в него все активнее стали внедряться элементы комфорта и коммерции. А значит, можно предположить, что у кого-то появилась возможность на фестивале заработать. Рано или поздно это должно было привести к конфликту интересов.

Одна «Груша», две и снова одна

В начале нулевых территорию Ново-Буянского лесничества в районе Мастрюковских озер получило в управление ГУП «Самара-Гео». А вместе с территорией, разумеется, и возможность получать прибыль от различных видов деятельности — например, от размещения торговых точек на «поляне». А главное — от освоения бюджетных средств и привлечения спонсоров. Клубу авторской песни имени Валерия Грушина оставалась лишь творческая часть — наименее прибыльная.

«Председатель клуба Кейльман в ответ заявил, что если ему и его соратникам не вернут права на контроль за «грушинской поляной», они будут судиться с «Самара-Гео» и администрацией области», — так описывает эти и череду последующих событий интернет-издание «Реальное время».  

По информации этого издания, Борис Кейльман не просто возмутился таким поворотом событий, а, вероятно, подключил к решению проблемы даже полпреда президента в Приволжском федеральном округе Сергея Кириенко. Молва приписывает Кейльману знакомство и с другими влиятельными людьми федерального масштаба. На тот момент грушинскую «поляну» ему удалось «отстоять». Но ненадолго.

Вскоре территорию в аренду получил жигулевский холдинг «Мета». Конфликт с клубом авторской песни оказался настолько глубоким и принципиальным, что несколько лет в Самарской области проходило два параллельных «Грушинских фестиваля» — «Мета» проводила его на Мастрюках, а Кейльман и К основали свое мероприятие ближе к Тольятти — на Федоровских лугах.

Что интересно, «Мета» перетянула на свою сторону брата Валерия Грушина — Михаила, которого сделали главой фонда, проводившего фестиваль. Это, впрочем, не помешало суду отказать «Мете» в праве на использование лейбла «Грушинский фестиваль», и мероприятие на Мастрюковских озерах стало именоваться «Платформой». На этой же площадке «Мета» проводила мероприятия и других музыкальных жанров — громкие звуки разносились с этой территории летом практически каждые выходные, досаждая даже жителям и дачникам на другом берегу Волги.

В 2014 году в конфликт вмешался возглавивший Самарскую область Николай Меркушкин. Произошло формальное объединение двух «Груш», по факту же «Мету» просто «отодвинули», а ее гендиректор Николай Мартынов был арестован и получил три года и восемь месяцев колонии за мошенничество… при закупке браслетов для осужденных (впрочем, он вышел раньше по УДО).

Как бы ни было, с той поры организацией фестиваля занимался именно Самарский областной клуб авторской песни имени Валерия Грушина (под руководством Бориса Кейльмана), а председателем худсовета значился Олег Митяев.

Грушинский клуб: «импичмент» и тяжба за товарный знак

Нежданно-негаданно раскол произошел внутри самого клуба. И привел он к тому, что члены клуба Грушина исключили Бориса Кейльмана из своих рядов и соответственно сместили с должности руководителя. Учитывая, что Кейльман руководил клубом с 70-х годов и был фактически его олицетворением, — событие действительно из ряда вон.

Знакомый с ситуацией источник рассказал ФАН, что раскол произошел тогда, когда на организацию фестиваля стали выделять неплохие бюджетные средства. Кто-то считает Бориса Кейльмана бессребреником, которого интересует только творчество и который противился ряду организационных инициатив явно коммерческого толка. То есть мешал кому-то «осваивать средства». Кто-то, напротив, считает, что Кейльман отстаивал собственный финансовый интерес.

Кроме того, по словам источника ФАН, к обслуживанию фестиваля стали привлекать волонтеров, которые были более или менее равнодушны к собственно авторской песне, зато это не мешало им круглосуточно выполнять организационную работу. «Искренние» грушинцы все-таки были более склонны к песням у костра, чем к оргхлопотам. Волонтеров тоже вводили в члены клуба, и однажды Борис Кейльман обнаружил, что он и его соратники в клубе находятся в явном меньшинстве. Прямо на одном из заседаний клуба у Кейльмана случился инфаркт. Впрочем, «оппозиционеры» посчитали это плохой актерской игрой.

Предвидя свой «импичмент», Борис Кейльман успел передать права на товарные знаки и логотип фестиваля фирме «Энерготехмонтаж», возглавляемой Русланом Ширяевым. Как уверяет источник ФАН, Руслан Ширяев много лет помогал Борису Кейльману с организацией фестиваля, в том числе и финансово. Но в клубе такой шаг посчитали предательством, и на этом основании отказали Кейльману в доверии, избрав председателем тольяттинского поэта Виталия Шабанова.

Возник вопрос, кто будет распоряжаться бюджетными средствами, выделяемыми на фестиваль. Решение министерства культуры Самарской области оказалось для непосвященных неожиданным — организатором фестиваля объявили организацию из… Челябинска, а именно «Благотворительный фонд культурных инициатив Олега Митяева».

В клубе имени Грушина заявили, что через Фонд Митяева де-факто фестивалем по-прежнему руководят Борис Кейльман и его дочь Мария. Во всяком случае, под такую риторику прошла «Груша» в 2019 году, по сути представлявшая собой в творческом отношении несколько независимых площадок.

Крыжовников, Бурунов, Ургант и Митяев

В 2020-м фестиваль прошел онлайн. На Грушинской поляне народу собираться не разрешили из-за пандемии. Хотя, кстати, режиссеру Жоре Крыжовникову удалось каким-то образом снять грушинскую «массовку» в своем новом фильме с Сергеем Буруновым в главной роли.

Именно об этом фильме Иван Ургант в своей программе и вел разговор с Олегом Митяевым, когда тот вдруг огорошил публику заявлением о том, что Грушинский фестиваль в 2021 году пройдет в апреле в Москве.

Министерство культуры Самарской области поспешило успокоить всех, заявив, что фестиваль на Мастрюковских озерах в первых числах июля все же состоится. Если не будет ограничений эпидемиологического характера. Ту же информацию разместил на своем сайте и клуб имени Валерия Грушина, по сути к организации фестиваля уже не причастный. Впрочем, не оставляющий надежды отсудить у Руслана Ширяева права на логотип и товарный знак фестиваля. Очередное заседание суда в Москве назначено на конец марта.

ФАН обратился за разъяснениями к Олегу Митяеву. 

«Я вообще считаю, что Грушинский фестиваль должен проходить во всех городах страны. Потому что это в том числе и патриотическое воспитание. Валерий Грушин пожертвовал своей жизнью, спасая детей, и память об этом благодаря фестивалю жива более полувека, и должна жить дальше. Поэтому проведение Грушинского в Москве в апреле или где-то еще в другое время никак не отменяет традиционной летней площадки в Самаре», — заявил Олег Григорьевич, недавно отметивший свой 65-летний юбилей.

От однозначного ответа на вопрос, будет ли именно его фонд проводить летний Грушинский в Самарской области, Олег Митяев уклонился.

«Я являюсь художественным руководителем Грушинского фестиваля и не состою в каком-либо клубе. Если между кем-то и ведутся споры о чем-то, то я в них не участвую. Понимаете, фестиваль — это люди. Даже если какие-то организации объявят, что Грушинского не будет, люди с гитарами и палатками все равно приедут в первые выходные июля на Мастрюковские озера, и фестиваль все равно состоится. Если, конечно, не будет ограничений, связанных с пандемией, как в прошлом году. Дай бог, чтобы этим летом все прошло в привычном формате», — ответил бард.

Ранее ФАН сообщал о том, что министерство культуры Самарской области возглавила Татьяна Мрдуляш — дочь бывшего вице-премьера РФ Ольги Голодец.