05:14
4 декабря ‘21

Может, когда-нибудь найдется и мой прадед: интервью с участником поискового отряда

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В России насчитывается более семи миллионов пропавших без вести советских солдат Великой Отечественной войны. Благодаря поисковым отрядам это число с каждым годом уменьшается. Приезжая на место сражений, поисковики находят и поднимают из земли останки солдат, павших в годы ВОВ.

Поисковики — это люди разной возрастной категории, разного рода занятий, материального положения, которых связывает одно дело — найти, возможно, безымянных, но никем не забытых солдат.

Корреспондент ФАН поговорил с участником поискового отряда «Высота» Дмитрием Антиповым, который уже седьмой год занимается поднятием останков пропавших советских бойцов.

Отряд «Высота» основан 14 ноября 2015 года, он входит в организацию поисковой экспедиции «Долина» Новгородской области.

— Расскажи, с чего начался твой путь в «Долине». С какой целью ты туда пришел и сколько уже там работаешь?

— Работая в спортцентре, я познакомился с людьми, которые уже входили в состав «Долины». Они предложили мне принять участие. Я тогда уже слышал об этой экспедиции, хотел попасть, но все не знал, как. В 2015 году, ничего не зная и не умея, я отправился с ними на раскопки.

Уже в том возрасте у меня было осознание, что эти люди когда-то отдавали свои жизни, чтобы ты ел и спал под мирным небом. Не так много людей, которые занимаются этим — возвращением бойцов домой, хотя таких без вести пропавших солдат очень много — миллионы. Поэтому я для себя решил: кто, если не мы, будет этим заниматься.

У меня прадедушка пропал на войне, его так и не нашли, но по России и странам зарубежья ребята также занимаются поднятием бойцов. Может, когда-нибудь найдется и мой прадед, как и мы находим чьих-то.

— Возникали какие-то проблемы в процессе поисковой экспедиции?

— Особо не возникало никаких проблем, скорее, нюансы, которые не позволяли отправиться в экспедицию. Я учился в колледже, и перед дипломом меня не хотели отпускать, но я все равно старался находить решения, чтобы попасть в лес.

— Сколько средств уходит в среднем на экспедицию и кто это финансирует?

— Всегда по-разному. Кому-то нужно купить костюм или лопату. Тратим средства на технику для леса, на которой уходим в глубь леса. Выделяются средства из фондов президентских грантов: государство помогает и развивает. Также есть спонсоры по району — каждый чем может. Даже продуктами и материалами помогают. Бывает, из своего кармана выделяем деньги, на собраниях решаем, что нам необходимо купить на этот год.

— Расскажи о режиме дня поисковика в походе. С чего и во сколько начинается день, когда и чем заканчивается?

— День поисковика начинается с утреннего подъема, примерно в 6–7 утра. Дальше женщины готовят завтрак: кашу, кофе, бутерброды. После перекуса начинается сбор в лес, прогревается техника. В 9 часов нас уже в лагере нет. Обед с 12 до 14 часов дня, потом дальше продолжаем поиски, и в 17:00 выдвигаемся обратно. Заканчивается наш день ужином, звонками родным и просмотрами военных фильмов. На вахтах мы работаем без выходных и праздников.

— Сколько экспедиций за плечами лично у тебя?

— Более десятка вахт — это как сезонные вахты (весна, осень). Также всероссийские, на них собираются поисковики со всей России, из стран ближнего зарубежья.

— Нужна ли специальная подготовка, чтобы заниматься поиском без вести пропавших? Где ее можно пройти?

— Она нужна, но приобретаешь ты ее, скорее, в процессе и на практике. Новичкам проводят инструктажи: что нельзя трогать, что можно и так далее. Проводят в самом поисковом штабе любого города. Дальше с вахтами ты будешь копить навыки, учиться правильно выполнять поиск и поднятие останков солдат.

— Мины часто попадаются в лесу? Я знаю, были случаи, когда поисковики из разных городов натыкались на них и погибали.

— Да, мины — это частое явление. Каждый день что-то да попадается: не разорвавшиеся еще патроны, оружия. Это все в плохом состоянии, но все же есть. Когда попадается что-то подобное, мы записываем координаты, передаем в МЧС и в службу разминирования. Приезжают специально обученные люди и утилизируют.

Раньше мины часто подрывались, сейчас уже реже, но бывает. Я знаю, что в Волгоградской области двое поисковиков погибли в результате взрыва боеприпаса времен ВОВ. К сожалению, от этого никто не застрахован.

— Какими качествами, по-твоему, должен обладать поисковик?

— В первую очередь патриотизмом и любовью к Родине. Нужно понимать, кто, когда и как стоял за твою страну, город, поселок. Защищал твоих близких и родных. Он должен быть честным и внимательным. Обязательно должен быть выдержанным, потому что поисковые работы очень кропотливые. Должен быть физически подготовлен, поскольку мы работаем в болотах, в ледяной воде.   

— Чем поисковики заняты в свободное время вне сезона экспедиций?

— Вне сезона поиска мы работаем с архивами, тоже очень кропотливая и долгая работа. Нужно находить донесения, документы. Бывает, по аэрофотосъемкам тех лет можно найти, где находятся останки. Также мы занимаемся поиском родственников, если найден медальон или другие опознавательные знаки бойца. Работа в музеях, выставках — есть определенный цикл мероприятий «Дорогами памяти и поиска». Это маршрут по местам сражений времен ВОВ, в рамках памятной акции участники проводят на различных точках поисковые работы, устанавливают информационные щиты.

— Расскажи о самом процессе поиска останков, куда вы отправляете их?

— Когда мы находим бойца, то убираем верхний слой — грунт, после чего ножничками и совочками аккуратно все разгребается. Если невозможно установить личность, то есть солдат безымянный, в конце вахт собирают со всех отрядов такие останки и формируют гробы. На воинских захоронениях подготавливается место, и в конце вахты производится захоронение со всеми почестями и отпеванием.

Если боец именной, то начинается поиск родственников и ближайший год или два его не хоронят. Возможно, близкие захотят забрать останки на родину — это передается со всеми вещами.

— Как устанавливается личность бойцов? Неужели спустя столько лет это возможно?

— У них есть смертные медальоны, в которых было все прописано: родители, где призывался, дата рождения. Но после 1943 года их отменили. Некоторые солдаты их выбрасывали, поскольку считали плохой приметой. Также по именным вещам: много мелочей, которые помогают установить личность.

Ранее ребенок ВОВ Евгения Кустова из Новгородской области поделилась ужасами военных лет.