11:55
16 февраля ‘19

«Византия» в чистом виде

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Незаконные действия Константинополя являют собой истинный образец «византийской» политики, у которой есть сразу три или четыре «дна». В частности, Варфоломей замахнулся путем установления ставропигии в Киеве на собственный контроль минимум над монастырями столицы. Де-факто Константинополь отныне управляет монастырями украинских «раскольников» — УПЦ КП и УАПЦ в Киеве, говорится в статье.

Реакции Русской православной церкви на решения Синода Константинопольской патриархии многие ждали, затаив дыхание. Вчера в Минске собрался синод РПЦ, чтобы поставить ребром вопрос: как ответить на решение Фанара (район Стамбула, где располагается резиденция патриарха Варфоломея) — в РПЦ его однозначно восприняли как заход на свою каноническую территорию. А накануне поездки в Минск патриарх РПЦ Кирилл сказал, что ответ «будет адекватным и жестким».

Два взгляда на Фанар

Как писали «Вести», в прошлый четверг Синод Константинопольской патриархии принял пять пунктов в отношении «украинского вопроса». Подтвердил, что Фанар начинает предоставление автокефалии украинскому православию, восстановил в Киеве Ставропигию Вселенского патриархата, восстановил канонический статус глав УПЦ КП Филарета и УАПЦ Макария и их последователей, отменил юридическое обязательство по Синодальному письму 1686 года (передавшее Москве право назначать Киевского митрополита) и призвал все стороны воздержаться от присвоения церквей или любого насилия.

Внутри Украины итоги вызвали существенные разночтения: с одной стороны, власти — светские и церковные (предстоятели УПЦ КП и УАПЦ) — приветствовали его, а Петр Порошенко произнес длинную пространную речь, в которой назвал решение Константинополя «падением Третьего Рима, как заявки Москвы на мировое господство» и «вопросом всей мировой геополитики». Патриарх Филарет высказался о дальнейших шагах. «В ближайшее время мы объединимся и получим Томос, и процесс будет очень быстрым — я планирую созвать архиерейский собор Киевского патриархата, УАПЦ и Московского патриархата (из тех, кто захочет) в ближайшее время, — сказал он на брифинге. — Синод восстановил и мою деятельность, и епископов, и верующих». По данным «Вестей», если не будет принципиального несогласия со стороны УАПЦ (а у ее предстоятеля, митрополита Макария, могут появиться претензии на более крупное представительство в создающейся структуре, учитывая, что доминировать в ней желает Филарет), объединительный Собор может быть назначен на конец ноября — начало декабря. С этой точки зрения все логично: сначала — восстановление иерархов в служении, затем — объединение и только после этого дарование Томоса (документа) об автокефалии.

Вторая точка зрения — у УПЦ. «В реальности для нашей церкви ничего не изменилось. Мы были, есть и остаемся единственной канонической церковью в Украине, — высказался управляющий делами УПЦ, митрополит Антоний. — Мы не признаем ставропигии, создание которой провозгласили на Фанаре. Раскольники остались раскольниками, никакой автокефалии и Томоса они не получили. И, похоже, потеряли даже ту независимость, хоть и неканоническую, которую имели».

«Византийская политика»

В экспертной среде, близкой к УПЦ, считают, что на самом деле решение Константинополя являет собой истинный образец «византийской» политики, у которой есть сразу три или четыре «дна». В частности, что, сместив акцент на снятие анафемы, Константинополь замахнулся путем установления ставропигии в Киеве на собственный контроль минимум над монастырями столицы. Де-факто Константинополь отныне управляет монастырями УПЦ КП и УАПЦ в Киеве. Во-вторых, Филарет, выступая на брифинге, сказал, что Украина — каноническая территория Константинополя. Тем самым он фактически признал, что является подчиненным патриарха Варфоломея, и Константинополь получил право управлять делами УПЦ КП». По мнению политолога Андрея Видишенко, провозглашение ставропигии — это попытка создания параллельной юрисдикции. «Это ставит целью откровенный рейдерский захват всего церковного имущества УПЦ», — полагает эксперт.

В случае же, если конфессии, призванные к объединению, не проявят должного оптимизма (а религиовед Юрий Решетников напомнил «Вестям», что у УАПЦ и УПЦ КП было уже несколько попыток объединиться, и все они завершились фиаско), то процесс получения автокефалии будет Фанаром попросту… заморожен. Тем более источники «Вестей», знакомые с ходом переговоров, говорят о «больших дискуссиях» при формировании состава делегатов, которые будут участвовать в объединительном съезде со стороны УАПЦ и УПЦ КП: в кулуарах развернулась борьба за буквально доминирование на съезде. Сомнений в том, что это будет именно УПЦ КП, нет, а вот сколько голосов будет у автокефалов — вопрос. Гипотетически это может сорвать объединение, дав Константинополю повод не давать украинскому православию Томос. «Вот финнам Константинополь несколько десятилетий назад также обещал автокефалию, и они до сих пор ее ждут», — отметил собеседник «Вестей» в УПЦ. «Стамбул на то и делает все заявления, что попросту хочет водвориться в Украине. Не знаю, правда ли, но говорят, что он потребовал от президента Петра Порошенко в собственность Софию Киевскую и Андреевскую церковь», — отчасти подтвердил догадки митрополит Вышгородский и Чернобыльский Павел, наместник Киево-Печерской лавры.

Политолог Руслан Бортник также полагает, что в игре Константинополя второй план гораздо более рельефный, чем очевидные итоги. «Происшедшее похоже на создание экзархата в Украине, т. е. особого управления без права автокефалии. И сейчас он заявил о праве претендовать на все церковное имущество всех украинских церквей. Более того, контроль над украинским наследием, имуществом был получен из крошечного квартала в Стамбуле — чтобы добиться этого, нужно иметь огромный опыт политика», — убежден эксперт. «И даже если Томос когда-либо будет, то этот документ весьма неопределенный, в котором тот, кто дает его, может указать что угодно, даже ограничивая власть будущего предстоятеля Поместной церкви. Например, Элладская православная церковь хоть и имеет Томос, существенно зависима от Фанара», — уточнил пресс-секретарь Волынской епархии УПЦ Олег Точинский.

Промежуточный Филарет

Принципиально важный вопрос: в каком статусе были восстановлены Филарет и Макарий, и будут ли они подчиненными Константинополю. По словам Бортника, статус обоих был понижен с патриаршего до митрополичьего (в случае с Филаретом) и священнического (Макарий). В УПЦ КП не отрицают понижения в статусе, однако утверждают, что процесс этот временный. «Тот факт, что Филарет как архиерей уже признан Константинополем, не вызывает у МП возражений. Поэтому дискуссия переключилась на «митрополит или патриарх», — пояснил спикер УПЦ КП, архиепископ Евстратий Зоря и, приведя в пример грузинскую церковь, в которой Фанар с начала ХХ века до 90-х годов считал предстоятеля лишь «областным митрополитом», заключил: «Пока Вселенский патриарх не найдет вероятным признать титул Киевского патриарха, установив этот патриархат своим Томосом, будет продолжаться промежуточная ситуация, когда наш предстоятель является третьим Патриархом Киевским, а Константинополь будет считать его архиереем без употребления патриаршего титула».

Интересный казус: в 1992 году Филарет был отстранен от киевской кафедры, которой руководил с 1966 года. «Это означает, что он до сих пор является каноническим православным архиереем Киева, — уточняет Евстратий Зоря. — Ситуация, при которой в одном городе служат сразу два канонических архиерея, была и в самом МП, когда сосуществовали сразу два иерарха с титулом «Берлинский и Германский», Марк и Феофан». Однако известнейший православный богослов, иерарх Константинопольского патриархата архиепископ Тельмисский Иов (Геча) призвал в комментариях на «Фейсбуке» трактовать нынешний сан Филарета, как «бывший митрополит Киевский». Ием самым, получается, что, объявив Филарета легитимным, Константинопольский патриархат считает его обычным епископом без кафедры (подчиненной ему церковной епархии), по-простому — королем без королевства.

Будет ли раскол православия

На вчерашнем Синоде в Минске украинскую сторону представляли предстоятель УПЦ, митрополит Онуфрий, и митрополит Запорожский и Мелитопольский Лука. Заседание впервые проходило за пределами России (да и сам Минск в качестве площадки был выбран неслучайно. Согласно отдельным заявлениям, Беларусь после решения Константинополя также перестала быть канонической территорией РПЦ, так что проведение там Синода — шаг политический). Изначально перед РПЦ стояло несколько вариантов: «жесткий», с прекращением евхаристического общения с Константинополем и воззванием ко всем 15 православным церквям, и «мягкий», в ходе которого Фанар призвали бы к диалогу. Но пресс-секретарь патриарха Кирилла изначально заявил: ответ будет «адекватным и жестким». А накануне Синода информационную «бомбу» в Москве взорвал член синодальной Библейско-богословской комиссии МП, протоиерей Андрей Новиков: он предложил созвать еще и чрезвычайный Всеправославный собор для низложения патриарха Варфоломея и членов его Синода, с тем таки разрывом евхаристического общения и «анафемой ереси восточного папизма» (ключевое тут — анафема: Фанару в вину вменяется учинение раскола, что, по мнению Новикова, тянет за собой наложение отлучения и на самого Варфоломея). Впрочем, собеседники «Вестей» отозвались об этих инициативах в скептическом ключе, уточнив, что «жесткость» ответа компенсируется его законностью. «Все происшедшее деструктивно усугубляет ситуацию уже во Вселенском православии, где действует горизонтальная система принятия решений, которые должны быть согласованы 15 церквями, — уточнил Видишенко. — Попытка же подражать Папе Римскому на территории чужой канонической юрисдикции несет экзистенциальную опасность православной церкви как структуре». В пользу такого мнения говорит тот факт, что с недоумением по поводу принятого Константинополем решения уже выступили митрополит Черногорский и Приморский Сербской православной церкви Амфилохий (он назвал итоговый документ «неканоническим») и член священного Синода православной Болгарской церкви митрополит Ловчанский Гавриил.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.