06:40
19 октября ‘21

Доктрина Эрдогана: зачем Турция вмешивается в мировые конфликты

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Успешные для Азербайджана военные действия в Нагорном Карабахе повысили уверенность Турции в ее региональных амбициях. Анкара, занявшая в этом конфликте сторону Баку, стала все громче заявлять о своих планах на будущее.

«Мы будем укреплять связи во всех сферах с нашими братьями и сестрами от Балкан до Кавказа, от Центральной Азии до Африки», — заявил 24 февраля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Такой размах турецкого лидера не случаен. С одной стороны, Анкара считает, что эти территории являются частью ее культурно-цивилизационной географии, с другой — намекает о расширении сферы своего влияния и наступательных планах.

Автор Telegram-канала «Стамбульский волк» попытался разобраться в том, какое положение Турция хочет занять в разных регионах.

Участвовать во всех конфликтах

Эрдоган считает Турцию региональной державой, лидером на Ближнем Востоке и центром всего исламского мира.

Основываясь на устной турецкой доктрине распространения своего влияния, Анкара намерена вмешиваться в процессы не только непосредственно на Ближнем Востоке, но и в Африке, Центральной Азии, на Балканах и Кавказе.

Однако этими действиями она подвергает коренному переделу существующие центры притяжения, угрожая изменить мировой порядок.

Судя по действиям Анкары в последние годы, страна строго следует этой доктрине. Так, она провела четыре военных операции со вторжением на территорию Сирии; совершает налеты на базы РПК на Севере Ирака; грозит наземной операцией в Синджаре и Махмуре; нарастила в десятки раз количество своих сил на этих территориях; направила в Ливию военных инструкторов и боевиков; вступила в конфликт с Грецией в Восточном Средиземноморье, используя флот; поддержала боевые действия Азербайджана в Нагорном Карабахе.

В то же время Турция является второй страной после США с самой активной армией за рубежом. Более 50 тысяч турецких военных сейчас проходят службу за пределами своей родины, что составляет почти 15% от их общего количества в армии этого государства. Турецкие военные есть в следующих странах: Ираке, Сирии, Сомали, Ливии, Ливане, Афганистане, Катаре, Мали, Конго, Косово, Северном Кипре, Азербайджане и еще ряде государств.

«Отныне перед вами Турция, которая не проигрывает ни в дипломатии, ни на войне. То, что наша армия обретает на фронтах, мы не уступаем на переговорах», — сказал глава МИД Мевлют Чавушоглу в ноябре 2019 года, комментируя операцию «Источник мира» на севере Сирии.

Эти заявления турецкого руководства подтверждают, что Турция не будет сдерживать амбиций и использует свои возможности при возникновении новых конфликтов.

«Мягкая сила»

Турция продвигает свою «мягкую силу» в других странах посредством нескольких инструментов.

Это организации, связанные с религией, гуманитарной помощью и образованием. Среди них — Турецкое агентство по сотрудничеству и координации (TIKA) для финансирования необходимых инфраструктурных проектов, образовательное учреждение Maarif, которое находится под руководством «Управления по делам религии Турции» (Diyanet), а также культурные центры «Института им. Юнуса Эмре».

Большую роль в политике «мягкой силы» играют стипендии для обучения в университетах страны, а также турецкие исторические сериалы и мелодрамы.

Влияние в Центральной Азии

Ярким примером позиции Анкары стал конфликт на границе Киргизии и Таджикистана, произошедший в начале 2021 года.

Анкара могла бы выбрать лишь одну сторону конфликта, но она также заинтересована в укреплении позиций и в Таджикистане, поскольку пытается распространить свое влияние не только на тюркоязычные государства Средней Азии.

Именно по этой причине президент Реджеп Тайип Эрдоган был сдержан в своих комментариях по этой теме, а министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу созванивался с коллегами из Душанбе и Бишкека, призывая стороны конфликта к дипломатическому пути решения разногласий.

В турецких СМИ примирение двух среднеазиатских государств было преподнесено как победа турецкой дипломатии.

Во время войны в Нагорном Карабахе в октябре 2020 года министр обороны Турции Хулуси Акар на фоне успешных операций Азербайджана посетил Казахстан и Узбекистан.

26 и 27 октября он вместе с делегацией военнослужащих провел встречи с лидерами этих стран. В Нур-Султане стороны переговоров договорились о том, что казахские военные специалисты пройдут обучение по кибербезопасности в Турции. В Ташкенте военный министр подписал с узбекистанским руководством соглашение о военном финансовом сотрудничестве и Протокол о применении денежной помощи.

Millî Savunma Bakanı Hulusi Akar, Pakistan ve Kazakistan temaslarını tamamlayarak, Özbekistan’a geçti. Özbekistan Savunma Bakanı Bahadır Kurbanov ile bir araya gelen Bakan Akar, askeri törenle karşılandı.https://t.co/8OGQO4WmL6#MSB #HulusiAkar pic.twitter.com/S7Ax71W6Sh

— T.C. Millî Savunma Bakanlığı (@tcsavunma) October 27, 2020

Анкара стремится увеличить свое влияние в регионе в том числе для получения новых экспортных возможностей и с целью получения доступа к центральноазиатским нефтегазовым запасам, однако не располагает для этого неограниченными финансовыми возможностями.

Напротив, ввиду плачевного экономического состояния Турция находится в уязвимом положении перед государствами, с которыми ей придется конкурировать в регионе.

Для этого стране нужен хороший союзник. Таковым в Анкаре видят Вашингтон, хоть между ними за последние годы и накопились серьезные противоречия.

Тем не менее, Белый дом заинтересован в укреплении своих позиций в Центральной Азии, в чем ему может помочь турецкое руководство в обмен на ответную поддержку.

После распада Советского Союза в 1991 году Соединенные Штаты ожидали, что Турция, как член НАТО, будет противодействовать влиянию России в этом регионе. Но с начала 2000-х Анкара переориентировала свой фокус в сторону арабского мира.

По мнению аналитика турецкой государственной телекомпании TRT Юсуфа Эрима, исход небольшой войны в Нагорном Карабахе утвердил новое положение Анкары, в том числе и в Центральной Азии.

«Это расширяющееся влияние Турции создало для Вашингтона окно возможностей для начала конструктивного диалога с регионом, имеющим высокую стратегическую ценность и безграничные экономические перспективы. Турция также может стать более сильным противовесом китайскому влиянию в Центральной Азии, поскольку в последнее десятилетие Пекин врезался в эту географию со своей инициативой «Один пояс, один путь», — сказал Эрим.

Также турецкий политолог уверен, что Китай и Россия стремятся вывести Анкару на свои орбиты, подальше от Соединенных Штатов, и эта игра за влияние между двумя крупными странами делает Турцию важным союзником.

«Поддержка США придаст Турции больше уверенности для более глубокого проникновения в Центральную Азию», — уверен аналитик.

По словам Эрима, сотрудничество Вашингтона и Анкары в центральноазиатском регионе положительно повлияет на двусторонние отношения и поможет переключить повестку дня со спорных вопросов к теме сотрудничества во время предстоящих контактов между Джо Байденом и Реджепом Тайипом Эрдоганом.

Необходимо напомнить, что до 11 сентября 2021 года США пообещали вывести войска НАТО из Афганистана, после чего Анкара намерена взять под свой контроль международный аэропорт Кабула. Турция согласилась выполнить эту миссию за 130 млн долларов и поддержку союзников из Альянса, что также поспособствует увеличению ее влияния в данном регионе.

Влияние на Балканах

«Мы работаем ради мира, спокойствия, стабильности и развития на Балканах. Те, кто видит в Турции угрозу или конкурента, совершают большую ошибку, действуя исключительно исходя из своих интересов», — заявил Эрдоган во время видеоконференции в честь открытия больницы в Албании.

Турция имеет широкое влияние на Балканах, в частности, в Боснии, Косово и Албании, а также в Сербии и Македонии. Свое присутствие в этом регионе турки объясняют восстановлением османского наследия и укреплением культурного сотрудничества.

С момента окончания холодной войны Анкара проводила активную политику в этих странах. Турция пользуется экономическим, религиозным и культурным влиянием в Боснии. В местных школах изучают турецкий, который является третьим иностранным языком после английского и немецкого.

С 2016 года в Сербии более активно действуют турецкие компании, а в Албании страна профинансировала строительство крупной больницы и приобретение оборудования для нее, а также создание крупного религиозного объекта в Тиране.

В Косово турки также спонсировали строительство самой большой мечети в Косовска-Митровице. Благодаря своему влиянию в стране в 2018 году Анкаре удалось похитить шесть сторонников проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого турецкие власти считают ответственным за несостоявшийся переворот 15 июля 2016 года.

Правда, после этого инцидента, вызвавшего скандал в стране, премьер-министр Косово уволил министра внутренних дел и главу разведки.

Влияние в Африке

С приходом к власти «Партии справедливости и развития» (ПСР) в 2002 году отношение Анкары к Африке кардинально изменилось.

Согласно официальным данным, с начала 2000-х объем торговли Турции со странами Африки увеличился в 4 раза. 2003 году товарооборот составлял 5 млрд долларов, а сейчас он превышает 20 млрд долларов. Инвестиции страны в континент превысили 7 млрд долларов.

Анкара называет укрепление отношений с Африкой «одной из ключевых внешнеполитических задач». За последние годы количество дипломатических представительств страны там увеличилось до более чем 40. С тех пор как Эрдоган пришел к власти, он посетил 27 африканских стран.

Турция уделяет особое внимание Ливии, Эфиопии, Сомали и Судану, а в последнее время пытается наладить отношения с Египтом. Анкара легко распространяет свое влияние в Африке благодаря «мягкой силе», которая выражается в гуманитарной помощи и торговле.

В Ливии, Тунисе, Алжире и Марокко интерес к Турции в большей степени обусловлен исламистской внешнеполитической риторикой Эрдогана, который стал активно использовать ее с началом «арабской весны».

Влияние «байрактаров»

Анкара утверждает, что турецкая компания Baykar Makina уже поставляет свои БПЛА Bayraktar TB2 в Азербайджан, Катар и Ливию. Государство является четвертым по величине в мире производителем боевых беспилотников.

В середине мая стало известно о том, что Польша будет первой страной — членом НАТО, купившей турецкие дроны. Президент Анджей Дуда 25 мая во время официального визита в Турцию подписал соглашение о приобретении 24 беспилотников Bayraktar TB2.

Первый комплект из шести БПЛА поступит на вооружение армии европейского государства уже в 2022 году.

Примечательно, что турецкие политики не скрывают того, что эта сделка между Варшавой и Анкарой была проведена по настоянию Вашингтона.

«Мы продаем БПЛА европейской стране, Польше. Они сами обратились к нам. На самом деле, я слышал от своего источника, что об этом их попросили официальные лица США», — сказал во время заседания в турецком парламенте депутат от правящей «Партии справедливости и развития» Ведат Демироз.

Анджей Дуда стал не единственным лидером ЕС, решившимся на покупку БПЛА у Анкары. На данный момент заинтересованность в их приобретении проявила и Латвия.

The Latvian Minister of Defence Mr. Artis @Pabriks visited Baykar National UAV R&D and Production Center.

We were pleased to host him.

???????????????????? pic.twitter.com/ETXwRXwxm7

— BAYKAR (@Baykar_Savunma) June 7, 2021

Также еще в 2019 году Украина подписала контракт о покупке у Турции шести ударных дронов Bayraktar TB2. Они будут оснащены авиабомбами MAM-L турецкой Roketsan и другими высокоточными боеприпасами. По данным из открытых источников, стоимость контракта составила 69 млн долларов. Заказчику будут поставлены шесть БПЛА, две станции управления, 200 ракет, а также запчасти к беспилотной технике.

В октябре 2020 года «Интерфакс» сообщил о том, что Украина также начала подыскивать площадку для производства турецких БПЛА.

Эксплуатация членства в НАТО

Необходимо отметить, что Турция активно выступает за расширение НАТО и вступление в него Грузии и Украины.

Во время последнего визита украинского президента Владимира Зеленского в Анкару, 10 апреля, главы государств подписали декларацию, в которой Турция выражает поддержку членству страны в НАТО.

«Анкара выражает поддержку перспективе вступления Украины в НАТО, в частности, ее намерениям получить в ближайшее время план действий относительно членства и отметить стремление способствовать обеспечению совместимости армии страны с силами НАТО», — говорится в документе.

Во время официального визита в Турцию 1 июня премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили также поблагодарил Анкару за содействие и поддержку в процессе интеграции сил Тбилиси в структуры Альянса.

Итог

Пересмотрев свою внешнеполитическую доктрину, с 2016 года Анкара перешла к более активным действиям. Таким образом, Турция стремится повысить свой статус региональной державы, при этом понимая, что из-за противоречий в интересах она будет вынуждена столкнуться с более крупными игроками.

Однако действиями на территории Ближнего Востока и других регионов, а также своими враждебными заявлениями Эрдоган пытается внушить уверенность, что Турция находится на правильном пути.

Соперникам он заявляет, что его страна готова идти на риски, а во время личных встреч с лидерами иностранных государств говорит, что Анкара — союзник, на которого можно положиться.

Насколько высоко и независимо Турция способна повышать ставки, при том условии, что ее экономика может не выдержать такой нагрузки? Очевидно, что Эрдогану нужна помощь США. Именно поэтому на встрече с президентом Джо Байденом на саммите Альянса в Брюсселе он попытается объяснить важность Анкары как форпоста восточных рубежей НАТО и не только.

На днях выступая на встрече «Атлантического совета», советник премьер-министра Украины по внешней политике Евгения Габер рассказала, почему ее государству важна поддержка со стороны Турции.

«Турция — страна НАТО, кроме того, она вторая по крупности армия в Альянсе, она может сдерживать наращивание военного потенциала России. И готова это сделать без участия других стран блока и без вмешательства военных кораблей США. Она может уравновешивать российское присутствие».

Dr. Yevgeniya Gaber, Foreign Policy Advisor to the PM of Ukraine outlines the importance of Turkey’s support to Ukraine at an @AC_Istanbul & @ACEurasia event

Learn more about the event here: https://t.co/aUsre5z4VK pic.twitter.com/Brk46FmvE3

— Atlantic Council IN TURKEY (@AC_Istanbul) June 10, 2021

Такие заявления подтверждают, что усилия Реджепа Тайипа Эрдогана не проходят даром.