10:10
9 декабря ‘21

Обвинив Медведчука в госизмене, режим Зеленского пересек красную линию

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Самой обсуждаемой темой на Украине стал очередной удар, нанесенный властью по лидеру оппозиции Виктору Медведчуку. Впрочем, часть местных экспертов уверена, что даже при наличии обвинения в государственной измене никакие серьезные кары главному оппозиционеру страны не грозят. Корреспондент ФАН передает из Киева.   

Обвинение в госизмене, предъявленное Генпрокуратурой Украины лидерам оппозиции Виктору Медведчуку и Тарасу Козаку, стало неожиданным и крайне тяжелым ударом по ним, считают местные аналитики. И хотя их ждут длительные судебные процессы, похоже, на Банковой окончательно решили похоронить и без того ослабевшую после отключения трех телеканалов оппозицию. 11 мая Генпрокуратура и СБУ объявили, что нардепам Виктору Медведчуку и Тарасу Козаку выписаны подозрения по двум статьям. Одна из них — госизмена, вторая — посягательство на жизнь сотрудника силовых органов. Аргументация по обеим статьям смотрится абсолютно бредово даже для юридически неграмотного человека.

Напомним, в начале февраля режим президента Владимира Зеленского всерьез взялся за лидера ОПЗЖ и его коллегу по фракции. Сначала Совбез Украины ввел санкции против трех телеканалов, принадлежавших нардепу Тарасу Козаку — 112 Украина, ZIK и NewsOne. Это было сделано без решения суда, по некому секретному представлению СБУ. Позже оказалось, что поводом  стал анонимный вброс из российских Telegram-каналов. Там говорилось, что Козак якобы «курирует поставки угля из Донбасса на Украину через Россию». Украинское общество проглотило этот правовой беспредел, и власть охотно его продолжила.

В конце февраля последовал второй санкционный удар. Он обрушился уже на Медведчука и его жену Оксану Марченко, а также на гражданскую супругу Козака Наталью Лавренюк. Основание — «финансирование терроризма», хотя по этой уголовной статье все фигуранты даже не проходили подозреваемыми. В итоге под предлогом санкций власти «отжали» бизнес, которым Виктор Медведчук официально не владел, но который ему приписывали в СМИ — нефтепродуктопровод «Прикарпатзападтранс». Также заблокированным оказалось все личное имущество Медведчуков.

Интересно, что никакого отношения к нынешней серии обвинений все это не имеет. То есть СНБО вводил санкции по таким юридически ничтожным поводам, что их даже за два месяца не смогли реализовать в уголовном поле. Так что власти Украины решили придумать новые поводы, куда более конкретные. Статья, которую инкриминируют Медведчуку («Госизмена»), является одной из самых тяжких, по ней обычно применяют меру пресечения в виде содержания в СИЗО.

По данным украинских СМИ, сейчас Козак находится на территории РФ, а Медведчук — на Украине. Значит, учитывая тяжесть статьи, вероятность его отправки за решетку на этапе меры пресечения велика. По мнению киевских аналитиков, все происходящее, по сути, является политическим преследованием. На это у режима Зеленского есть как внутренние причины, так и внешние. Во-первых, партия Медведчука — ОПЗЖ — единственная на Украине независимая партия, которой управляют и не из офиса президента, и не из американского посольства. 

Преследуя ее лидеров, власть показывает, что любая оппозиция должна быть связана либо с самой властью, либо с «западными партнерами». Во-вторых, режим Зеленского пытается угодить Вашингтону, который выдвигает к Киеву массу требований по внутренней политике. Эти требования в офисе президента выполнять не хотят, вместо этого перед Вашингтоном они изображают из себя лютых антироссийских управленцев. По мнению аналитиков, главным следствием объявления надуманных подозрений Медведчуку станет резкое усиление атмосферы правого беспредела в стране. То есть теперь любого украинского политика власти могут запросто отправить за решетку еще до приговора суда, при молчаливом одобрении Запада.

Впрочем, как сообщил на брифинге в Киеве политический аналитик Александр Кочетков, в реальности «дело о госизмене» Медведчуку ничем страшным не грозит. 

«Обыски у Виктора Медведчука и санкции против него связаны с тем, что в начале года в офисе президента с ужасом заметили, что у них падает рейтинг, а президент Зеленский дал понять, что намерен идти на второй срок. Власть принялась искать варианты, как остановить падение рейтингов. Один из них — борьба с пророссийскими силами внутри Украины, ведь в ОП считают, что ОПЗЖ занимает часть электоральной ниши Зеленского, особенно в Донбассе, — заявил журналистам Кочетков. — В офисе президента спросили разрешения на такие шаги у США и, судя по всему, получили его. То есть «наезд» на главную пророссийскую силу был согласован с Госдепартаментом. Теперь давление на оппозицию идет по нарастающей — закрытие трех телеканалов, национализация собственности Медведчука, трубопровода «Прикарпатзападтранс» и т. д.»

По мнению Кочеткова, следующим шагом, по логике властей, было как раз возбуждение уголовного дела, ведь ранее введенные санкции СНБО против Медведчука и Козака были абсолютно неправовыми.

«Именно поэтому Генпрокуратура Украины санкционировала следственные действия в отношении Медведчука и Козака. Но, на мой взгляд, лично Медведчуку это ничем не грозит. Да, у него в результате резко сузилось электоральное поле, но больше он никак не пострадает. Он не только очень опытный юрист, но и слишком хорошо знает украинский политический бизнес. Лично он уже давно никаких документов не подписывал и никаких прямых указаний на противоправную деятельность не давал. То есть прихватить его за что-либо практически невозможно, — уверен Кочетков. — Разве что соратники олигарха, начиная с его жены Оксаны и до последнего депутата от ОПЗЖ, начнут давать на него признательные показания. Но этого не может быть по определению».  

Тем не менее, считает эксперт, для самого Медведчука последствия преследования уже есть внутри его партии. 

«Как только у него начались проблемы с режимом Зеленского, резко усилилось влияние его соратников по партии. Например, у Юрия Бойко начал расти рейтинг, у Медведчука снизились и ресурсные возможности, ведь бизнес Козака кормил его политическую систему», — указал Кочетков».

Политолог, директор аналитического центра «Третий сектор» Андрей Золотарев заявил на брифинге, что, резко взвинтив давление на Медведчука, Зеленский и его окружение перешли своеобразную красную линию. 

«В феврале, когда началась история с санкциями, стало ясно, что Медведчука, скорее всего, будут «дожимать». Теперь генпрокурор Венедиктова выписала подозрения Медведчуку и Козаку, а их процессуальный статус изменился со свидетелей на подозреваемых. Обвинение выдвинуто по статье «Госизмена», тут назад уже не отыграешь, продолжение мы теперь наверняка увидим в суде», — считает Золотарев.

По его мнению, при режиме Петра Порошенко лидера ОПЗЖ не трогали, поскольку существовали негласные договоренности между властью и оппозицией.

«Содействие Медведчуку со стороны Порошенко носило политтехнологический характер. Медведчук нужен был Порошенко как прямой контактер с российской властью, поэтому он неспроста оказался в составе ТКГ по Донбассу, став официальным представителем в гуманитарной подгруппе, — напомнил Золотарев. — Некое неофициальное сотрудничество между Порошенко и Медведчуком, несомненно, было, с обеих сторон оно носило очень циничный характер. Они просто были нужны друг другу», — считает эксперт.

По его мнению, в Минских соглашениях была и непубличная часть, благодаря которой у Медведчука был зеленый свет по бизнесу и «охранная грамота».

«Без политической крыши на Банковой Медведчук не смог бы получить ни финансовый, ни медийный, ни политический ресурс. Так что во времена Порошенко все угрозы в адрес ОПЗЖ были сотрясением воздуха и никогда не переходили в плоскость конкретных решений. Конечно, это расслабляет, мешает реально оценивать ситуацию и трезво относиться к своим возможностям. Для оппозиции стало шоком, когда президент Зеленский не стал искать компромиссы и расторг доставшиеся в наследство договоренности. Для Медведчука, сумевшего успешно пережить все смены власти на Украине, дело впервые приняло столь серьезный оборот. Тем не менее он наверняка найдет выход и из этой непростой ситуации», — заключил глава «Третьего сектора».