23:00
22 мая ‘22

Позднее раскаяние

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Маргарита уже десять лет жила в доме престарелых, и за это время ее никто ни разу не навестил. Но она понимала, что в своем одиночестве она была виновата сама.

Выйдя замуж в двадцать с небольшим, Рита понимала, что она еще не нагулялась. Хотя Игорь, который был старше ее на семь лет, золото был, а не муж. Казалось бы, держись за свое счастье. Так нет.

Пока Игорь вкалывал, Рита развлекалась на полную катушку. Пила, веселилась в компаниях, меняла любовников. Даже забеременев, не изменила своим привычкам.

Когда родила девочку Таню, Игорь, знавший о похождениях жены, думал, что теперь она остепенится. И малышку твердо считал своей дочерью, хотя сама Рита точно не знала, кто ее отец.

Рита и в самом деле на несколько месяцев превратилась в заботливую мамашу. Но потом опять сорвалась, и все понеслось по новой. Бросала кроху то соседям, то подругам. А потом стала и вовсе одну оставлять.

Однажды Игорь вернулся домой раньше, и застал дочку на полу с рассыпаной из пачки манной крупы. Голодная девочка ела ее, не понимая опасности. В итоге попала в больницу.

В тот раз супруги не развелись, хотя Рите на орехи досталось от обычно тихого мужа. Однако, работу над ошибками Рита делать не стала. И, в конце концов, Игорь подал на развод.

Тогда Танюше было уже шесть лет, она уже многое понимала, и очень-очень-очень любила папу. Но суд в силу давних традиций оставил девочку с матерью, хотя Игорь и пытался забрать ее себе.

Конечно, он малышку навещал. Но только эта история надломила нормального мужика. Игорь начал выпивать, скатываясь все ниже и ниже. А потом погиб в какй-то пьяной драке.

Узнав об этом, 9-летняя к тому времени Таня обвинила свою мать в смерти отца. А Рита, которая уже и так опаздывала на очередное свидание, словно взбесилась, и начала дочку избивать. Ладно, соседи услышали детские крики, и вызвали кого надо.

В эту квартиру представители органов опеки и так частенько заглядывали. А в Тот раз решили положить конец детским страданиям. Таню забрали в приют. Пока временно, рассчитывая, что горе-мамаша одумается, и заберет ребенка. Риту даже поначалу родительских прав не лишали.

Но она не пришла. Вообще, словно забыла о том, что е нее дочь есть. Наоборот, поняла, какая теперь вольница наступила. И прыгнула в омут с головой.Узнав, что ее все-таки лишили родительских прав, равнодушно пожала плечами. На этом первая часть нашей истории заканчивается…

Прошли годы, Таня выросла, выпустилась из детского дома, поселилась в квартире, которую государство сохранило для нее. Потом ей  встретился хороший парень и она вышла за него замуж. Дочку родила. Жили небогато, но вполне счастливо.

Свою мать Татьяна не видела все эти годы, и старалась не вспоминать. Пока та однажды сама не появилась на пороге их дома. Пропитая и убогая, она не спросила, каково ее дочери жилось в приюте. Просто поптылась вызвать жалость к себе. Мол, трудно мне, доченька. И попросила денег.

Таня дала ей несколько купюр, но вскоре пожалела. Маргарита стала наведываться с завидной регулярностью, и все с одной целью – денежек взять на пропой.

Когда-то видная баба, она уже давно пошла по рукам, спилась, скурвилась, и превратилась в настоящую бомжиху, ночующую по притонам.

Но на порог своего дома татьяна ее не пускала. И денег больше не давала. А однажды и вовсе пригрозила написать на нее заявление. После этого горе-мамаша пропала. Таня вздохнула с облегчением.

Она была нормальным человеком, и всячески пыталась вызвать внутри себя жалость к родительнице. Но не получалось. Слишком сильна была обида за отца, которого она любила. Слишком черными были детдомвские воспоминания.

Татьяна не знала, что беспутная жизнь довела ее мать до инсульта. Ее доставили в больницу прямо с улицы, и врачи спасли ее никчемную жизнь. Со временем Маргарита даже стала ходить, хотя последствия болезни остались.

Она припадала на левую ногу, левая рука слушалась плохо, а речь стала невнятной. К тому же сильно упало зрение, и теперь она видела только если совсем вблизи.

Социальные органы позаботились о том, чтобы поселить бедолагу в специнтернате, где доживали свой век такие же брошенные и никому не нужные старики.

Здесь, в этих серых казенных стенах каждый день был похож на предыдущий, а незримое ощущение конца так и витало в воздухе. Маргарита прожила в интернате не один год, и за это время ее никто ни разу не навестил.

Но она никого и не винила. Ведь во всех своих бедах она была виновата сама. Но в предчувствии скорой смерти ей вдруг так захотелось увидеть свою дочь и попросить у нее прощения. Только горе-матери в жизни дочки уже давно не было.

Но бог услышал Маргариту. Это она давно не помнила дочкиного дня рождения, а дочь мамину дату помнила всегда. И однажды в такой день вдруг так стало тошно у Тани на душе, что она решила найти родительницу. Сама не знала – зачем. Тем не менее, начала поиски, и они привели ее в тот самый приют для несчастных и убогих.

Обе женщины за эти годы сильно изменились. Но зайдя в палату, среди шести постоялиц Татьяна мать узнала сразу. По тому, как ожил взгляд этой немощной старухи, она поняла, что и мать ее тоже узнала.

Не зная, что сказать, они обнялись и долго беззвучно плакали. Глядя на мать, татьяна только теперь, спустя десятилетия, смогла испытать чувство, если не любви, то жалости к этому человеку.

«Прости меня, доченька, прости за все. Я была плохой матерью. И бог меня за это наказал. Я так жалею, что нельзя время повернуть вспять и начать все заново», - тихо сказала Маргарита, глядя дочери в глаза.

«Я вытащу тебя отсюда, ты будешь жить с нами. Твоя внучка очень хочет познакомиться с бабушкой», ответила Татьяна.

До этого она уже разговаривала с директрисой врачом  интерната. Они с сожалением сказали, что организм Маргариты сильно изношен, и, скорее всего, ей недолго осталось.

Таня покинула приют, чтобы начать оформлять опеку над матерью. А Маргарита впервые за долгое время уснула спокойно, и даже во сне как-то блаженно улыбалась. Она попросила у дочери прощения, и дочь простила. И уже не важно, что будет дальше…

А дальше пришло долгожданное избавление от всех бед и напастей. Когда спустя два дня Татьяна снова пришла в интернат, чтобы сказать матери о скором переезде, и зашла в палату, кровать родительницы оказалась пуста.

Следом за ней появилась директриса. Взяла ее за руку, осторожно заглянула в глаза: «Я как раз собиралась вам звонить. К сожалению, ваша мама сегодня ночью умерла»…