09:45
31 июля ‘21

Выборы судного дня: Перу проголосует за дочь диктатора или новые правила игры

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Последний день президентской кампании в Перу — 3 июня — кандидаты решили закончить на высокой ноте. Ультраправая кандидатка Кейко Фухимори приехала в район Вилья-эль-Вальвадор в Лиме, где провела многотысячную встречу со сторонниками. А социалист Педро Кастильо и его команда провели в Каса-дель-Маэстро пресс-конференцию, которая стала многотысячным митингом. 6 июня граждане страны будут решать, кто из кандидатов должен стать их президентом. Их выбор на многие годы вперед задаст тренд развития страны.

Автор Telegram-канала «Пиночет печет печенье» рассказывает о грядущих выборах в Перу, как кандидаты на должность президента разорвали нацию пополам и что ждет страну в будущем.

Выборы двухсотлетия

Перу знало немало скандальных политических кампаний, но эта своим размахом сумела превзойти все. Кейко Фухимори постоянно апеллировала к наследию своего отца — диктатора Альберто Фухимори. Социалиста Педро Кастильо пытались обвинить в пособничестве терроризму — из-за того, что он якобы входил в состав организаций, связанных с экстремистами и наркоторговцами из «Сияющего пути».

Сторонники и противники кандидатов вбрасывали в инфопространство конспирологические версии. Кастильо заявлял о необходимости реформировать Конституцию 1993 года. Под конец кампании на стороне Кейко Фухимори стали работать колумбийские пиарщики, которых несколько раз ловили на распространении фейков, а перуанские медиа оказались переполнены взаимными обвинениями в предвыборном мошенничестве, попытках «украсть выборы» и вбросами из непонятных источников.

Подогревало эту ожесточенную атмосферу взаимных подозрений убийство 16 человек в долине рек Апуримак, Эне и Мантаро (VRAEM). Практически сразу же правые стали говорить, что это совершили боевики «Сияющего пути», с намеком, что если не выбрать Фухимори, то у власти окажется связанный с убийцами Кастильо.

Интересно, что особым нервом всей кампании оказалось предстоящее празднование 200-летия независимости Перу 28 июля 2021 года. Это как бы подчеркивает эпохальность того пути, который выберет страна.

Впрочем, символизма этим выборам и так хватало. 31 мая выяснилось, что число жертв COVID-19 в стране не 70, а 180 тысяч. Перу с населением всего 33 миллиона человек уступило по количеству смертей только странам типа Мексики, где более 120 миллионов жителей, и Бразилии (более 210 миллионов). Согласно подсчетам, страна по уровню смертности на душу населения занимает первое место в мире.

К своему 200-летию Перу подходит с абсолютно обанкротившейся системой государственного управления, медицинским коллапсом и выбором между двумя кандидатами, — которых еще 10 лет назад считали крайними радикалами.

Кандидата делает команда

Последние три года ультраправая Кейко Фухимори провела, перемещаясь между тюрьмой, где она сидела по делу о коррупции, СИЗО и судами по делу о коррупции и создании преступной организации внутри своей партии «Народная сила». Президентские выборы 2021 года для нее уже третьи, — ранее она проигрывала левому националисту Ольянте Умале в 2011 году и правоцентристу Педро Пабло Кучински в 2016 году. Проиграть сейчас значит с высокой вероятностью стать «сбитым летчиком» в политике и перекрыть себе возможности хоть как-то участвовать в будущих выборах.

В предыдущие выборы ее противники умели мобилизовать электорат, маргинализируя Кейко Фухимори, просто апеллируя к тому, что она всегда акцентировала свою связь с наследием своего отца — диктатора Альберто Фухимори. Сейчас он доживает свой срок в тюрьме за совершенные им преступления — включая программу насильственной стерилизации 280 тысяч женщин народа кечуа.

Однако сейчас настоящим маргиналом из этих двух кандидатов в глазах политической верхушки Перу является именно Педро Кастильо. Это хорошо видно на примере тех команд, которые собрали кандидаты.

Фухимори — настоящая наследница своего отца-диктатора Альберто Фухимори. В ее команде — Франсиско Тудела, экс-глава МИД Перу при диктаторе, Максимо Касерес, вице-президент при Фухимори, и много других приближенных бывшего диктатора. Но Фухимори сумела привлечь на свою сторону вообще всех правых.

На нее работают Рафаэль Рей, экс-министр консервативного президента Алана Гарсии. Хосе Кабальеро, который был на дипломатической службе еще во времена апристов (это 1980-е годы). А также полковник Оскар Вальдес, в 2011-2012 годах глава совета министров при левонационалистическом президенте Ольянте Умале. Вальдес прославился коррупцией, враньем в официальных отчетах, принятием на работу обвиняемых в терактах и попытках свалить на подчиненных свои проколы. И это не считая других, столь же заслуженных деятелей «старого» Перу.

Педро Кастильо, в отличие от Фухимори, не может похвастаться таким блестящим набором бюрократов. Зато его партия Peru Libre («Свободное Перу») обладает наибольшим количеством мест в парламенте страны — 37 из 130. И что самое интересное — 21 место занимают простые учителя средних школ Перу, такие же как Кастильо, — обычные граждане, которые учат других и хорошо представляют их проблемы.

Кроме них, у кандидата-коммуниста есть Рохер Нахар Кокальйи, экс-депутат, который, как председатель нескольких комиссий проводил в 2006-2011 годах реформы в пользу мелких фермеров, коренного населения, индейцев Амазонки и потомков бывших черных рабов. А также довольно хорошая команда экономистов, состоящая из советников отраслевых министерств (Анаи Гевара, Андрес Кальдерон и другие), главы антикоррупционной комиссии, расследовавшей в Перу дело корпорации Odebrecht, Хуана Пари Чоквекота и университетских преподавателей.

Антикоррупционной составляющей Кастильо уделяет большое значение и людей подобрал с умом. В его команду вошел Авелино Яурегуй — главный следователь, расследовавший многочисленные преступления, совершенные во время диктатуры Альберто Фухимори. Именно Яурегуй засадил в тюрьму диктатора, его министров, его генералов и многих его чиновников. Это явный знак гражданам, говорящий о принципиальности позиций Кастильо.

Интересно, что у Фухимори на этом фронте все довольно традиционно — команда экономистов заполнена экс-чиновниками ее отца, включая бывшего министра Хорхе Бако Камподонико. Коррупцией заведует депутат Дител Мурата, который себя ничем особым не проявил.

За общественную медицину у Кейко Фухимори отвечает отраслевой тяжеловес Эрнесто Бустаманте Донайре, бывший руководитель Национального института здоровья. В начале мая он мелькал на ТВ с рассказами о неэффективности китайской вакцины Sinopharm. Бустаманте при этом опирался на незавершенный отчет об испытаниях вакцины. В прошлом году он советовал жителям Перу использовать для умывания слюну, если у них не было поблизости воды. Другой не менее интересный человек — педиатр Франсиско Мартинес. В 2020 году он пиарил по ТВ молочный продукт, который якобы позволит детям, употребляющим его, лучше учиться. За фейковую рекламу он не понес никакого наказания.

Удивительным образом у Педро Кастильо, выходца из бедной семьи с не самым лучшим в стране образованием, подход к научной стороне дела оказался гораздо более вменяемым. Доктор и депутат Эрнандо Флорес собрал рядом с Кастильо хорошую команду медицинских профессионалов, включая ведущего эпидемиолога страны Антонио Киспе. Научный фронт дополнительно укрепляет Модесто Монтойя Савалетта, физик-ядерщик, который с 1993 года организует «Международные научные встречи» — событие, позволяющие научной общественности Перу не отставать от мировых трендов. Савалетту привлекло в Кастильо то, что они оба хотят создать в стране Министерство науки и технологий.

Экономика двухсотлетия?

Разные команды у кандидатов отражают разный подход к экономическим и социальным вопросам.

Предвыборный план Кейко Фухимори предусматривает жесткую финансовую политику правительства. Для нее важно справиться с государственными и частными долгами, которые в 2021 году достигли 36% перуанского ВВП. Но на таком основании яркую предвыборную кампанию не построить, поэтому во время предвыборных дебатов в Арекипе ультраправая кандидатка пообещала огромное число социальных программ.

Во-первых, это выплаты около 500 миллионов долларов 180 тысячам домохозяйств, которые тяжелее всего пострадали от COVID-19. Финансировать эту меру предполагается с помощью долговременных займов. По мнению составителя плана Луиса Каррансы, экс-министра экономики, это поднимет уровень госдолга до 40% ВВП, — но ничего страшного, ведь у Бразилии или Аргентины он доходит до 100%. Правда, Аргентина регулярно объявляется банкротом или балансирует на грани банкротства, но экономическую команду Фухимори это совершенно не волнует.

Одновременно с этим команда ультраправого кандидата собирается в два раза поднять пенсии, до 131 доллара в месяц, увеличить выплаты бедным семьям и создать еще несколько новых социальных программ. Для страны, которая в 2020 году испытала резкий подъем уровня бедности, с 20% до 30%, это серьезная попытка расположить к себе электорат.

Если опираться на данные статистических органов, в стране насчитывается около 1,2 миллиона домохозяйств, которые будут охвачены планами Фухимори. Это добавит еще 1,2 миллиарда долларов к ежегодным социальным выплатам, а если учесть заверения кандидата, что она утроит расходы в рамках программы продовольственной помощи населению, команде Фухимори нужно будет найти где-нибудь еще столько же.

Найти дополнительные 3 миллиарда долларов в год Перу просто негде, если не залезать в карман богатой верхушки или не обложить налогами крупный капитал. А ведь Кейко Фухимори еще пообещала в два раза повысить зарплаты в шахтерских регионах и перечислять большую долю налогов (до 40%), получаемых от горнорудной промышленности, в регионы ее операционной деятельности. Автор программы правительственных преобразований в команде Фухимори Эрнандо Герра Гарсия еще в ноябре 2020 года назвал все такие предложения беззастенчивой демагогией.

Но тут ультраправая кандидатка столкнулась с социалистом, который с самого начала говорил о необходимости массовой социальной помощи, обложения большими налогами крупных капиталов и богатой верхушки, введения новой конституции — и пришлось раздавать обещания направо и налево. Иначе не победить.

Педро Кастильо в своей новой программе «План управления Перу на двухсотлетие — без коррупции» сделал упор на том, что он и его советники назвали «народной рыночной экономикой». В ее рамках государство с одной стороны национализирует ресурсы, но не сами крупные предприятия, с другой же — намечается целый ряд мер социальной поддержки бедных и рабочих слоев населения страны.

Во-первых, до конца этого года команда Кастильо планирует создать 1 миллион рабочих мест. Во-вторых, малый и средний бизнес будут избавлены от ряда налогов. Будут снижены выплаты по счетам ЖКХ, помимо этого для нужд бизнеса проведут широкополосный интернет. В-третьих, чтобы защитить местную промышленность, фермеров и мелкий бизнес, Кастильо предлагает провести импортозамещение.

«Это не означает, что Перу прекращает импортировать товары. Мы говорим, что Перу прекратит импортировать товары, которые производятся у нас дома. Я говорю, например, об иностранной картошке», — заявил социалист на митинге в Уануко.

Эта программа коснется в первую очередь легкой промышленности и сельского хозяйства. Экспроприаций и насильственного отъема собственности, которыми часто пугают его противники, в ее рамках не предусмотрено. Вместо этого фермерам собираются помогать через Национальный и Аграрный банки.

В отличие от Кейко Фухимори, команда которой положительно относится к снижению налогов для крупной промышленности, Кастильо собирается не только повысить промышленникам налоги, но и увеличить их собираемость. Несмотря на то, что в Перу самый низкий уровень налогов в Андском регионе (около 14%), государство ежегодно недополучает в районе 1,5-2 миллиардов долларов.

С точки зрения большинства независимых экспертов, программа Кастильо может иметь негативные краткосрочные последствия в виде неустойчивости перуанского финансового рынка. А вот программа Фухимори имеет негативные долговременные последствия в виде резкого роста долговых обязательств, технических банкротств и повышения процентных выплат по долгам.

Вопросы стоимостью в президентский пост

Последнюю неделю перед выборами 6 июня кандидаты только уточняли свои программные положения.

Например, Кейко Фухимори во время дебатов 30 июня пообещала 6 миллионов компьютеров с Интернетом, а Педро Кастильо обещал улучшить условия труда работников сферы образования и увеличить на 10 долларов стипендии студентам из бедных семейств. Кандидаты обещали освободить мелкий бизнес от налогов, улучшить ситуацию в области медицины. Причем Фухимори делала упор на высокотехнологичной помощи, новых молекулярных тестах, а Кастильо — на развитии первичного звена, постройке новых больниц в регионах и поставках аппаратов МРТ в сельские больницы.

Не менее интересно посмотреть на вопросы, которые оба кандидата предпочли обойти в своих дебатах или почти не затрагивали в своих программах. В области охраны природы оба кандидата высказались настолько расплывчато, насколько это было возможно. Кейко во время дебатов 23 мая анонсировала помощь фермерам, живущим в местах деятельности добывающих предприятий.

Однако с ее стороны не было обозначено никакого увеличения финансирования охраны экологии, усиления контроля над промышленными предприятиями в районе Амазонки и помощи местным индейским народам. По мнению большинства комментаторов, для сеньоры Фухимори не существует проблем 10 миллионов человек, которые страдают от загрязнения почвы и водных ресурсов из-за действия местной и иностранной промышленности.

Педро Кастильо подошел более избирательно: он встречался с представителями индейцев Амазонки, обещал им выделить дополнительные средства для улучшения образования и социальной инфраструктуры. Однако, в целом и для него проблемы индейцев были вторичными по сравнению с проблемами населения центрального Перу и родной Кахамарки.

Но коренные народы Амазонки — это не более 1% избирателей, а экологические проблемы волнуют перуанцев меньше, чем вопросы бедности или общественной безопасности (более 82%, согласно опросам). Однако оба кандидата умудрились полностью проигнорировать вопросы, связанные с насилием по отношению к женщинам.

С этим делом в Перу просто беда. Согласно одному из исследований, половина женщин в партнерских отношениях несколько раз в жизни была избита. Ситуация чуть лучше в столице Лиме, там такое испытала каждая пятая, а в Кахамарке — две из трех и больше. Во время дебатов Кастильо на вопрос о женщинах и насилии по отношению к ним заявил, что надо лучше вкладываться в образование и медицинскую помощь пострадавшим. Посла чего съехал на националистическую риторику, рассказав о преступлениях иностранцев, наводнивших Перу.

Кейко Фухимори вспомнила, что она когда-то ратовала за постройку убежищ для пострадавших от домашнего насилия. Однако так же быстро съехала на посторонние темы: помощь женщинам-предпринимательницам, чтобы они меньше зависели от мужчин, и борьба с преступностью в Перу.

Для Кастильо такое пренебрежение «женским вопросом» вышло боком. 31 мая во время митинга в Пуно он заявил, что насилие и убийства женщин — следствие действий государства, которое порождает безработицу и преступность. Практически сразу на социалиста обрушились феминистки, заявившие, что насилие является следствием патриархального общества, в котором женщина рассматривается как собственность мужчины. Кастильо в итоге был вынужден оправдываться, говоря, что имел ввиду коррумпированность судов, в которых оправдывают насильников и убийц женщин.

Последние опросы дают Кастильо 45% против 43% у Фухимори. В условиях такой напряженной и фактически равной гонки, любой второстепенный вопрос может оказаться решающим.

За социалиста Кастильо готова голосовать перуанская деревня и большая часть горожан вне столицы. В тоже время Фухимори удерживает за собой большинство в столице и постепенно наращивает популярность среди горожан.

Возможно, что недостаточный упор на экологию и в женский вопрос будет стоить Педро Кастильо президентского поста. Тут стоит вспомнить результаты выборов в Эквадоре.

Вирна Седеньо, феминистка, кандидат на должность вице-президента страны, шедшая на выборы вместе с левым Яку Пересом, агитировала за правоцентриста Гильермо Лассо. Кто угодно — лишь бы не социалист Андрес Араус, шедший от широкого «корреистского» альянса.

В условиях, когда правые в Перу фактически всю свою программу построили на «кто угодно, только не Кастильо», даже 1% голосов оказывается решающим. В остальном у двух кандидатов примерно равные шансы победить.

Половина Перу готова терпеть привычную нестабильность старой элиты, когда президентов меняли как перчатки, лишь бы популисты во главе другой половины не устроили стране очередные политические реформы, которые поменяют правила игры, от чего вся нация жутко устала. Однако возможно, стране давно пора осушить бюрократическое болото в Лиме и закопать поглубже фухимористское прошлое.