02:32
19 мая ‘24

Деградация необратима: Эммануэль Тодд развенчивает западную идеологию

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Знаменитый французский социолог указывает на неминуемое разрушение западной религиозной морали и общества. Автор видит выход из тупика в социальном сплочении на основе традиционных семейных ценностей, характерных для России.

Дмитрий Добров

Вышедшая в начале этого года книга известного французского историка и антрополога Эмманюэля Тодда "Поражение Запада" (La défaite de l'Occident) детально описывает процесс "конца" западной цивилизации. Причина, по мнению автора, чисто идеологическая: на наших глазах происходит разрушение "христианской религиозной матрицы", которая формировала Запад на протяжении столетий, наступает торжество нигилизма и вседозволенности. В случае США это смерть моральной матрицы протестантизма, которая в свое время сделала Америку действительно великой. Тезисы Э. Тодда были изложены в десятках телевизионных интервью в эфире независимых французских телеканалов: Elucid, Sud France, Le Figaro TV и т. д.

По мнению Э. Тодда, западная идеология прошла в своем историческом развитии три этапа: это стадия "живой" религии, фаза "зомби" и, наконец, нулевое состояние (зеро) — полный отказ от религиозных принципов. Стадия "зомби", в которой Запад пока еще живет наполовину — это отсутствие живой веры в Бога, но при этом сохраняется ряд традиционных ценностей: христианское погребение, крещение детей, гетеросексуальные браки. Постхристианская стадия "зеро", которая последовательно захватывает Запад с начала этого века — это полный отказ от религиозных традиций. Практикуются гомосексуальные браки, кремация тел, отказ от крещения, торжествует "бездуховность". Главный показатель стадии "зеро" — легализация однополых браков, что означает попрание базовых принципов всех мировых религий. Процесс "зеро" зашел уже далеко и охватил политику, экономику и мораль западных стран, прежде всего США. Это и есть настоящий симптом "конца Запада".

Наступление стадии "зеро" означает также конец государства в классическом виде, поскольку исчезает матрица, которая структурировала мораль, поведение и общественные отношения; это окончательный распад общества. Пока еще существующее по инерции государство-нация также вышло из религиозной матрицы. Со смертью как протестантизма, так и католицизма ему приходит конец.

Тодд не испытывает иллюзий и в отношении христианства в России, которая тоже входит в стадию "зеро" при сопутствующей дехристианизации. Но Россию, в отличие от Запада, спасает "семейная" матрица, которая пережила не только коммунизм, но и крушение Советского Союза. Именно этот "семейный" коллективизм, или общинная российская семья, помогла в свое время пережить коммунистические гонения на церковь и объясняет сплоченность российского общества даже в нынешних непростых условиях. Однако, в отличие от России, на Западе исчезновение религиозной матрицы оставляет индивида в одиночестве, приводит к социальному отчуждению. Запад погружается в нигилизм и саморазрушение — такова печальная реальность постмодернистского общества. Человек формально свободен, но он лишен социальных связей, не имеет жизненных ориентиров. Это и есть нигилизм в чистом виде. Западный человек оторван от реальности, и это отражается также на геополитике, которая теряет традиционные установки. Сегодня данный феномен можно наблюдать на примере украинского конфликта. Это объясняет также безумную внешнюю политику Соединенных Штатов, которую невозможно понять с точки зрения традиционной христианской логики. Иррациональное поведение западных политиков в целом, по мнению Тодда, могут объяснить только психиатры.

Разложение правящих классов Великобритании и США непосредственно связано со "смертью" протестантизма и крушением традиционных ценностей. Имеет место полная самоизоляция правящих олигархических классов, оторвавшихся от общества и народа. В качестве реакции в США возник феномен Трампа: он выражает бунт "простых людей" и стремление вернуться к понятию "мы — американский народ".

Чтобы понять уровень деградации США, пишет Э. Тодд, лучше опираться не на экономические данные, а на демографические и медицинские показатели. Эти данные, в отличие от экономики, очень трудно фальсифицировать. Э. Тодд уже использовал эту методику при анализе кризиса в СССР в середине 70-х годов прошлого века, когда он предсказал неминуемый распад страны. Сегодня детская смертность в США растет, возвращаясь к уровню 1955 года; она выше, чем в России. Взрослая смертность также резко выросла, в частности из-за эпидемии опиоидов и других наркотиков. Сокращается средняя продолжительность жизни, которая в США теперь значительно ниже, чем в Европе.

Всему миру не надо навязывать ложные данные по ВВП на душу населения и темпах роста американской экономики, утверждает Эмманюэль Тодд. Серьезные исследователи видят другую, деградирующую Америку, которая еще не отказалась от своих геополитических амбиций мирового доминирования. Просто поразительно, сколь велико ослепление европейцев, которые не замечают уровня "падения" Америки. Они учитывают виртуальные биржевые и финансовые показатели, отказываясь при этом видеть подлинное физическое состояние деградирующей страны. Они не замечают противоречие между реальным и виртуальным мирами. Есть физическая реальность Америки, и есть монетарная "картинка", которая насквозь лжива. Экономисты всё рассчитывают в ВВП, но это фиктивная величина. Она включает некие условные трансакции, но каков вес реальной экономики? Когда в 30-х годах прошлого века был принят на вооружение термин "валовый национальный продукт" (с 1991 года — "валовый внутренний продукт"), западные страны и в первую очередь США были промышленными державами, и это имело смысл. Со временем, по мере развития сектора услуг и финансов, понятие ВВП потеряло смысл. В эту дутую величину включают абсолютно все: от оплаты врачей и адвокатов до биржевых операций и отмывания денег. Тем не менее, ВВП считается неким показателем богатства нации, хотя и носит абсолютно мифический характер. От этого искусственного понятия, считает Эмманюэль Тодд, давно пора отказаться. ВВП — это уловка неолиберальных экономистов, абсолютная фикция, которая преувеличивает значение рынка, финансов и прочих виртуальных химер. Конгресс направляет миллиарды долларов Украине, но эти доллары не имеют физического выражения в виде военной продукции, то есть все это — дымовая завеса. В то же самое время Америка не в силах обеспечить Украину достаточным количеством вооружений и снарядов.

Одновременно в США резко падает уровень образования, показатели по чтению и математике в разы ниже, чем в середине 50-х годов прошлого века. Необразованность и отупение населения могут иметь катастрофические последствия для страны. И это полностью вписывается в понятие "разложение Запада", поскольку аналогичные процессы протекают и в Европе. Если Запад начал свой подъем с "протестантской революции" в области образования, то теперь в этой области мы видим завершение поступательного цикла. Молодые люди хотят стать адвокатами и маклерами, но мало кто идет в инженеры и техники, поскольку там меньше платят и ниже социальный престиж. Все чураются производства и ручного труда, и это опасный симптом. Налицо исторический регресс — утрата способности "производить вещи". Примечательно, что в России готовят больше инженеров, чем в США.

ResalatИран

Запад — главный международный террористЗапад не желает прекращать кровопролитие на Украине, пишет Resalat. Ведь в этом случае остановятся и потоки денег от торговли оружием. При этом экспорт новых вооружений идет куда угодно по всему миру, только не Киеву, который довольствуется старьем.

29.04.2024

Деиндустриализация — это не просто отсутствие заводов и машин, это нехватка инженеров, техников и квалифицированных рабочих, то есть всех тех, кто создает промышленность. Неолиберальное общество не может их создать с нуля, деньги тут не помогут. Вот почему все разговоры о новой индустриализации Америки не имеют реальной основы. Единственная работающая отрасль в США — это печатный станок. Именно это делает бессмысленным любую попытку возродить американскую промышленность: она просто нерентабельна. Иначе говоря, доллар убил производство. Страна великих инженеров и промышленников превратилась в сообщество биржевых спекулянтов.

Процесс деградации Запада необратим, но люди не должны впадать в панику на том основании, что "всё потеряно". Христианская религиозная матрица создавалась более полутора тысячелетий, и заменить ее не получится даже за 20 или 30 лет. Однако русский пример показывает, что имеются возможности социального сплочения вне религиозной матрицы. В конечном счете, государства на земле успешно функционировали и до христианства. Люди строили города, осваивали письменность, металлургию и так далее. Гомо сапиенс удивительно изобретателен и наверняка придумает что-то новое.

Учитывая, что возврат к религии в нынешних условиях исключен, Тодд считает, что переформатирование общества возможно только на основе нации и семьи. Даже если правящие элиты разложились и потеряли ориентацию, народ как общность всё еще сохранился. Возможно новое построение общества на базе нации. Но это должна быть новая инклюзивная нация, поскольку и во Франции, и в России невозможно ее сформировать без участия мусульман. Это будет довольно сложный, а подчас и мучительный процесс, заключает Эмманюэль Тодд.