12:51
13 апреля ‘24

В популярности Путина нет никаких сомнений (The American Mind, США)

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Победные для Путина выборы оказались небезупречны, но в его популярности нет никаких сомнений, пишет TheAmericanMind. Россияне гордятся собой и ощущают единство под началом главы своего государства, считает автор статьи, уехавшая когда-то из СССР.

Катя Седжвик (Katya Sedgwick)

Предугадать еще один срок президента Владимира Путина было нетрудно. Он победил с результатом 87% голосов — к тому же, что еще удивительнее, при явке в 74%, побив собственные рекорды предыдущих лет. Но даже если сами выборы действительно вызывают нарекания, как нас уверяют критики, то восхищение простых россиян своим авторитарным лидером вполне реально. Отсутствие демократических институтов в такой стране, как Россия, не следует путать с отсутствием народной поддержки, и к ней следует относиться крайне серьезно.

Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram

Конкурентной борьбы на выборах не было. Либеральные соперники — например, бывший первый вице-премьер Борис Немцов и активист по борьбе с коррупцией Алексей Навальный — были устранены за последнее десятилетие. Но даже к моменту своей смерти эти двое не представляли для Путина никакой угрозы. Убитый в 2015 году Немцов уже тогда был пережитком либерального прошлого и фигурой из девяностых, чья политическая деятельность началась в провинциальном Нижнем Новгороде. Погибшему при загадочных обстоятельствах в заполярной колонии в прошлом месяце Навальному даже не позволили зарегистрировать свою партию, а за пределами Москвы и Санкт-Петербурга его имя практически ничего никому не говорило.

Да, они мертвы, но у них в принципе не было ни единого шанса. Заняв президентский пост в 2000 году, Путин последовательно крепит вертикаль власти. Он приструнил олигархов и одновременно отменил прямые выборы губернаторов. В Америке штаты служат полусуверенными “лабораториями демократии”, а огромными территориями России управляют назначенцы Москвы. Власть сосредоточена в руках узкого круга кремлевских вельмож, а парламентские должности путинская “Единая Россия” раздает послушным подсадным уткам.

Поскольку тон общественной дискуссии задают подконтрольные государству СМИ, то выборы превратились в дежурный ритуал. Россияне охотно отдали голоса за человека, который командует парадом вот уже четверть века. Привычное присутствие Путина внушает чувство уверенности и сопричастности, которое подтверждаются неизменными предпочтениями и запросами к власти от жителей огромной страны. Они тесно переплетены с коллективистским сознанием России и восходят еще к “миру”: крестьянской общине царских времен.

Поскольку все путинские соперники, как и ожидалось, финишировали с однозначными цифрами, никакой драмы в день выборов не произошло — разве что горстка непримиримых противников закатила одиночные протесты с порчей бюллетеней (некоторые заливали чернила в урны для голосования). Все это, наоборот, лишь усилило ощущение легитимности 71-летнего Путина и его власти — в конце концов, разве кто-то будет возражать, кроме кучки отчаянных вредителей? На их фоне президент, наоборот, выглядит достойно и кажется могущественным.

Я не возьмусь утверждать, что россияне особенно склонны к манипуляциям или никоим образом лично не выиграли от правления Путина. После распада СССР страна погрузилась в нищету и хаос. Советский рынок рухнул, олигархи грабили ресурсы и вели мафиозные войны, на предприятиях то и дело не платили зарплату, пьяные валялись на каждом углу, а уровень рождаемости рухнул. Либералам не удалось положить этому конец — но Путин принес стабильность, не перечеркнув при этом плодов постсоциалистических рыночных реформ. Такер Карсон недавно показал ролик из российского супермаркета — на третьем десятилетии путинской власти никаких отличий от западного продуктового магазина не наблюдается. Советские времена хронических дефицитов канули в Лету — как и постсоветская нестабильность.

Более того, Путин вернул Россию в число крупных игроков на мировой арене и воссоединил страну с Крымом, обеспечив ей незамерзающий порт, столь отчаянно необходимый относительно изолированной империи, — это гарантия от дальнейшего распада, нищеты и исторической неуместности. Всего этого удалось достичь без каких-либо значительных личных жертв со стороны большинства простых россиян — по крайней мере, по сравнению со Второй мировой войной, вечным историческим ориентиром для русских. Даже если избрание Путина и было постановкой, россияне гордятся собой и ощущают единство под началом главы своего государства.

Разочарование россиян в европейской и американской модели отнюдь не вредит путинскому проекту. Его страна надолго запомнила унижение в годы после распада СССР — и испытывает горечь из-за роли Америки в испорченных отношениях с Украиной.

На протяжении всего своего правления Путин настаивал на том, что страна, которую он возглавляет, еще только развивающаяся демократия, у которой свой уникальный путь, и она должна отвергнуть западный индивидуализм. Но какая участь ждет самоуправление без индивидуализма? По сравнению с девяностыми годами личные свободы урезаны, возможности граждан менять общество сведены к минимуму, однако коррумпированные функционеры, наоборот, получают взятки на всех этапах. Российское государство защищает свою власть от людей вроде Навального, которые могут бросить ей вызов, и создало механизмы, чтобы обезвреживать их заранее.

То, что российская демократия обречена, стало очевидно еще в 2008 году, когда Путин откровенно над ней поиздевался. Чтобы обойти конституционные ограничения по срокам полномочий, он поддержал на выборах в президенты кандидатуру Дмитрия Медведева, заняв при нем пост премьер-министра. Ни у кого не было никаких сомнений в том, в чьих руках на самом деле власть, и по истечения срока полномочий Медведева Путин снова вернулся в президенты со всеми формальностями. Российские избиратели эти махинации поддержали.

Сегодня, в 2024 году, может показаться, что после распада Советского Союза простые россияне зажили лучше и богаче. Дикое десятилетие непосредственно после развала страны закончилось, уровень алкоголизма и наркомании снизился. Но семейная жизнь по-прежнему в упадке, а демографические перспективы мрачны. Нынешние военные триумфы России на Украине и в других местах рискуют оказаться временными. Решать эти проблемы предстоит будущим правителям России.

Как эмигрант советского происхождения, я, конечно, разочарована, но то, что Россия никак не станет демократической страной, меня не беспокоит. Самих россиян такой порядок дел вполне устраивает. Меня гораздо больше угнетает укрепление вертикали власти в США, урезание индивидуальных свобод и крах американского образа жизни, зиждущегося на упорядоченной свободе и личном суверенитете.

Катя Седжвик — писательница из района Сан-Франциско