22:26
10 мая ‘21

Дези Баутерсе: как Суринам стал центром трансатлантической наркоторговли

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Данный текст не является пропагандой наркотических средств и носит исключительно информационный характер. Все подробности о методах организации международной наркоторговли приводятся, чтобы дать читателю наиболее полное представление о деятельности наркокартелей Южной Америки.

В 1990-х годах 60% кокаина, продававшегося в Европе, транзитом перевозились через Суринам. Эта криминальная деятельность переживала свои взлеты и падения. Однако постоянным фактором оставалась одна фигура, человек, который находится в центре наркосети, — Дези Баутерсе.

Бывший сержант армии Суринама и баскетбольный тренер захватил власть в стране в результате переворота. Баутерсе руководил страной фактически 40 лет: он был диктатором, «серым кардиналом» при нескольких президентах, одного из которых сместил с поста в результате «телефонного переворота», а позже дважды становился президентом.

Нидерланды обвиняют Баутерсе в торговле наркотиками и приговорили его к 11 годам тюрьмы — однако «кокаиновый диктатор» Суринама все еще на свободе.

Автор Telegram-канала «Пиночет печет печенье» рассказывает об истории независимого Суринама, которая неразрывно связана с биографией Дези Баутерсе.

Нидерланды предоставили Суринаму независимость 25 ноября 1975 года. Первые годы молодой республики были отмечены социальными волнениями, экономической депрессией и масштабной коррупцией. В наспех сформированных вооруженных силах страны образовалась прослойка сержантов, которые пытались объединиться в профсоюзы и жаловались на коррупцию и низкую заработную плату в армии. Премьер-министр Хенк Аррон отказался признать их требования; в январе 1980 года трое лидеров этого движения были арестованы.

В ответ сержанты захватили казармы в столице Суринама Парамарибо и потребовали выпустить своих товарищей. Правительство поручило полиции «освободить» занятые недовольными сержантами казармы, но полицейские вернулись, не сделав ни одного выстрела. Профсоюзы и общественное мнение приняли сторону военных.

Власти не пошли на уступки, и трое арестованных сержантов должны были предстать перед судом 26 февраля 1980 года. Но накануне ночью произошло событие, которое на десятки лет вперед определило судьбу Суринама: военные свергли гражданское правительство и захватили власть в стране.

Государственный переворот был спланирован и осуществлен 16 сержантами ВС Суринама. По неподтвержденной информации, полковник Ханс Валк, военный атташе Нидерландов в Суринаме, помог мятежникам, передав им план операции «Черный тюльпан». Этот документ был подготовлен Нидерландами в начале 1970-х на случай антиголландских волнений в стране.

В целом переворот прошел быстро: мятежники захватили военно-морскую базу и склад вооружения, затем расстреляли из пушки здание управления полиции. Общественность встретила эти события с энтузиазмом, а на первой странице местной газеты была размещена статья под заголовком «Наконец-то!».

Во главе «путча сержантов» стоял сержант-майор Дезире Делано Баутерсе, более известный как Дези Баутерсе. После переворота он повысил себя до подполковника (в то время высшее звание в армии страны) и возглавил вновь созданный Национальный военный совет (НВС).

Президент Йохан Феррье остался на своем посту, но отказался признать правительство, премьер-министром которого был назначен Хендрик (Хенк) Рудольф Чан А Сен. Ситуация внутри страны осложнилась, и 13 августа 1980 года Дези Баутерсе совершил второй государственный переворот: объявил чрезвычайное положение, распустил парламент и сменил Феррье на посту главы государства на Чан А Сена.

Нидерланды признали это правительство и стали поддерживать нового президента, надеясь впоследствии получить возможность влиять на военных. Но хунта постепенно установила жесткий диктаторский режим: в стране были запрещены оппозиционные партии; все газеты, кроме одной, были закрыты, как и Университет Суринама; был введен комендантский час; репрессии и произвольные аресты стали нормой.

Первая безуспешная попытка совершить контрпереворот была предпринята уже в апреле 1980 года сержантом Фрэдом Ормскерком. Она провалилась на этапе планирования. Ормскерк был арестован и погиб во время допроса, став первой жертвой нового режима.

В марте 1981 года сержант Уилфред Хокер, один из участников сержантского путча, вместе с сообщниками решил свергнуть Баутерсе. Он также не смог этого сделать и отправился в тюрьму.

Вскоре стало ясно, что президент Чан А Сен своими действиями стремится ограничить власть НВС, возглавляемого Баутерсе, и вернуть страну к демократии. В 1981 году напряженность в отношениях между президентом и военными усилилась. Годовщина власти Баутерсе (18 января 1982 года) стала поводом для проведения сторонниками президента демонстрации против власти военных.

В начале следующего года НВС распустил парламент и отменил конституцию. В конечном итоге 4 февраля 1982 года Баутерсе отправил в отставку и президента, и кабинет министров «ввиду разногласий политического характера» и ввел в стране военное положение. Тысячи суринамцев эмигрировали в Нидерланды, в том числе и президент Чан А Сен. Там он сформировал Движение за освобождение Суринама для борьбы с диктаторским режимом.

В марте 1982 года двое военнослужащих, Суриндра Рамбокус и Дживан Сингх Шембар, возглавили третью попытку переворота, чтобы свергнуть режим Баутерсе. К ним примкнул сбежавший из тюрьмы Хокер. В течение двух дней в столице шли бои, но и эта попытка переворота провалилась — заговорщики были преданы другими участниками восстания.

Путчисты во главе с Баутерсе решили устроить показательный процесс: 13 марта Хокер был обвинен в государственной измене и приговорен к казни. Кадры его расстрела показали по местному телевидению.

Процесс над Рамбокусом и Шембаром длился дольше. 3 декабря 1982 года первый из них был приговорен военным трибуналом к 12 годам лишения свободы и каторжных работ, а второго — к 8 годам.

Уже 7 декабря 1982 года Рамбокус и Шембар были переведены в тюрьму в форте Зеландия, бывшей голландской крепости, расположенной на окраине Парамарибо и ставшей штабом Баутерсе. Между 2 и 5 часами утра того же дня 14 деятелей оппозиции (в том числе адвокаты Рамбокуса и Шембара) были арестованы и доставлены в форт.

Баутерсе и другие сержанты-путчисты провели скорый суд, на котором обвинили задержанных в попытке госпереворота и работе на ЦРУ, а после пытали и расстреляли 15 из 16 арестованных. Одному из задержанных, профсоюзному лидеру Фреду Дерби, удалось пережить эти события. Позже он рассказал, что его освободили и не убили вместе с остальными лишь по одной причине: Баутерсе сказал ему, что хочет задобрить профсоюзы, которые в то время часто устраивали забастовки.

Два дня спустя, выступая на национальном телевидении, Баутерсе заявил, что все задержанные были застрелены при попытке к бегству.

«Декабрьские убийства» стали трагедией для народа Суринама. Лишь в 2007 году начнется длительный судебный процесс, в ходе которого будет предпринята попытка осудить виновных в этих убийствах. Эта попытка была безуспешной.

В 2010 году Дези Баутерсе стал президентом страны, а спустя два года парламент принял закон об амнистии, которая распространялась на время, когда были совершены «Декабрьские убийства». Пользуясь такой защитой, в ходе судебного разбирательства Дези Баутерсе признал свою «политическую ответственность» за случившееся.

Позже закон об амнистии был отменен, и в ноябре 2019 года военный суд приговорил Баутерсе за «Декабрьские убийства» к 20 годам тюремного заключения — однако ордер на арест так и не был выписан.

Внесудебные казни вызвали острую реакцию за рубежом. США на время прекратили экономическое и военное сотрудничество с режимом Баутерсе, а Нидерланды разорвали дипломатические отношения с бывшей колонией и приостановили оказание экономической помощи Суринаму.

После переворота, начиная с 1982 года, начали распространяться слухи о том, что Суринам стал одним из ключевых перевалочных пунктов для трафика колумбийского кокаина. Благодаря своему географическому положению на Атлантическом побережье Южной Америки и существованию большой диаспоры в Нидерландах Суринам стал действительно идеальным транзитным пунктом для наркотрафика в Европу. Кроме того, близость к Карибскому бассейну также сделала его удобным пунктом на маршруте контрабанды наркотиков в США.

Первые доказательства существования незаконного оборота кокаина между Колумбией и Суринамом были представлены в 1983 году Жюлем Седнеем, председателем Центрального банка Суринама, который был вынужден бежать в Нидерланды после того, как отказался принять депозит в размере 50 млн долларов от Медельинского картеля, созданного во втором по значимости городе в Колумбии знаменитыми в то время торговцами кокаином.

В период с 1976 по 1992 год картель руководил крупнейшей сетью наркоторговли в мире: они наладили поставки кокаина в США и Европу, в том числе через Суринам. За это время торговля наркотиками принесла ее организаторам миллиарды долларов и стоила жизни нескольким тысячам человек.

Брат Пабло Эскобара Роберто, он же Эль Осито («Медвежонок»), был своего рода министром финансов Медельинского картеля. В мемуарах и интервью, которые он давал после освобождения из тюрьмы, Роберто охотно рассказывает историю картеля. Вместе с братом они часто совершали международные поездки и встречались с правительствами и высокопоставленными политиками по всей Центральной и Южной Америке. Роберто утверждает, что в начале 1980-х годов они были частыми гостями военного режима в Суринаме.

Именно в этот период была организован маршрут наркоторговли между Колумбией и Нидерландами через Суринам.

В 1985 году Нидерланды, обеспокоенные в том числе и масштабами незаконного оборота наркотиков, организовали в Карибском бассейне операцию, целью которой было поймать с поличным Дези Баутерсе. Спецслужбы бывшей метрополии считали, что именно диктатор Суринама несет ответственность за рост объемов наркоторговли.

Дик Стотийн, по прозвищу Танцор, отвечал за организацию встречи на Кюрасао (автономная территория Нидерландов на острове к северу от Венесуэлы) с наркоторговцами из Суринама.

Стотийн родился в Суринаме, но большую часть жизни провел в Нидерландах. В 1960-1970-х годах стал успешным контрабандистом, местная пресса даже называла его «Аль Капоне из Брабанта». Он обладал широкими связями в преступном мире и заработал миллионы, занимаясь контрабандой сливочного масла, виски, оружия и наркотиков. Из-за перенесенной проказы в 1964 году ему ампутировали обе ноги, и Стотийн был вынужден передвигаться в инвалидной коляске или на протезах, в которые полиция позже встраивала жучки.

В 1981 году с ним связались члены Медельинского картеля. Они хотели организовать распространение кокаина в Западной Европе через Нидерланды. Вскоре после этого Стотийн начал сотрудничать с нидерландской полицией, а позже стал одним из самых ценных информаторов американского Управления по борьбе с наркотиками. Безногий контрабандист получил оперативный псевдоним «Танцор».

Дези Баутерсе решил не ехать на организованную Танцором встречу и послал вместо себя свою «правую руку», 28-летнего капитана Этьена Буренвеена.

По словам журналиста Ханса Баддингха, расследовавшего эту историю, «Нидерланды остановили операцию в последнюю минуту по политическим причинам и предпочли позволить действовать американцам, которые позже организовали операцию в Майами».

Агент Управления по борьбе с наркотиками под прикрытием, выдающий себя за покупателя кокаина, провел с Буренвееном в Майами переговоры для организации перевозки наркотиков из Южной Америки в США рейсами авиакомпании Surinam Airways.

Агент Кеннет Петерсон, для которого главной целью был Баутерсе, сообщил, что 25 февраля 1986 года Рикардо Хейманс, менеджер по продажам компании Surinam Airways в Майами, гарантировал ему защиту самолетов из Суринама, которые перевозят наркотики в США. Он добавил, что «защита будет исходить от людей на самом высоком уровне правительства, таких как президент».

Заключительная встреча наркоторговцев прошла 26 марта 1986 года на яхте в Майами. Главные действующие лица, которые ранее обменивались информацией только через посредников, впервые встретились и обсудили гарантии. Судно было оборудовано микрофонами и видеокамерами. На борту находились четыре человека: агент Управления, выдающий себя за покупателя, и поставщики из Суринама — Буренвеен, Сильвион Хейманс (представитель компании Surinam Airways в Майами) и его сын Рикардо Хейманс.

Целью операции было выманить Дези Баутерсе в Майами и взять его с поличным — но он так и не приехал. В конце этой встречи агенты американского Управления по борьбе с наркотиками арестовали присутствовавших на ней суринамцев.

Согласно материалам дела, Буренвеен запросил за свои услуги 1 млн долларов США. В ходе допроса он заявил, что является советником главы государства и возглавляет службу тылового обеспечения Вооруженных сил Суринама. За попытку создания сети наркотрафика между Майами и Суринамом Этьен Буренвеен предстал перед судом во Флориде и был приговорен к 12 годам лишения свободы, хотя обвинение просило 20 — Баутерсе потратил около 600 тысяч долларов на адвокатов для своего соратника.

Но после четырех лет тюремного заключения в США Буренвеена выпустили на свободу за «хорошее поведение», и он вернулся в Суринам, где был назначен начальником военной полиции и разведывательного управления армии.

В 1994 году прокуратура Нидерландов возбудила уголовное дело против Буренвеена по подозрению в незаконном обороте наркотиков. В 1997 году дело прекратили из-за отсутствия доказательств. В том же году Буренвеену присвоено звание полковника и он назначен начальником штаба обороны Вооруженных сил Суринама.

Несколько лет назад стало известно, что в 1986 году правительство Нидерландов, возглавляемое в то время премьер-министром Руудом Лубберсом, планировало направить в Суринам 850 морских пехотинцев при значительной поддержке военных США с целью свержения режима Баутерсе.

Сам диктатор США не интересовал. Дело в том, что в середине 1980-х правительство Суринама ввело налог для иностранных корпораций, таких как американский производитель алюминия Alcoa, владевший Suralco — дочерней компанией в богатом бокситами Суринаме. С 1920-х годов компания беспошлинно добывала ресурсы (более 75% бокситов вывозилось в США). Возмущенное новым налогом руководство Alcoa отправило своих лоббистов к правительству США.

Американцы, со своей стороны, посчитали, что только подготовка вторжения будет стоить около миллиарда долларов, и просьбу Нидерландов об оказании военной помощи отклонили. По другим данным, в ЦРУ решили, что будет выгоднее финансировать бывшего соратника Баутерсе, у которого уже были проблемы с властями Суринама.

Серия вооруженных столкновений, начавшихся в 1986 году в Суринаме, была названа Внутренней войной (нидерл. Binnenlandse Oorlog) и носила характер партизанского конфликта.

Основной причиной принято считать ссору телохранителя Баутерсе Ронни Брюнсвейка со своим непосредственным начальником. Он попросил главу службы охраны первого лица поднять ему зарплату, но тот отказался со словами: «Ты уволен, так что иди воруй». Это произошло в 1984 году — а годом позже имя бывшего телохранителя стало все чаще звучать в связи с серией вооруженных ограблений.

Брюнсвейк стал обеспеченным человеком и действовал как местный Робин Гуд, раздавая деньги, еду и лекарства среди своих соплеменников — маронов. Хотя полиция разыскивала Брюнсвейка, он некоторое временя свободно передвигался по Парамарибо и даже принял участие в футбольном матче против команды, в которой играл один из министров страны. После ареста он был помещен в форт Зеландия, но вскоре сбежал оттуда, — по его словам, «с помощью магии».

Cо временем противостояние Брюнсвейка и властей не без помощи журналистов приобрело этнический подтекст. Баутерсе, который наполовину является южноамериканским индейцем и наполовину креолом, обладал (и до сих пор обладает) значительной поддержкой внутри страны. После сержантского путча в армию вошло большое количество индейцев и маронов — представителей этнической общности смешанного афро-индейского происхождения. Они также известны как лесные негры (нидерл. Businenge). Они являются потомками беглых черных рабов, завезенных в Южную Америку для работы на плантациях, мулатов и креолов, и живут в труднодоступных районах Суринама и Французской Гвианы.

Одним из таких новобранцев был Ронни Брюнсвейк — молодой марон из племени ндюка. После ареста и побега он стал позиционировать себя как защитника интересов «лесных негров» и требовал признания их прав.

В 1986 году Брюнсвейк нашел себе покровителей в виде голландских журналистов, которые сделали ему имидж борца с режимом диктатора Баутерсе. Они сыграли ключевую роль, предоставив марону поддельный паспорт и оплатив ему билет в Париж, где он встретился с лидером суринамской оппозиции в изгнании Андре Хаакматом. Тот привез Брюнсвейка в Нидерланды, где предложил ему возглавить вооруженное сопротивление диктатору. 1 июля 1986 года была создана Суринамская национально-освободительная армия.

Гражданская война началась в 3 часа утра 22 июля 1986 года с нападения отряда маронов во главе с Брюнсвейком на армейский КПП у деревни Штолкерцейфер, в 50 км к востоку от Парамарибо. В ходе бескровной атаки повстанцы захватили оружие и взяли в плен 12 военнослужащих, скрывшись с ними на территории Французской Гвианы.

После первого акта войны повстанцы назвали себя «Коммандос джунглей», а Брюнсвейк взял позывной «Ромео Браво» по инициалам своего имени RB (в фонетическом алфавите для английского языка букве R соответствует слово Romeo, а букве B — Bravo).

Власти отправили военный отряд, чтобы найти нападавших и освободить пленников. Следы привели их в деревню Мойвана, где родился Брюнсвейк. Не найдя лидера повстанцев и его коммандос, военные сначала пытали, а потом расстреляли, по разным данным, от 39 до 50 местных жителей маронов, в том числе женщин и детей. Резня в Мойване стала одним из самых известных и кровопролитных эпизодов гражданской войны в Суринаме. Это событие ознаменовало начало Восстания маронов, которое привело к многочисленным жертвам среди лесных негров.

После расследования, проведенного Межамериканской комиссией по правам человека, в 2006 году правительство Суринама принесло публичные извинения семьям жертв, дополнительно выплатив компенсацию оставшимся в живых. Однако виновные в совершении преступления не понесли наказания.

Ходили слухи, что на стороне маронов воевали наемники, завербованные в антикастровских организациях, а Баутерсе поддерживали ливийские солдаты, отправленные по приказу Каддафи. Несколько тысяч маронов бежали через границу во Французскую Гвиану и обосновались неподалеку от космодрома Куру. Франция была обеспокоена проблемой беженцев и стала посредником в мирных переговорах между Брюнсвейком и Баутерсе в 1989 году.

Незаконный оборот наркотиков во время войны не прекратился и стал тревожным вопросом, что заставило участников переговоров включить в проект соглашений статью, призывающую положить конец торговле наркотиками. Среди прочего соглашение предусматривало интеграцию «Коммандос джунглей» в полиции и армию Суринама, а также большую автономию для «лесных негров» — но Баутерсе отказался подписывать его.

В марте 1990 года власти Суринама арестовали Брюнсвейка по подозрению в незаконном обороте наркотиков. Во время задержания двое его телохранителей были убиты. В свою защиту Брюнсвейк заявил, что за неделю до этого на подконтрольной ему территории вблизи поселения Моенго на востоке Суринама сел самолет с тремя колумбийцами, одним американцем и тонной чистого колумбийского кокаина на борту. По словам Брюнсвейка, самолет летел из Колумбии в деревню Апура на западе Суринама, но пилот (по некоторым данным, им был агент ЦРУ по имени Фрэнк Кастро) заблудился. Об инциденте он доложил сначала в посольство США и лишь спустя почти неделю уведомил власти Суринама. Брюнсвейк также обвинил Баутерсе в том, что он придумал этот отвлекающий маневр с его арестом, чтобы отвести подозрения от себя.

Упомянутая деревня Апура фигурирует в показаниях еще одного телохранителя Баутерсе, который в 1990 году сбежал в Нидерланды. Он утверждал, что диктатор лично контролировал поставки кокаиновой пасты в деревню. Там местные индейцы производили из нее кокаин.

Но есть и те, кто считает, что Брюнсвейк, возможно, таким образом финансировал свое восстание, облагая налогами наркоторговцев, которые действовали на его территории.

Подробности этого случая так и не были выяснены до конца. Брюнсвейка под нажимом США и Нидерландов отпустили. Мирное соглашение между Баутерсе и Брюнсвейком, которое положило конец гражданской войне, было подписано два года спустя, 8 августа 1992 года.

По оценкам западных спецслужб, в начале 1990-х годов до 60% кокаина, прибывающего в голландский порт Роттердам, один из крупнейших в Европе центров распределения наркотиков, поступало из Суринама.

Подкомитет по вопросам терроризма, наркотиков и международных операций США расследовал утверждения, что Дези Баутерсе использует Центральный банк Суринама и коммерческий банк BCCI для отмывания миллионов долларов, заработанных на торговле наркотиками. Подкомитет США входил в состав комитета по международным делам Сената, председателем которого в то время был Джон Керри (в 2013–2017 гг. — госсекретарь США).

В сентябре 1990 года нидерландская пресса сообщила, что гаагская полиция прослушала телефонный разговор представителей одного из колумбийских картелей, в котором неоднократно упоминалось имя Дези Баутерсе.

В 1992 году министр юстиции Нидерландов создал COPA («Колумбия — Парамарибо»), полицейское подразделение, которому было поручено вести борьбу с торговцами кокаином из Суринама. Работа по расследованию, прослушиванию и наблюдению, проводимая COPA в течение более восьми лет, позволила получить в высшей степени документально подтвержденную информацию, которая была использована в ходе заочного судебного разбирательства по делу Дези Баутерсе в Гааге в 1999 году.

Свидетели, опрошенные COPA, сообщили, что уже в 1982 году суринамская армия способствовала транзиту через страну грузов кокаина массой от 100 до 150 килограммов. В 1983 году нидерландская полиция получила первые сообщения о контрабанде кокаина через Суринам. Следователям стало известно, что представители местных индейских народов во внутренних районах страны, объединившиеся в ополчение «Тукайана Амазонас», получали оружие от армии Суринама, и не только воевали против маронов, но и принимали активное участие в торговле кокаином.

Также свидетели рассказали о нескольких лабораториях по производству кокаина, а также об убийствах колумбийцев и коренных жителей, охранявших эти лаборатории, которых необходимо было заставить замолчать. Согласно показаниям свидетелей, Баутерсе руководил одной из таких лабораторий, расположенной в 10 км от границы с Гайаной. Легкомоторные самолеты из Колумбии, Боливии и Бразилии доставляли туда пасту коки, где индейцы делали из нее кокаин. Затем он отправлялся в Парамарибо на армейских грузовиках и бронеавтомобилях. Перед вывозом за рубеж наркотики могли храниться прямо в армейских казармах.

В 1987 году Баутерсе согласился на восстановление конституции и проведение выборов при условии, что он останется главнокомандующим Вооруженными силами Суринама. Однако на проведенных в ноябре выборах партия, возглавляемая Баутерсе, получила в Национальной ассамблее только 3 места из 51.

На президентских выборах 25 января 1988 года победу одержал Рамсевак Шанкар, которого недолюбливали в армии. Премьер-министром стал Хенк Аррон, свергнутый в результате «сержантского путча» в 1980 году.

Это стало причиной растущей напряженности между правительством и армией, и 22 декабря 1990 года Баутерсе подал в отставку, подчеркнув, что «не может играть роль клоуна, который не имеет гордости и достоинства». Но около полуночи 24 декабря 1990 года исполняющий обязанности главнокомандующего Айван Граанугст заявил президенту Шанкару по телефону, что тот низложен, поэтому ему и членам его правительства «лучше остаться дома». Спустя три дня правительство ушло в отставку, Национальная ассамблея была распущена, а 31 декабря Баутерсе был вновь назначен главнокомандующим Вооруженными силами Суринама.

В Нидерландах отрицательно отреагировали на переворот и в очередной раз прекратили выделение Суринаму экономической помощи. В целом мировая общественность негативно восприняла переворот, и под ее давлением военные были вынуждены провести выборы с участием международных наблюдателей.

Наконец, в 1991 году к власти пришел президент Рональд Венетиан — давний политический соперник диктатора, и Баутерсе был вынужден уйти в отставку с поста главы Вооруженных сил.