05:29
23 апреля ‘24

Линия Восток – Запад: на Украине узнали, хочет ли народ продолжать бои (Страна.ua, Украина)

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Украинское общество вновь делится по линии Восток – Запад, пишет Страна.ua. Речь идет об отношении к конфликту с Россией: продолжать ли его или идти на компромисс. В результате опросов вырисовывается следующая картина: чем дальше в тыл, тем больше пыла продолжать бои.

Как показали недавние соцопросы, есть существенная разница в оценках перспектив войны и условий ее окончания, а также в отношении к военной службе у жителей разных регионов.

Чем обусловлено такое расхождение во мнениях и какие оно может иметь последствия, разбиралась "Страна".

Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram

Цифры разошлись по регионам

Мы публиковали результаты последних опросов социологической группы "Рейтинг". Исследование "Образ ветеранов в украинском обществе", проводившееся 2-5 марта по инициативе Министерства по вопросам ветеранов, показало, что у 70% респондентов есть близкие и родные, которые воевали или воюют на фронте. При этом 55% участников говорят, что их родственники участвовали в АТО/ОСС, проходивших с 2014-го по 2021 год.

Однако региональная разбивка показала достаточно серьезное различие в участии представителей различных частей страны в нынешнем общем конфликте и в ограниченном Донбассом конфликте. Так, согласно данным "Рейтинга", на западе Украины у 76% респондентов кто-то в семье сейчас находится (или находился) в действующей армии. В центре страны таковых - 72%, на юге – 67%, а на востоке – 57%. То есть разница между восточными и западными регионами – 19%.

Касательно участия в АТО/ОСС цифры еще серьезнее различаются. На западе Украины у 67% респондентов есть среди родных и близких участники ограниченного конфликта, в центре – у 54%, на юге – у 50%, на востоке – 42%. Разница с западом – 25%.

При этом среди респондентов из Западной Украины оказалось 46% тех, кто допускает возможность самому участвовать в войне (49% не допускают), среди представителей центральных регионов таких – 42% (54%), южных – 40% (52%), восточных 32% (60%).

Эти данные коррелируются с результатами опросов того же "Рейтинга" конца прошлого года о степени готовности украинского общества к компромиссу с Россией.

Если на западе Украины 50% выступали за отказ от переговоров и военные действия до освобождения всех захваченных Россией территорий (42% – за поиск компромиссного решения с участием других страны), то на востоке – 41% (51%). В центре – 48% (42%), на юге 47%(47%), в Киеве – 49% (38%).

Региональные расхождения в вопросах войны и мира заметили и в Киевском международном институте социологии (КМИС). Согласно опросу, проведенному в конце ноября - начале декабря 2023 года, на западе и в центре страны, соответственно 64% и 65% респондентов выступают за продолжение боевых действий даже при условии существенного сокращения помощи Запада. Соответственно 28% и 26% согласны на прекращение конфликта с серьезными гарантиями безопасности Запада. Тогда как на юге за продолжение военных действий выступают 46%, а на востоке 47% респондентов, при том что соответственно 40% участников опроса (14% не определились с ответом) и 42% (11%) – готовы к "заморозке".

О разнице между регионами в оценке условий окончания военных действий говорил еще в январе 2024 года и глава Николаевской ОВА Виталий Ким.

"Прифронтовые регионы говорят - может быть поговорим, что там с мирными переговорами? В центральных областях процентов 40 не определись. А западные говорят: никаких переговоров, идем на Москву. О чем это говорит? Очень легко требовать перемен от кого-то, и трудно их требовать от себя", – заявлял Ким.

В целом же социологи фиксируют постепенный рост числа сторонников той или иной форм "компромиссного" окончания конфликта (то есть не до границ 1991 года).

PoliticoСША

США — Украине: следите за нашими словами, а не за нашими деламиНа встречу в формате "Рамштайн" украинцы приехали с длинным списком просьб, пишет Politico. Однако министру обороны США Остину нечего было предложить им. Пришлось делать хорошую мину при плохой игре и вновь кормить украинцев обещаниями.

20.03.2024

Так, по данным опроса Socis, мнения за и против продолжения конфликта разделились в Украине практически поровну.

Более 36% украинцев согласны на компромисс ради прекращения войны при посредничестве других стран (то есть на переговоры).

Еще 8,2% выступают за приостановку боевых действий и заморозку конфликта на нынешней линии фронта.

То есть в целом за остановку военных действий путем компромиссов в том или ином варианте выступает 44,3% опрошенных.

При этом продолжение конфликта с выходом на границы 1991 года поддерживает лишь 33,5% респондентов. Еще 11% хотят воевать до возврата территорий, захваченных после 2022 года (то есть без Крыма и "ЛДНР"). Другими словами, всего за продолжение конфликта в том или ином виде – 44,5% украинцев.

В предыдущих опросах, которые проводились с начала полномасштабного конфликта, большинство украинцев выступали за продолжение борьбы до границ 1991 года.

У КМИС другие данные. Они показывают, что 58% респондентов высказались за продолжение боевых действий в любых условиях, 32% – за "заморозку" конфликта при гарантиях безопасности. Но последняя цифра все равно больше, чем фиксировалось ранее.

Где окапываться

В комментарии КМИС к своему исследованию говорится, что важную роль в формировании отношения к конфликту на востоке и юге страны играет фактор близости к линии фронта. Это "в значительной степени обуславливает более высокую готовность в условиях ограничения (западной - Ред.) помощи к прекращению боевых действий".

Исполнительный директор КМИС Антон Грушецкий сказал "Стране", что число сторонников компромиссов растет из-за сокрушения западной помощи.

"Количество тех, кто считает, что лучше идти на прекращение боевых действий, действительно понемногу растет, однако в силу сокращения западной помощи. Согласно нашему исследованию, в феврале 44% респондентов отметили, что Запад устал от украинского вопроса. И сейчас эта цифра еще выше. При этом 90% во всеукраинском срезе уверены, что, если Запад продолжит помогать, Украина сможет достигнуть успеха. Но прекращение боевых действий для людей не будет означать автоматически официального признания российскими захваченных территорий: к этому сохраняется негативное отношение, принятия версии России не будет. Компромиссный вариант, как полагают люди, можно рассматривать под гнетом обстоятельств. Они считают примерно так: мы не сдаемся, это такие критические обстоятельства, мы если и согласимся на тяжелый компромисс, только в том случае, если освобождение оккупированной части страны откладывается - пусть даже на годы.

На востоке и юге страны количество людей, рассматривающих компромиссный вариант, больше в силу близости к боевым действиям. Житель западных районов, переживая из-за происходящего, все же имеет больший запас прочности, чем житель Одессы, или Харькова, куда почти каждый день прилетают "Шахеды", – говорит Антон Грушецкий.

Военная операция на Украине

tv2.dkДания

Раненые украинские ветераны брошены на произвол судьбы: “Ад — это когда возвращаешься с фронта домой”Вернувшиеся с фронта солдаты ВСУ сетуют на бюрократию и коррупцию в системе здравоохранения, сообщает TV2. Врачи оказались не готовы к такому количеству раненых. Один бывший украинский военный признался датским репортерам, что его просто "спрятали в психушку".

15.03.2024

При этом в интервью BBC*-Украина руководитель социологической группы "Рейтинг" Алексей Антипович говорит, что на востоке и на западе настроения не столь однозначные.

"Житель условного Херсона не готов окапываться на нынешней линии. Ему нужно отодвинуть фронт подальше от себя - скажем, к Мелитополю. Он не готов заморозить конфликт на нынешней линии, ему нужны границы 1991 года или как минимум ситуация по состоянию на 24 февраля 2022 года. А жителю Львова от ситуации в Херсоне больно, но лично он ее не ощущает", – говорит Антипович, отмечая, что среди жителей западных регионов появляется все более высокий процент поддержки позиции "Давайте окопаемся на подконтрольных нам территориях".

Один из украинских социологов в разговоре со "Страной" говорит, что рост сторонников компромиссного окончания конфликта идет во всех регионах, но с разной скоростью.

"На востоке и юге эти настроения растут быстрее. Там один из главных мотивов для людей – чтобы война не пришла в их дом, в их родные города. Есть два способа избежать этого - чтобы ВСУ отодвинули фронт как минимум на линию февраля 2022 года или на границы 1991 года. То есть одержать победу. Второй способ - остановить конфликт по текущей линии фронта. В 2022-м и в начале 2023 года большинство было за первый вариант. Но после неудачи украинского контрнаступления, а также после того, как в наступление пошли с осени российские войска и после потери Авдеевки, идет рост сторонников компромиссов, чтобы остановить конфликт. Поэтому неудивительно, что на востоке их больше - потому что там многие люди опасаются, что фронт постепенно подойдет к их городу и с ним будет тоже, что и с Артемовском (Бахмутом), Марьинкой или Авдеевкой. И многие уже и так живут фактически на линии фронта. На Западной Украине рост числа сторонников компромисса идет медленнее (все ж таки сказывается удаление от линии фронта), но тоже наблюдается. У них основной мотив примерно такой - "лучше пусть конфликт остановится по линии фронта, которая есть сейчас. От нас это далеко. На Донбассе мы никогда не были и не будем. А если он продолжится и дальше, то непонятно, что еще может случиться и сколько потерь будет". Кроме того, на увеличение числа выступающих за компромисс и скорейшее окончания конфликта по всей стране влияет ситуация с мобилизацией и ее ужесточением", – говорит социолог.

Политолог Руслан Бортник называет несколько причин региональных различий в отношении к конфликту.

"Увеличивается количество сторонников компромисса, потому что растёт разочарование, уменьшается уровень веры в победу. Общество было очень накручено, были сформированы огромные позитивные ожидания в 2022 году, что Украина сможет победить в результате контрнаступления. Неуспех контрнаступления привел к тому, что украинцы все больше не верят в возможность военной победы, деоккупации всех захваченных Россией территорий. Из-за этого возникает вопрос "А что же дальше?" Многие люди, выступавшие за военные действия до победного конца, глядя на неудачное контрнаступление, падение западной поддержки, стали задаваться этим вопросом. Растет число желающих договариваться, искать компромисс. Почему разное отношение к конфликту между регионами? Несколько факторов. Во-первых, юго-восточные регионы изначально не были националистически настроенными. У них до полномасштабного конфликта сохранялись связи с Россией, присутствовала определенная ностальгия по советскому прошлому, были какие-то семейные контакты с Россией. И сейчас далеко не для всех из них этот конфликт является экзистенциальным. И он идет на их территории. Они видят весь тот ужас, который несут боевые действия. Часть из них готова на многое, лишь бы его остановить. А вот для очень многих в западных и центральных регионах конфликт носит экзистенциальный характер, где на кону стоит сохранение национальной идентичности. Я, конечно, утрирую, потому что и на востоке и юге есть люди националистически настроенные и на западе есть люди, склонные к компромиссам. Но преимущественно настроения разнятся. Но даже серьезные потери человеческие не так влияют, как военные действия недалеко от твоего дома. Это и объясняет разницу в восприятии", – говорит Руслан Бортник.

"Во-первых, разницу в отношении к конфликту определяет дистанция до линии фронта, чем дальше в тыл тем больше пыла воевать дальше. Во-вторых восток - это промышленные регионы, преимущественно русскоязычные, где официальный мейнстрим воспринимается многими весьма критично (оппозиция к власти с фигой в кармане). Число сторонников компромисса растет по мере нарастания усталости от военных действий и снижения доверия к тому, что вещает власть", – говорит политолог Владимир Золотарев.

На что повлияют перемены настроений

В ближайшее время, вероятно, будет принят закон об ужесточении мобилизации. Как считает социолог Антипович, это усилит в обществе состояние неопределенности, ожидание "больше страха, грусти, слез, боли". "С точки зрения общих настроений 2024 год, скорее всего, будет еще хуже 2023-го", – сказал эксперт в интервью BBC*-Украина.

Могут ли нынешние тенденции привести к усилению запроса общества на компромиссное решение и может ли это как-то повлияет на позицию властей?

"Когда украинец говорит о мирных переговорах, он подразумевает путь, на котором международные партнеры помогут, защитят, нажмут где-то на Россию. Поэтому если сейчас поставить вилку, что лучше - воевать до победы или садиться за стол переговоров, - вариант с переговорами наберет достаточно много. Но является ли это "партией мира"? Я бы так ее не назвал. Это партия, которая не хочет, чтобы гибли наши хлопцы. Которая хочет ускорить окончание конфликта, ускорить победу. Если ты начинаешь разувериваться в наступлении, потому что не с чем наступать, то ты ищешь альтернативные пути. А это только международные партнеры и их давление на Россию", - говорит Антипович.

NewsweekСША

Россия продвигается по всей линии фронтаЗеленский попытался обмануть западных союзников Украины, заявив французским журналистам, что наступление России "остановлено", пишет Newsweek. Между тем его слова не имеют ничего общего с действительностью — после сдачи Авдеевки ВСУ медленно пятятся сразу на нескольких участках фронта.

13.03.2024

"Настроения граждан не особо влияют на линию военно-политического руководства страны. Скорее, его действия зависимы от внешнего влияния. Пока не будет консенсуса с внешними партнерами о раскладе на случай прекращения/завершения конфликта, президент Зеленский не сможет сам ее закончить или повлиять на ее исход, каковы бы ни были общественные настроения. Но если нужно будет обосновать некое согласованное решение, в том числе на условиях компромисса, к социологии, безусловно, обратятся", - говорит политолог Кость Бондаренко.

"На самом деле сторонников компромиссных решений по окончанию конфликта, возможно, даже больше, чем фиксируют социологические службы. Сейчас в риторике властей любые компромиссы с Россией воспринимаются как "предательство" и "капитуляция". Поэтому не исключено, что некоторые люди опасаются высказывать подобное мнение в разговоре с социологами. Но если позиция властей изменится и они будут готовы выходить на переговоры и компромиссы, то можно предположить, что такая позиция будет иметь значительную поддержку в обществе. По крайней мере, если положение на фронте для Украины заметно не улучшится. Но уже сейчас перемены в настроениях сказываются на ситуации. В первую очередь – на отношении к мобилизации. Обратите внимание, что в опросе КМИС только на Западной Украине относительное большинство людей допускают для себя возможность пойти на фронт. В центре, на юге и особенно на востоке, большинство на фронт идти не готово. Причем вопрос был о гипотетической возможности, а не о том, пойдет ли человек завтра в военкомат. Отсюда и огромное количество уклонистов, и проблемы с мобилизацией", – считает один из украинских социологов.

*внесена в реестр зарубежных СМИ-иноагентов, прим. ред.

Автор: Денис Рафальский