01:57
23 апреля ‘24

"Пусть сам и идет в ВСУ". В США случайно признали, что воюют с Россией (The American Conservative, США)

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Американский сенатор Линдси Грэм заявил в Киеве, что "нам нужно больше людей в строю", пишет TAC. По мнению автора статьи, в таком случае Грэму следовало бы... | 28.03.2024, ИноСМИ

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Американский сенатор Линдси Грэм заявил в Киеве, что "нам нужно больше людей в строю", пишет TAC. По мнению автора статьи, в таком случае Грэму следовало бы записаться в ВСУ, а не рисковать жизнями американцев.

Дуг Бэндоу (Doug Bandow)

Кто-нибудь, скажите уже, пожалуйста, Линдси Грэму, чуть ли не главному поджигателю войны в Сенате, что не “мы” находимся в состоянии войны с Россией, а Украина.

Читайте ИноСМИ в нашем канале в Telegram

Недавно этот пламенный трибун войны побывал в Киеве. Правительство Зеленского оказалось под давлением: от него требуется расширить воинский призыв и набрать в ВСУ побольше новобранцев. Грэм горячо эти усилия поддержал. Читаем в газете The Washington Post: “Я надеюсь, что все военнообязанные пойдут служить. Поверить не могу, что на фронт отправляют лишь с 27 лет, — заявил он журналистам в понедельник. — Вы боретесь за свою жизнь, поэтому все должны служить — и не в 25 или 27 лет”. “Нам нужно больше людей в строю”, — заключил он.

“Нам”? Когда это Грэм успел принять украинское гражданство и войти в украинскую Раду?

Грэм — один из многих американских должностных лиц, которые опрометчиво считают, что должны представлять зарубежные страны в отношениях с США, а не наоборот. Это не ново. Люди нередко оказываются настольно преданы другим странам (будь то в силу этнического происхождения или по религиозным убеждениям), что поддерживают все, вплоть до военного вмешательства Вашингтона — причем даже в ущерб Америке. Именно зов земли предков стал одной из причин обширной поддержки злополучного расширения НАТО вплоть до границ России. (Заметим, наравне с жаждой торговцев смертью открыть новые рынки для продажи оружия.)

Похоже, у Грэма подозрительный зуд отправить побольше людей на войну: здесь, там — повсюду. Ключевое слово здесь — отправить. Если “нам” действительно “нужно больше людей в строю”, он мог бы и сам записаться в ВСУ. Ведь Киев активно призывает иностранцев усилить свою оборону. Некоторые уже даже успели погибнуть за Украину. Так Грэм сможет отвечать за свои слова собственной жизнью, а не нашими.

Украинцы бы этот шаг лишь приветствовали. А многие американцы последовали бы его примеру. Грэм доказал бы раз и навсегда, что он не просто бахвал и трепло, который лишь строит из себя крутого, а действительно сражается в одной из войн, куда отчаянно стремился втянуть Америку.

Главнейшая обязанность американских чиновников — служить американскому народу. Именно для этой цели и существует национальное правительство. Внешняя политика Вашингтона должна быть сосредоточена на национальных интересах США — и особенно на защите американского народа, его территории, процветания и всей нашей конституционной системы.

Разумеется, принимаемые меры должны отражать права и интересы других. Однако этот идеал от Вашингтона нередко ускользает. Его поддержка кровавого ассорти репрессивных режимов в годы холодной войны была гнусной, но, по крайней мере, понятной. Сегодняшняя же поддержка кровопийц и угнетателей в таких странах, как Египет и Саудовская Аравия — любимчиков падкого на диктаторов Грэма — уже менее простительна.

В отличие от безжалостных деспотий, Украина по крайней мере заслуживает нашего сочувствия. Однако даже борьба Киева далеко не столь однозначна, как ее обычно подают. Украину едва ли можно назвать либеральной демократией западного образца. Агентство Freedom House оценивает киевский режим лишь как “частично свободный”, а это едва ли наивысшая похвала. Киевские лидеры занимаются демагогией и демонизацией строптивых иностранцев, которые не поддерживают их требований. (Российский режим, разумеется, еще более репрессивный, и его жестокая спецоперация, обернувшаяся бойней для обеих стран, не имеет никаких оправданий: несмотря на безрассудное и воинственное поведение Запада, основную вину несет Москва.)

Однако для Вашингтона превыше всего должны стоять интересы американцев. Одно дело желать Киеву добра. И совсем другое — развязывать ради него глобальную ядерную войну, как предложил безрассудный, даже безумный сенатор от Миссисипи Роджер Уикер. Те, кто требует вооружить Украину, не считаясь с последствиями, и преследуют самые агрессивные цели — вернуть Крым, свергнуть правительство Путина и расколоть Российскую Федерацию — лишь немногим умнее. США уже несут ответственность за гибель тысяч российских солдат. С ядерным арсеналом под стать американскому Москва может дать решительный ответ, а поскольку в ее военной доктрине ядерное оружие прикрывает ее относительную слабость в обычных вооружениях, Москва, скорее всего, им воспользуется, чтобы не допустить поражения.

Ничто в российско-украинском конфликте не оправдывает риск войны с Россией.

Разумеется, украинское лобби выдвинуло сразу несколько причин, почему вашингтонским политикам следует ставить пожелания Киева на первое место. Ни один из них не убедителен. Во-первых, они утверждают, что победоносные легионы Путина не остановятся, а двинутся дальше на запад. Родится новая империя зла.

Трудно даже внятно сформулировать, что Москва получит, напав на остальную часть континента. Сам Путин отмел эту истерическую риторику: “Вся организация НАТО не может не понимать, что у России нет никаких резонов, никакого интереса — ни геополитического интереса, ни экономического, ни политического, ни военного — воевать со странами НАТО”. Разумеется, ничто сказанного им не стоит принимать на веру — как глупо доверять и официальным лицам США, и их союзникам, не раз нарушавшим обязательства и лгавшим о своих планах.

Но Путин, хотя и не смиренный либерал, далеко не полоумный милитарист. Изначально он надеялся на конструктивные отношения с Западом, заявив в немецком Бундестаге в 2001 году: “Никто не ставит под сомнение высокую ценность отношений Европы с Соединенными Штатами. Просто я придерживаюсь мнения, что Европа твердо и надолго укрепит свою репутацию мощного и действительно самостоятельного центра мировой политики, если она сможет объединить собственные возможности с возможностями российскими – людскими, территориальными и природными ресурсами, с экономическим, культурным и оборонным потенциалом России”.

Ничто из сделанного Путиным доселе не раскрывает в нем интереса к завоеванию Европы. Его военные операции, хотя и беззаконные, но ограничиваются Грузией и Украиной и не делают его реинкарнацией Гитлера. Даже сейчас на совести президента Джорджа Буша гораздо большее смертей мирных жителей. К тому же Москва всегда смотрела на Тбилиси и Киев по-особому и ясно давала понять, что расширение НАТО чревато силовым ответом. В 2008 году директор ЦРУ Уильям Бернс, тогдашний посол США в России, высказался, как сказали бы сегодня, “по путинской методичке”: “Вступление Украины в НАТО — ярчайшая изо всех красных линий для российской элиты (не только для Путина). Более чем за два с половиной года общения с ключевыми российскими игроками я еще не обнаружил никого, кто бы рассматривал Украину в НАТО иначе, чем прямой вызов интересам России”.

Не менее важно и другое. Как можно даже помыслить, что российская армия, которая более чем за два года конфликта на Украине понесла серьезные потери, но добилась лишь скромных территориальных завоеваний, покорит Прибалтику и Польшу, пройдется маршем по Унтер-ден-Линден в Берлине, пронесется мимо Триумфальной арки в Париже и выйдет к побережью Атлантического океана и Средиземного моря? Даже в долгосрочной перспективе военный потенциал Москвы остается ограниченным. Европа превосходит Россию экономически и по численности населения. Европейские правительства тратят на армию гораздо больше средств. Ключ к защите Европы — сама Европа, а вовсе не Украина.

Много говорится о якобы пагубном прецеденте, который создаст возможная победа России. Тогда, дескать, авторитарные режимы во всем мире (имеются в виду Китай, Северная Корея и Иран, после чего список потенциальных злодеев и агрессоров иссякает) сделают соответствующие выводы и тоже заявят о претензиях на мировое господство. Но и это утверждение беспочвенно.

Агрессия почти всегда обусловлена местными условиями. Обычные вооруженные силы Ирана слабы. Главный козырь Тегерана — способность наносить нетрадиционные удары, что он и делает. Украина как прецедент не будет иметь никакого значения для Корейского полуострова, где США уже помогли отстоять Юг и по условиям договора держат оборонительный контингент.

Пекин знает, что США предоставят Тайваню оружие и обучат его военных — Вашингтон уже этим занят. На Украине Европа уже доказала, что готова ввести ограничения на торговлю и финансы. В частном порядке китайские чиновники признают, что их правительство уже ожидает американского военного ответа на любое нападение — особенно после того, как президент Джо Байден несколько раз обещал вмешаться. Поэтому с точки зрения Пекина, Украина — удобный отвлекающий фактор для Вашингтона. Конфликт также сблизил Россию с Китаем.

Наконец, сторонники “вечной войны” утверждают, что неудача на Украине подорвет доверие к Америке. Однако за минувшие годы Вашингтон пережил множество ошибок, катастроф и даже преступлений. Несмотря на Венгрию, Кубу, Чехословакию, Камбоджу, Вьетнам, Лаос, Иран, Польшу, Сомали, Египет, Ирак, Сирию, Гонконг, Венесуэлу и Афганистан, иностранные правительства (включая Украину и Тайвань) продолжают обивать пороги в Вашингтоне, выпрашивая деньги, оружие, договоры и обещания. После почти 80 лет разочарований и обманутых надежд европейцы по-прежнему доверяют свою оборону Вашингтону, скуля и причитая при малейшем намеке на то, что США могут переложить ответственность на их собственные плечи. Так что поражение на Украине Америка переживет.

Короче говоря, конфликт, при всех его ужасах с гуманитарной точки зрения, не может считаться жизненно важным для безопасности США. Он не требует бесконечной опосредованной войны. Никакого “мы” в российско-украинском противостоянии не существует. Интересы Америки стоят особняком.

США по-прежнему заинтересованы в стабильной и мирной Европе. Вашингтон также предпочитает, чтобы Киев выстоял как независимое и суверенное правительство, чей народ сможет делать свободный политический и экономический выбор. Лучший способ этого достичь — пересмотреть порядок безопасности и вовлечь в него Россию. Достичь реального компромисса будет непросто. Однако учитывая, что полем битвы стала Украина, в интересах Киева и Америки положить конец конфликту как можно скорее.

Иностранные правительства уже давно пытаются надавить на правительство США, искажая нашу внешнюю политику в свою пользу. Грэм и другие члены вашингтонской “партии войны” слишком ретиво выполняют приказы привилегированных иностранных игроков, путая понятия “мы” и “они”. Американские официальные лица должны беззастенчиво действовать в интересах собственного народа.

Дуг Бэндоу — старший научный сотрудник Института Катона. Бывший специальный помощник президента Рональда Рейгана, автор книги “Заокеанские авантюры: новая глобальная империя Америки”