23:06
9 мая ‘21

35 лет аварии в Чернобыле: что происходит в зоне отчуждения сегодня

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

26 апреля человечество вспоминает аварию на Чернобыльской АЭС — одну из наиболее известных техногенных катастроф в мире. Спустя 35 лет после взрыва в четвертом энергоблоке ЧАЭС ситуация в районе наибольшего радиационного поражения на территории современной Украины оставляет желать лучшего.

Несмотря на многочисленные проекты по борьбе с последствиями аварии в Чернобыле, в районе катастрофы до сих пор неспокойно. Помимо крупных лесных пожаров, в зоне отчуждения процветает мародерство, а наиболее предприимчивые граждане пытаются вывезти металл и древесину из Припяти за рубеж. И хотя экологическая обстановка в Чернобыле заметно улучшается, человеческий фактор все еще действует на территории.

О том, что происходит в чернобыльской зоне отчуждения спустя 35 лет после катастрофы, рассказывает руководитель военно-политического Telegram-канала Astra Militarum Комиссар Яррик.

35 лет спустя

26 апреля 1986 года в 01:23 на Чернобыльской атомной электростанции произошел взрыв, который полностью разрушил реактор станции и обрушил здание четвертого энергоблока. В результате взрыва случился выброс в окружающую среду радиоактивных веществ, в том числе изотопов урана, плутония, йода, цезия и стронция.

Последствия аварии оказались тяжелейшими в мировой истории: в течение первых трех месяцев из-за сильного облучения скончался 31 человек, еще 19 смертей с 1987 по 2004 год можно отнести к прямым последствиям катастрофы. Острую лучевую болезнь разной степени тяжести перенесли 134 человека из числа ликвидаторов аварии на ЧАЭС. 200 тысяч квадратных километров территории России, Украины и Белоруссии оказались под непосредственным воздействием радиации.

После аварии правительство СССР создало вокруг разрушенной ЧАЭС 30-километровую зону отчуждения, куда попали сама станция, близлежащий атомоград Припять и около четырех десятков сел. Тем не менее спустя 35 лет после трагедии в зоне отчуждения вокруг ЧАЭС продолжается жизнь: в основном, согласно источникам, там проживают безземельные крестьяне и самоселы, которые заняли заброшенные дома в покинутых деревнях.

Новый саркофаг …

Ключевой проблемой зоны отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС по-прежнему остается глубокое радиационное заражение территории, а также оставшееся радиоактивное топливо внутри самой станции.

С июля по ноябрь 1986 года на территории ЧАЭС был сооружен объект «Укрытие» — бетонный саркофаг высотой более 50 м с внешними размерами 200×200 м, накрывший разрушенный машинный зал четвертого энергоблока. Внутри «Укрытия» находится не менее 95% облученного ядерного топлива из разрушенного реактора (в том числе около 180 тонн урана-235), а также порядка 70 тыс. тонн радиоактивного металла, бетона и стекла.

Установка «Укрытия» позволила прекратить постоянные выбросы радиоактивных элементов в атмосферу. Однако основным недостатком старого саркофага оставалась его негерметичность: к концу эксплуатации «Укрытия» общая площадь сквозных щелей достигала 1 тыс. квадратных метров.

В связи с этим в 1997 году на заседании стран G7 был принят план осуществления мероприятий на ЧАЭС для обеспечения экологической безопасности места катастрофы. В итоге после обсуждения был выбран проект строительства нового саркофага над «Укрытием», который получил название «Новый безопасный конфайнмент» (НБК, также в СМИ известен под другим названием — «Арка»), который был построен и введен в эксплуатацию в 2019 году при поддержке международных инвестиций под управлением Европейского банка реконструкции и развития.

… и старые проблемы

Вместе с постройкой нового саркофага у Украины прибавилось и проблем с его эксплуатацией. Планируется, что НБК будет сдерживать радиоактивные выбросы из ЧАЭС в течение 100 лет. За это время, в соответствии с общегосударственной программой Украины, должна быть проведена консервация реакторных установок и их последующая выдержка примерно до 2045 года, когда уровень радиации в реакторе снизится до приемлемого значения. После чего до 2065 года реакторные установки ЧАЭС в теории должны быть демонтированы, а территория полностью расчищена от радиоактивных отходов.

В реальности же вопрос дальнейших работ на территории ЧАЭС, а также эксплуатации нового саркофага сталкивается с проблемами недофинансирования. Номинально инвестиции Запада в проект НБК должны были закончиться в первый день эксплуатации объекта, после чего все расходы по работе нового саркофага возьмет на себя Киев. Однако проект до сих пор получает международные дотации, поскольку Украина не в состоянии содержать столь затратную конструкцию.

«Эксплуатация НБК — финансовая проблема сугубо Украины. Учитывая ситуацию в стране, можно говорить о том, что в ближайшем будущем есть шанс недофинансирования не только работ по демонтажу внутри ОУ (Объекта «Укрытие»), но и по эксплуатации самого НБК», — отмечается на сайте Чернобыльской АЭС.

Кроме того, проект Нового безопасного конфайнмента неоднократно подвергался критике со стороны экспертов. В частности, бывший заместитель главного инженера по науке и ядерной безопасности ЧАЭС, один из ликвидаторов аварии Николай Карпан считал, что возведение саркофага не решит проблемы с защитой окружающей среды от радиоактивных выбросов, и предлагал иной способ — герметичной оболочки, снабженной технологическими линиями и механизмами для разборки старого саркофага.

«Конфайнмент — это зонтик, защищающий от дождя и ветра, это негерметичное сооружение, которое не решает задачи обеспечения радиационной безопасности», — пояснял Карпан в 2013 году в интервью Deutsche Welle.

Остаются также проблемы с вывозом, утилизацией либо переработкой отработанного топлива, которое в данный момент находится в хранилище номер 1 в бассейнах выдержки. По оценкам экспертов, часть топлива неизменно попадает в почву — а вывозить его некуда: технологий переработки отработанного топлива не предусмотрено.

В настоящее время разрабатываются методы извлечения топлива из зоны отчуждения. Однако эксплуатационные расходы укрытия над ЧАЭС даже по предварительным оценкам специалистов составят не менее 60 млн. долларов США в год — и ни на вывоз радиоактивных материалов, ни на демонтаж поврежденных конструкций старого саркофага, ни тем более на эксплуатацию новой «Арки» у Украины нет денег.

Свой интерес

Одной из проблем зоны отчуждения в Чернобыле стала, по выражению Николая Карпана, «потеря нити управления чернобыльскими проблемами». Украина использует трагедию в Чернобыле в своих интересах — осваивая дотации от международных спонсоров на ликвидацию последствий аварии.

В 2016 году генеральный директор Чернобыльской АЭС Игорь Грамоткин заявил, что на счета станции вообще не поступает международной технической помощи. В ответ Счетная палата Украины заявила, что ЧАЭС получила около 11 млрд гривен «за счет международной технической помощи» — однако деньги пропали в пустоту. Официальный Киев в свою очередь заподозрил руководство станции в незаконном присвоении части международной помощи и госсредств за демонтаж металлоконструкций.

Суммарно к 2018 году Генпрокуратура Украины возбудила 63 уголовных дела по фактам хищений средств, предназначенных для ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС. Но это не мешает предприимчивым дельцам и авантюристам осваивать деньги на трагедии 35-летней давности.

Так, по статистике, на территории Украины действуют более 200 фондов и организаций с использованием слова «Чернобыль» в названии. Все они год за годом требуют от правительства Украины и западных представителей ЕС средства якобы на «помощь пострадавшим от аварии на ЧАЭС».

И это при том, что ликвидаторы аварии и пострадавшие от радиационного заражения люди в 2015–2016 гг. перманентно выходили на акции протеста в Киеве — в надежде на то, что власти обратят внимание на их тяжелое положение.

«Фактически по отношению к этой категории граждан сегодня проводится политика социального геноцида… Ликвидаторы трагедии на ЧАЭС сегодня вынуждены буквально выбивать копейки из власти для того, чтобы выжить», — рассказывала в интервью ФАН научный сотрудник НАН Украины Виталина Буткалюк. По ее словам, чернобыльцам прописан довольно широкий перечень прав и гарантий, однако из-за недостаточного финансирования эти нормы не выполняются.

Туры в Чернобыль и пули Нацгвардии

На государственном уровне попытка выбить деньги из Чернобыльской зоны отчуждения выразилась в открытом доступе к закрытой территории для туристов из других стран. 10 июля 2019 года, в день открытия нового саркофага над ЧАЭС, президент Украины Владимир Зеленский подписал указ, согласно которому со стороны Украины будет обеспечен беспрепятственный доступ в зону отчуждения. Для туристов, которые хотели бы посетить место техногенной катастрофы, был создан зеленый коридор в обход мест, наиболее опасных с точки зрения радиационного фона.

Согласно данным «Интерфакса», к концу 2019 года посетители зоны отчуждения могли купить экскурсии в Припять, а также в печально известный «Рыжий лес», принявший на себя наибольшую долю выброса радиоактивной пыли. Одним из самых опасных маршрутов являлся проход в диспетчерский пункт четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС, то есть в зону высочайшего радиационного заражения.

Технически разговоры о полноценном доступе людей в зону отчуждения велись с 2011 года. Однако решением Зеленского, по сути, правительство Украины попыталось прибрать к рукам нелегальные тропы и пути, через которые в закрытую зону попадали люди. Такие лазейки сквозь кордоны и контрольно-пропускные пункты существовали с начала 1990-х годов, когда в район катастрофы потянулись не только искатели приключений, но также и мародеры и полукриминальные элементы.

Сообщения о том, что на границах зоны отчуждения поймали очередную группу «сталкеров» (нарицательное наименование нарушителей, взятое из книги братьев Стругацких «Пикник на обочине» и компьютерной игры S.T.A.L.K.E.R.), появляются в украинском медиасегменте с завидной регулярностью.

Однако не только туристы посещают теперь зону отчуждения — но и сотрудники украинских органов безопасности. Как сообщал украинский русскоязычный Telegram-канал «Черговий ООС», во время экскурсии по Припяти туристы из Германии и Канады обнаружили на здании заброшенного кафе многочисленные следы от пуль. Экскурсовод объяснила иностранцам, что пулевые отверстия на заброшенных зданиях оставили не «сталкеры», а сотрудники Нацгвардии Украины.

В ведомстве информацию подтвердили: по их словам, в зоне отчуждения периодически проходят тренировки военных в условиях городских боев. Впоследствии отработанные ВСУ и Нацгвардией навыки применяются во время боевых действий в Донбассе. А выбор именно многострадальной Припяти в качестве полигона в пресс-службе НГУ объяснили тем, что на Украине нет подходящих специально подготовленных учебных объектов.

Огонь в зоне отчуждения

Впрочем, огня в Чернобыльской зоне хватает и без украинских военных и Нацгвардии. Одними из наиболее опасных следствий воздействия «человеческого фактора» в зоне отчуждения стали масштабные лесные пожары, которые неоднократно вспыхивали на закрытой территории, уничтожали экосистему Чернобыля и ухудшали радиационный фон.

Первые крупные пожары в районе ЧАЭС в современной Украине были зафиксированы в 2015 году. В конце апреля начался пожар на территории специального комбината «Чернобыльская пуща». В результате возгорания, которое перекинулось на лесной массив зоны отчуждения, сгорело 250 гектаров леса. Премьер-министр Украины Арсений Яценюк тогда сообщал, что ликвидация ЧП обошлась бюджету страны по меньшей мере в 2 млн гривен.

Апрельский пожар 2015 года в Чернобыле чуть было не добрался до саркофага: огонь занялся в пяти километрах от могильников с радиоактивными отходами. Как сообщил глава МВД Украины Арсен Аваков, рассматривается версия об умышленном поджоге зоны отчуждения.

«Такого пожара не было с 1992 года. До станции около 20 км, а вот до могильников отходов около пяти», — написал Аваков на странице в Facebook.

29 июня того же года в районе заброшенных сел Ковшиловка и Полесское случился крупный пожар, в результате которого на следующий день горело уже 130 гектаров леса в пределах 30-километровой зоны вокруг ЧАЭС. После нескольких дней тушения огонь был устранен.

На протяжении последующих пяти лет в Чернобыльской зоне несколько раз вспыхивали лесные пожары, причиной которых становился, как заявляли в МВД Украины, умышленный поджог. Самый крупный среди них разразился в неспокойном 2020 году: 4 апреля в лесных массивах зоны отчуждения у Чернобыльской АЭС и Житомирской области начался пожар, который вскоре практически добрался до комплекса зданий ЧАЭС.

В результате пожаров, продолжавшихся на протяжении месяца, сильно пострадал «Рыжий лес» к западу от Чернобыльской АЭС, огнем были также затронуты окраины Припяти и военный городок «Чернобыль-2». Кроме того, пожар уничтожил 12 заброшенных сел, жителей которых эвакуировали в 1986 году, и около 11,5 тыс. гектаров заповедных территорий. К тому же огонь распространился в том числе и на незакрытые районы Житомирской области, где в итоге сгорело более 70 домов и более 8 тыс. гектаров леса.

На фоне пожара в Чернобыльской зоне отчуждения всех волновал главный вопрос: что происходит с радиационным фоном вокруг станции после возгораний в зараженных районах? По данным Роспотребнадзора, пожары в районе Чернобыльской АЭС не повлияли на радиационную обстановку в России: с 6 апреля специалисты ведомства провели 129 измерений мощности эквивалентной дозы гамма-излучения, и превышения естественного фона местности не обнаружили.

Зато на Украине последствия пожара в Чернобыльской зоне ощущались более серьезно. Смог от пожаров в зоне отчуждения накрыл Киев и дошел до Запорожья. На фоне распространения продуктов горения, которые потенциально могли нести угрозу для окружающих, в Государственной службе по чрезвычайным ситуациям (ГСЧС) Украины уверяли, что по Киеву и по Киевской области радиационный фон в пределах нормы, и не превышает естественных фоновых значений. Однако и.о. председателя Госэкоинспекции Украины Егор Фирсов признал, что пожар привел к повышению радиационного фона в самой зоне отчуждения в 16 раз.

Бизнес на радиации

Причина умышленных поджогов Чернобыльской зоны на Украине обычно скрывается от обывателя. Однако на фоне повторяющихся инцидентов глава экологического комитета Верховной Рады Николай Томенко заявил, что пожары в районе Чернобыля — это метод сокрытия незаконной деятельности в зоне отчуждения. Эколог рассказал, что на закрытой территории вокруг ЧАЭС процветает незаконный бизнес по вырубке зараженного леса и его вывозу за пределы зоны.

При этом нелегальное предпринимательство «на радиации» имеет поддержку в высших эшелонах власти.

«Украина — страна горящих складов, строек и прочих объектов сосредоточения различного имущества. В нашей стране пожар — лучший друг чиновника», — приводил мнение одного из украинских подписчиков Telegram-канал «Милитарист».

Инциденты с вывозом радиоактивных материалов, добытых различными способами в Чернобыльской зоне, так же как и сообщения о поимке групп «сталкеров» — частые гости на страницах украинских медиаресурсов. При этом масштабы вывоза сильно разнятся — от небольших свертков с радиоактивным ураном до грузовиков с вырубленным лесом и украденным зараженным металлом.

В частности, в 2019 году, как предполагают украинские следователи, радиоактивная древесина была продана на объекты Иванковской теплоэлектростанции в Киевской области. На фоне участившихся пожаров в зоне отчуждения все чаще стали замечать грузовики, которые вывозят радиоактивную древесину в неизвестном направлении.

Такая же ситуация и с металлом из зоны отчуждения.

С 2005 по 2007 год по инициативе президента Украины Виктора Ющенко начался нелегальный экспорт радиоактивного железа из Чернобыля в Россию. Тогда российская таможня, согласно статистике, пресекла более 1600 попыток ввоза источников радиации. После разбирательства на межправительственном уровне Киев прекратил подобные попытки в адрес России — но весь радиоактивный металлолом был направлен на рынки Евросоюза.

В частности, на металлургическом комбинате «Запорожсталь», который поставлял свою продукцию в страны Западной Европы, были обнаружены вагоны с радиоактивным металлоломом, чей радиационный фон в 25 раз превышал норму. А в марте 2016 года на КПП «Ягодин» на границе Польшей была задержана фура с «фонившими» медно-никелевыми трубами. Тогда выяснилось, что украинская фирма «Стандарт плюс» из Гостомеля отравила более 60 тонн радиоактивного металла в Германию и Польшу.

В большинстве случаев «концы» предприятий с радиоактивным металлом уходили в Чернобыль, а конкретно — в кабинет генерального директора Государственного специализированного предприятия «Чернобыльская АЭС», вне зависимости от его владельца.

Так, в 2012 году директор ЧАЭС Игорь Грамоткин заключил договоры с тремя частными предприятиями на общую сумму 112,5 миллионов гривен, по которым они должны были демонтировать металлические конструкции общим весом 12 тысяч тонн, очистить их от радиационного загрязнения и передать АЭС. В ходе проверки полиция обнаружила на складах АЭС только 5 тысяч тонн металлолома, а оставшиеся, по словам директора, были «закопаны в земле».

Со сменой гендиректора ситуация с торговлей зараженными материалами не меняется. В 2021 году Киевская областная прокуратура обвинила экс-директора Чернобыльской АЭС (судя по всему, подследственным является Сергей Калашник, занимавший должность в 2019–2020 гг.) в проведении незаконного аукциона на продажу более 500 тонн радиоактивного металла, предварительно оцененного в грошовую стоимость до 1 тыс. гривен ($35) за тонну.

Вместо эпилога

Авария на Чернобыльской АЭС, приведшая к тяжелым последствиям как для человечества, так и для экологии целого региона, по-прежнему остается одной из крупнейших техногенных катастроф XX века. Однако еще больше последствия аварии усугубляются действиями человека в зоне отчуждения. К сожалению, для современной Украины ликвидация последствий аварии на ЧАЭС — это еще один пункт для наживы коррупционеров во власти, бизнесменов и криминальных элементов.

В ходе открытия нового саркофага над Чернобыльской АЭС Владимир Зеленский заявил, что зона отчуждения должна стать одной из «точек роста для новой Украины». Тем не менее, если в Чернобыле сохранятся те же моменты деструктивного влияния, что процветали в зоне последние годы — значит, 35 лет ликвидации последствий будут потрачены впустую.

«Сделаем тут землю свободы, которая станет одним из символов новой Украины, без коррупции и глупых запретов, с инвестициями и будущим», — сказал Зеленский.

Очень может быть, Владимир Александрович. Но для начала нужно включить голову и перестать зарабатывать на трагедии сотен тысяч человек…