13:48
30 мая ‘24

Пошло и глупо: экс-премьер Чехии не позволил исказить послевоенную историю (Parlamentní listy, Чехия)

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Чешские политики стремятся переосмыслить послевоенную историю страны, пишет Parlamentní listy. Автор сопротивляется попыткам считать Чехословакию губернией Советского Союза. Также он считает недопустимым принижение роли СССР в избавлении страны от нацизма.

Йиржи Пароубек

Когда в выходные я читал несколько статьей в ежедневной печати, посвященных освобождению республики 79 лет назад, то не переставал удивляться. Я многое понимаю. Я понимаю, что многим не нравится нынешняя власть в Российской Федерации и конкретно Владимир Путин. Я понимаю, что подавляющее большинство людей у нас знают, что вторжение российской армии на Украину два года назад было нарушением международного права.

И тем не менее я бы хотел добавить, что, например, 13 пакетов антироссийских санкций и готовящийся сейчас 14-й пакет тоже являются нарушением международного права. Кроме того, международное право нарушают вообще любые экономические санкции, которые вводятся без согласия Совета безопасности ООН и могут навредить экономике страны, против которой они направлены. Ведь в результате они приведут к страданиям населения, то есть простых людей. А совсем не руководителей этих режимов.

В газете "Право" я прочитал статью бывшего чешского премьер-министр Петра Питхарта. В ней полно нападок на третью Чехословацкую Республику, то есть на период с 1945 по 1948 год, и на президента Эдварда Бенеша. У меня возникла жалость к автору этой статьи. Не знаю, почему он такое пишет. Говорят ли в нем убеждения, или он поддался эмоциям, а может, всё дело просто в возрасте. В той же газете, где Пирхарт опубликовал свою статью, то есть в "Праве", в нижней части титульного листа появилась надпись. Она гласит, что после 1945 года, то есть после освобождения Советской армией (тут мы не считаем Западную Чехию, которую освободили американцы), мы превратились в советскую губернию. Это намеренное искажение истории.

После освобождения республики в 1945 году, даже несмотря на значительное усиление влияния коммунистической партии в стране, оставался большой шанс, что государство двинется в правильном направлении. То есть на Запад. И к тому, что этого не случилось, привело несколько факторов.

Люди помнили беспрецедентное предательство западных союзников в Мюнхене, которые без боя сдали в руки Гитлера чехословацкое государство — страну, которая оставалась последней демократией в Центральной Европе. Ее экономика смогла стабилизироваться после глубокого спада в период кризиса 30-х годов.

Первая Чехословацкая Республика вызывает у большинства наших соотечественников ностальгию, и они считают ее пиком чешской истории. Но она точно не была государством, где всем жилось хорошо. Особенно много проблем накопилось в социальной и национальной сфере, хотя совсем не о том мечтали ее основатели.

Подавляющее большинство населения понимало, насколько печальную судьбу уготовили чешскому народу нацисты, которые мечтали германизировать или уничтожить его. И победу над нацизмом приписывали если не исключительно, то как минимум прежде всего Красной армии. Мы можем сегодня поспорить, что Красной армии помогали в первую очередь Соединенные Штаты и Великобритания. Но те огромные потери, которые понесло советское население во время Второй мировой войны, не могут не потрясти любого. 27 миллионов погибших советских граждан, из которых 15 миллионов мирных жителей. Всё это люди, которые хотели спокойно жить своей жизнью. Сталинская деспотия, конечно, не служила примером для подражания. Но как бы то ни было, Советский Союз внес решающий вклад в победу над нацизмом. Это, разумеется, чрезвычайно повысило престиж коммунистической партии среди нас.

Коммунисты вначале давали серьезные обещания, что они будут строить у нас социализм нового типа, не похожий на советский. На собственную беду и на беду своего народа они, к сожалению, в итоге отказались от этих возвышенных идей.

После обострения международных отношений в 1946–47 годах стало понятно, что в Центральной Европе вряд ли можно насаждать демократию и плюрализм такого же типа, как, например, во Франции или в Великобритании. Чешские коммунисты с определенного момента начали добиваться полной узурпации государственной власти и ликвидации политических противников.

LidovkyЧехия

Уловки и расчет. Как извинения Путина за ввод советских войск в Чехословакию оценивают известные личностиВ Чехии настороженно отнеслись к словам Путина о событиях 1968 года, которые он произнес на экономическом форуме во Владивостоке, пишет Lidovky. Историки и дипломаты назвали это "мнимым извинением", некоторые увидели в высказывании российского президента уловку и расчет.

13.09.2023

Некоммунистические партии вяло сопротивлялись, и поэтому их существование оказалось под угрозой. Это произошло в 1947 году. Вместе с тем казалось, что силы демократии крепнут. На съезде социал-демократической партии в Брно в конце 1947 года победил кандидат партийного центра Богумил Лаушман, а явный сторонник коммунистов и тайный агент советской разведки Фиерлингер с треском провалился.

То есть в мае 1945 года еще не всё было потеряно, и неправда, что мы уже тогда превратились в губернию Советского Союза. Нужно оценивать события в контексте времени. И даже лидеры некоммунистических партий, как и президент Бенеш, признавали роль Советского Союза в победе над нацистской Германией. Вряд ли президента сегодня можно за это упрекать.

Так или иначе, но демократические партии могли в 1945–1948 годах действовать более координированно, умнее, хитрее и решительнее по отношению к коммунистам.

Целью было хотя бы на переходный период установить режим, напоминающий режим в Финляндии. В принципе после 1945 года и до сих пор Финляндия сохраняла как плюралистический характер своей демократии, так и свободную экономику, а также бизнес и свободную национальную жизнь. Всё это Чехословакия потеряла после 1948 года. Писать сегодня о том, до чего опускаются некоторые писаки, — мол, девятого мая Чехословакия вырвалась из одной диктатуры и попала в другую, — это пошло и глупо. Это низко по отношению к демократическим политикам, которые оказались в сложной политической обстановке того времени. Да и подобные мнения противоречат фактам. Мои родители и люди их поколения с радостью вспоминают послевоенный демократический период, завершившийся февральским переворотом в 1948 году. Ненависть к Эдварду Бенешу вообще не удивляет. Она царила еще при Первой республике и сохраняется даже сегодня в определенных кругах, которые с удовольствием переписали бы чешскую историю.