01:22
23 октября ‘21

Сыновья российских генералов не вернулись из боя

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

В народе давно сложилось мнение, что сыну генерала уготована блестящая карьера в уютном местечке. Но это не всегда бывает именно так.

Да, бесспорно, сыновья генералов после выпуска из военных училищ редко едут служить в далекий заброшенный гарнизон. Только речь в таких ситуациях идет именно о «генеральских сынках».

А вот настоящие сыновья настоящих генералов никогда не прятались за широкие спины своих отцов. А порой и становились героями без всяких там «но».

Таких примеров современность знает немного. Но они были. Особенно показала кто есть кто первая «чеченская война», шедшая с декабря 1994 по август 1996 года.

Тогда, по некоторым данным, федеральные силовые структуры потеряли около шести тысяч человек убитыми, почти девятнадцать тысяч ранеными.

С того поля боя не вышло и несколько «золотых мальчиков», которые не посчитали нужным просить отцов-генералов пристроить их в тихое местечко.

Ад у вокзала

Капитан Юрий Щепин являлся сыном генерал-лейтенанта Юрия Щепина. Но карьеру делал сам, и не где-то по кабинетам пыль гонял, а был командиром роты танкового батальона отдельной мотострелковой Майкопской бригады.

Если кто-то не помнит, эта та самая бригада, которую в новогоднюю ночь 31 декабря 1994-го бросили на штурм Грозного. А фактически отдали на растерзание хорошо подготовленным боевикам.

Неподготовленность состава, отсутствие координации с другими подразделениями, незнание местности и многие другие факторы стали причиной огромных потерь. Счет убитым и раненым только в этой бригаде шел не десятки.

В самый разгар боя возле вокзала капитан Щепин бросил свой танк в самое пекло, фактически подставившись под перекрестный огонь вражеских гранатометов.

А все для того, чтобы отвлечь на себя внимания и дать возможность своим бойцам вынести раненых с поля боя. Потом и сам офицер выскочил из танка и помогал затаскивать особо тяжелых на броню. И все это под яростным огнем боевиков.

Юрий Щепин пережил эту страшную ночь, а погиб уже когда начало светать в первый день нового 1995 года. Его настигла пуля снайпера у того самого железнодорожного вокзала, от которого он так и отошел. Впоследствии капитан Щепин был награжден Орденом Мужества. Посмертно.

«Пап, никому не звони»

Генерал-лейтенант Геннадий Аношин служил на Дальнем Востоке, когда началась война в Чечне. А его сын Александр в то время командовал взводом в мотострелковом полку под Самарой.

Сын с отцом время от времени созванивались, чтобы узнать о делах друг друга. Понятно, что генерал тревожился по поводу возможной отправки сына на Кавказ, и даже якобы предлагал помочь избежать этого.

Позже Аношин-старший будет вспоминать, что сын категорически запретил ему звонить куда-то и решать за него его же судьбу. «Отправят, значит, отправят», - говорил Александр.

Его и отправили. В тот самый кромешный ад новогодней ночи 1994-1995. Батальон Александра Аношина в числе других подразделений бился тогда за железнодорожный вокзал в Грозном.

Когда положение федералов стало совсем тяжелым, утром 1 января 95-го комбат отправил на вызволение раненых две БМП и танк. Старшим в группе отправился Александр.

Но маленькая колонна к своим так и не пробилась. Попав под перекрестный огонь, техника была сожжена, экипажи погибли. Раненого Александра Аношина взяли в плен.

Его судьба была неизвестна на протяжении мучительно долгих четырех месяцев, пока в Чечне не были обнаружены останки его тела.

Последний бой молодого танкиста

Сын генерала Анатолия Чигашова танкист-лейтенант Сергей Чигашов тоже воевал в Чечне в должности комвзода.

И для него новогодняя ночь 1994 года стала последней в жизни. Молоденький лейтенант погиб 1 января, в ожесточенном бою сменив два танка.

Когда Чигашов вместе с наводчиком пытались выбраться наружу из горящей бронемашины, их всех расстреляли чеченские снайперы.

Сергей Чиграшев тоже мог избежать службы на Северном Кавказе, но за помощью к высокопоставленному родителю ни разу не обратился.

На смерть добровольцем

Гвардии лейтенант Олег Шпак, сын в то время командующего Воздушно-десантными войсками России генерал-полковника Георгия Шпака), пошел по отцовским стопам. И тоже стал офицером-десантником.

Зимой 95-го он в должности командира парашютно-десантного взвода в составе своей части отправился наводить порядок в Чечне. Причем, в этом случае Олег Шпак мог избежать командировки в «горячую точку» даже без помощи родителя.

Тогда молодой офицер залечивал язву желудка в госпитале. Но, как только узнал о командировке, заставил врачей выписать его в срочном порядке. И уехал на Северный Кавказ, откуда уже не вернулся.

Олег прошел несколько месяцев кровавых боев, и в конце марта уже готовился лететь домой. Но сначала задержали вылет из Ханкалы, а потом понадобилось сопроводить боевую машину, а людей не хватало.

Олег вызвался добровольцем, хотя его командировка фактически уже закончилась. Шпак сидел на броне БМД, когда боевая машина наехала на противотанковую мину, после чего сдетонировал боезапас в машине. У Олега оторвало ноги. Он умер на месте от потери крови.

Последний полет лейтенанта

Сын генерал-майора авиации Анатолия Филипенка лейтенант Евгений Филипенок был вертолетчиком. На Северный Кавказ он отправился почти сразу после выпуска из военного училища, хотя имел много возможностей выбрать для себя более спокойное место службы.

В Чечне работы для пилотов было много, опасные для жизни вылеты совершались по несколько раз на день. Понятно, что молодого лейтенанта старшие товарищи берегли, держа его подальше от боевых действий.

Анатолия это обижало, и однажды он прорвался к командиру, и поставил, как говорится, вопрос ребром. После этого настойчивого лейтенанта допустили к реальным боевым вылетам. И один из них стал для него последним.

Это случилось 5 января 1995 года. Филипенок сопровождал наземные подразделения в ходе боестолкновения с боевиками, прикрывая своих огнем и следя за местностью.

Отступающих бандитов сильно нервировала российская «вертушка», буквально висевшая у них на хвосте и выдававшая их расположение преследующим их федералам.

Вертолет Анатолия начали обстреливать, и, в конце концов, один из выстрелов переносного зенитного комплекса попал в бензобак «вертушки».

Несмотря на то, что машина была объята пламенем, молодой лейтенант до последнего боролся за свой вертолет. И так в нем и погиб..Впоследствии лейтенант Филипенок был посмертно награжден Орденом Мужества.

До последнего патрона

1 декабря 1999 года в районе населенного пункта Первомайское разведгруппа 22-летнего лейтенанта Александра Соломатина (сына начальника Главного оперативного управления Генерального штаба минобороны генерал-лейтенанта Виктора Соломатина) двигалась впереди основных сил и наткнулась на крупное бандформирование численностью до полутысячи «штыков».

Если бандиты застали полк врасплох, быть бы настоящей кровавой мясорубке. Чтобы избежать этого, восемь разведчиков во главе с лейтенантом вступили в бой: надо было предупредить своих огнем.

Разъяренные боевики накинулись на разведчиков и уже почти взяли их в кольцо. Но Соломатин в последний момент дал приказ всем уходить, а сам остался прикрывать их отход.

Шансов остаться в живых у него уже не было. Звание Героя России отважному лейтенанту присвоют посмертно.

Добровольный заложник

Генерал-лейтенант Константин Пуликовский в свое время являлся командующим группировкой в Чечне. Туда же в середине девяностых, в самый разгар боевых действий, попал и сын - замкомандира танкового батальона Алексей Пуликовский.

Однажды и в без того напряженной обстановке случилось ЧП  Подчиненный Пуликовского случайно сбил на автомобиля чеченца.

В этот же день к его батальону стянулся местный крупный тейп (род). Местные жители требовали выдать им нарушителя или обещали устроить «райскую жизнь» всему подразделению.

Алексей пытался все как-то уладить миром. Но не удалось. В то время многие чеченцы считали русских врагами и чужаками, пришедшими с оружием на их землю. Поэтому, когда обстановка накалилась добела, Пуликовский отдал в заложники себя.

За два плена его трижды выводили на расстрел. И выжил, поскольку к переговорам подключилось командование группировки, и сумело-таки найти компромисс с предводителем тейпа.

Но вернуться живым из командировки Алексею так и не удалось. Когда в середине декабря 1995 из дозора не вернулась разведгруппа, командир полка принял решение о проведение боевой спасательной операции, возглавил которую Пуликовский.

По пути колонна попала в засаду, но командир не спасовал и организовал атаку на боевиков, развернув Танки и БМП в боевой порядок. В ходе боя он покинул танк и бился как простой пехотинец. В какой-то момент возле него взорвалась вражеская граната. Орденом Мужества награжден посмертно.

Пропавший без вести

Александр Налетов пошел по стопам отца, генерал-майора Василия Налетова. После военного училища получил звание лейтенанта, стал командиров танкового взвода.

Когда в 1994 году объявил набор добровольцев в Чечню, вызвался одним из первых. В «горячую точку» отправился командиром танка.

В конце того же 94-го близ села Гехи-чу его колонна попала под обстрел боевиков. В танк лейтенанта Налетова попали сразу несколько снарядов, от чего сдетонировал боекомплект. После взрыва от боевой машины остались лишь куски рваного обгоревшего железа.

Молодого офицера объявили без вести пропавшим, с чем в корне не согласился его отец-генерал. Василий Налетов отправился в воюющую Чечню, веря, что его сын может быть жив.

С чеченцем-проводником побывал во многих опасных местах, однажды случайно оказался в родном селе Дудаева, и лишь чудом не попал в плен.

Генерал продолжал искать своего сына. Но, увы, все, что ему удалось, это отыскать место, где погиб Александр. Вот такими бывают в России генералы, вот такими бывают у генералов сыновья.