22:14
27 июля ‘21

Полковник ФСИН обрисовал две альтернативы ближайшего будущего для казанского стрелка

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Перед Ильназом Галявиевым, обвиненным в массовом убийстве в казанской школе, сейчас два пути: либо пожизненное заключение в зоне особого режима (на территории России — семь колоний для убийц и серийных насильников), либо специальная психиатрическая лечебница — таких в России восемь учреждений.

Об этом ФАН рассказал ветеран ФСИН, полковник внутренней службы в отставке Василий Макеенко. Он раскрыл, чем отличается жизнь в клинике с интенсивным наблюдением от пребывания в колонии для «серийников».

Зона или психушка?

Полковник Макеенко напомнил: если человек совершил тяжкие преступные деяния, а обстоятельства содеянного таковы, что вызывают вопросы о вменяемости преступника, то его посылают на судебно-психиатрическую экспертизу.

«Чаще всего ее выполняет Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В. П. Сербского Минздрава России. Соответствующие учреждения есть и в регионах», — пояснил собеседник ФАН.

По словам эксперта, процедура обследования проводится тщательно, процесс занимает время. Так, историка Олега Соколова, убившего и расчленившего свою аспирантку и сожительницу Анастасию Ещенко, проверяли на вменяемость около двух месяцев.

«Если казанский стрелок окажется вменяем, пожизненный срок ему гарантирован. После суда его отправят в колонию особого режима с камерным содержанием. Особый режим — самый тяжелый из существующих. Есть еще колонии общего и строгого режимов», — отметил ветеран ФСИН.

Как живется на зоне «серийникам» и маньякам?

Всего в России семь колоний особого режима: «Единичка» (колония №1 в Мордовии), Соль-Илецкая колония «Черный дельфин» в Оренбургской области (самая большая в стране), «Полярная сова», которая находится за полярным кругом в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа (самая северная колония с невероятно тяжелыми климатическими условиями), «Черный беркут» на севере Свердловской области, «Белый лебедь» в Соликамске Пермского края, «Вологодский пятак» на острове посередине озера вблизи Белозерска, Торбеевский централ в Мордовии.

Ветеран ФСИН напомнил, что во всех этих колониях сидят серийные убийцы, насильники, террористы.

«Особый режим — самый жесткий в пенитенциарных заведениях. На дверях в камеру — дополнительная решетка. Видеонаблюдение — постоянно. Подъем в 6:00, в 22:00 — отбой, днем садиться на койку запрещено, питание — три раза в день, одна часовая прогулка, во время которой можно выкурить сигарету. За нарушения — ШИЗО. Днем там койка поднимается и пристегивается к стене карцера. Обитателей подобных тюрем, как правило, размещают в камерах по двое. Больше никого, кроме охранников, они не видят», — рассказал полковник.

Макеенко поделился подробностями: все попавшие в колонию камерного типа особого режима перемещаются по территории тюрьмы согнувшись, с поднятыми вверх руками в наручниках за спиной, под конвоем из нескольких охранников с собакой. Он заметил, что подобную позу арестанты называют «лебедь», что и дало название колонии в Соликамске.

«Разговоры с охраной и другими заключенными в колонии особого режима запрещены. Гуляют там раз в сутки до полутора часов в маленьком крытом дворике. Работают зеки в мастерских-камерах, где находится оборудование. Рядом максимум один-два «коллеги по труду». При строгих условиях содержания в колонии особого режима разрешена только одна посылка, одно длительное и два краткосрочных свидания в год», — сообщил ветеран ФСИН.

Когда смерть предпочтительнее срока

Знаток пенитенциарных учреждений уточнил, что за нарушение режима заключенных переводят в карцер. Осужденный попадает на несколько дней в маленькую одиночную камеру, в которой есть койка, стул и унитаз. Там происходит полная изоляция от общества. По словам Макеенко, это очень давит на мозги.

«Иногда за хорошее поведение пожизненно осужденным позволяют посмотреть телевизор, но информационный голод — дичайший. Иногда они пытаются убить друг друга, сходят с ума. Приговоренные к длительным срокам и пожизненные сидельцы часто теряют связи с семьей, через какое-то время начинают осознавать бессмысленность своего существования. Они пытаются покончить жизнь самоубийством. Персонал заведения следит за ними и принимает меры для предотвращения подобных событий. После смерти их хоронят на тюремном участке. Вместо имени и фамилии на табличке ставится номер. Тело родным не выдается», — уточнил эксперт.

Василий Макеенко добавил, что сбежать из таких заведений всегда было почти невозможно. Кроме того, по словам ветерана ФСИН, сидящим в колонии особого режима обычно податься некуда. Он рассказал про случай в 1970-х, когда зеки осуществили побег из колонии на севере Западной Сибири. Через несколько лет геологическая разведка наткнулась на небольшую бригаду — бежавшие из колонии пристали к «продбазе», перевалочной точке в глухой тайге, и выживали в условиях, мало отличающихся от лагерных.

Полковник отметил, что в последние годы охрана пенитенциарных учреждений ведется с помощью современных электронных систем. Учитывая всеобщую компьютеризацию, шансов добраться до города у бегунов просто нет.

Если казанского стрелка признают невменяемым

Если же Ильназ Галявиев будет признан невменяемым, то есть не осознававшим тяжесть собственных поступков, то его отправят в психиатрическую больницу специализированного типа с интенсивным наблюдением, сказал собеседник ФАН.

«Человеку непосвященному может показаться, что «попасть на больничку» — простой и заманчивый вариант для любого, кто совершил тяжкое преступление, чтобы облегчить себе наказание. Но это не так», — пояснил собеседник ФАН.

Макеенко подчеркнул, что психиатрическая комиссия, которая по решению суда проводит экспертизу обвиняемого, состоит из опытных профессионалов, Этих специалистов обмануть трудно — симулянтов они разоблачают сразу.

Ветеран добавил, что «психушек» для особо опасных преступников (правильное название — психиатрическая больница специализированного типа с интенсивным наблюдением Министерства здравоохранения и социального развития РФ) в нашей стране — восемь. Они расположены в Новосибирске, Санкт-Петербурге, Калининграде, Орле, Дворянском селе Волгоградской области, Сычевке Смоленской области, Костроме и Казани.

«Спецлечебницы по степени надзора мало отличаются от тюрьмы: решетки на окнах, запирающиеся двери в палаты, видеонаблюдение и подготовленный персонал, который в случае необходимости может применить спецсредства. Особо буйных изолируют в отдельные палаты и фиксируют. Вкалывают галоперидол — и на «вязку». Снаружи охрану выполняют сотрудники ФСИН. По периметру на заборе используется спиральный барьер безопасности — колючая проволока «Егоза» — стоят вышки с постовыми, территория патрулируется со служебными собаками», — разъяснил полковник.

После лечения

Макеенко заметил, что ранее такие специальные психиатрические клиники относились к ведомству МВД, но первый и последний президент СССР Михаил Горбачев распорядился передать их в Минздрав.

Офицер напомнил — в этих больницах находятся исключительно те, кто совершил преступление, находясь в невменяемом состоянии, или лишился рассудка, отбывая наказание в местах лишения свободы. Первых после курса лечения освобождают, так как на момент совершения преступления они не осознавали, что творят, вторых — возвращают отбывать наказание.

«В специализированных медучреждениях режим достаточно строгий. Но тех, кто там находится, лечат. Некоторые пациенты остаются в закрытом заведении на всю жизнь, а некоторые могут покинуть лечебницу через несколько лет. Так, Сергей Гордеев, устроивший в феврале 2014 года стрельбу в здании 263-й школы района Отрадное и убивший двух человек, провел в психбольнице всего три года, недавно его видели в Подмосковье. Полагаю, после казанской трагедии обоснованность его нахождения среди здоровых граждан будет тщательно проверена», — сказал Макеенко.

Законодательство должно быть исправлено

Эксперт напомнил: в 1992 году в Уголовный кодекс были внесены изменения, в соответствии с которыми исключительная мера наказания — смертная казнь — в порядке помилования могла быть заменена пожизненным лишением свободы. Законодательство начал менять президент Борис Ельцин. В 1997 году в России был введен мораторий на смертную казнь с заменой смертного приговора на пожизненное заключение. Согласно принятым поправкам, через 25 лет отбывания срока осужденный за массовое убийство или серийные изнасилования может просить о помиловании — он получает право на УДО.

«Насколько мне известно, за все время было освобождено около пяти подобных сидельцев. Трое из них сразу же совершили преступления и вернулись за решетку. Эти люди не могут находиться в нормальном обществе», — уточнил полковник.

По словам офицера внутренней службы, последняя масштабная амнистия в России проводилась в 2013 году. Он высказал мнение, что сильное государство амнистий не проводит: после доказательства вины наказание на основании закона определяет суд.

«Преступники должны искупать то, что натворили. Россия окрепла, поэтому никаких масштабных амнистий, тем более амнистий, которые затронут совершивших тяжкие преступления, не предвидится», — сказал Макеенко.

Ветеран ФСИН допустил, что уголовно-исполнительное и уголовно-процессуальное законодательства России, которые были изменены в 1990-е, могут и должны быть пересмотрены для обеспечения безопасности общества.

Утром 11 мая на территории школы №175 в Казани произошла трагедия. В учреждение ворвался вооруженный подросток и открыл стрельбу по детям и учителям. Погибли девять человек, 23 раненных госпитализированы. Стрелком оказался бывший ученик школы, 19-летний Ильназ Галявиев. Преступника задержали, идет следствие.