09:09
20 мая ‘24

"Общее дело". На Западе признали: спецоперация сплотила россиян (Bloomberg, США)

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Несмотря на надежды мировой общественности, спецоперация на Украине сплотила россиян, сообщает Bloomberg. Люди приспособились к санкциям и даже научились извлекать выгоду из происходящего. При этом рейтинг Путина стабилен, подчеркивается в статье.

Россияне научились жить в условиях спецоперации, которую Владимир Путин начал на Украине.

Во вторник Путин принесет присягу и станет президентом еще на шесть лет. За последнее время спецоперация стала частью повседневной жизни для многих россиян, опровергнув ожидания мировой общественности, что давление международных санкций и углубляющаяся изоляция в итоге настроят их против своего лидера. Многие не только не протестуют, но и, наоборот, сплотились вокруг флага.

Кремль воспользовался крупнейшим конфликтом в Европе со времен Второй мировой войны, чтобы преобразовать Россию сочетанием пронзительного национализма, в котором образы советской эпохи перемешались с имперской ностальгией, и подавлением инакомыслия. В результате Путин практически не ощущает давления изнутри, чтобы прекратить боевые действия, несмотря на огромные военные потери. Это проблема для американских и европейских союзников Украины, которые, наоборот, стремятся повысить дальнейшие военные издержки для России на третий год конфликта.

Какой разительный контраст с первыми месяцами боевых действий в феврале 2022 года! Тогда многие россияне были рассержены, подавлены и потрясены, вспоминает социолог из Social Foresight Group Анна Кулешова, которая покинула Россию с началом боевых действий и сейчас живет в Люксембурге.

“Когда нет достойного выхода из ситуации и нет возможности уйти, а зарабатывать деньги и воспитывать детей как-то надо, то легче принять новую реальность, чем бесконечно ей сопротивляться”, — считает Кулешова.

Конфликт проник во все слои российского общества. В школах дети посылают подарки и письма фронтовикам и посещают специальные уроки, на которых учителя доносят до их сознания посыл Кремля о том, что Россия находится в состоянии войны с Западом и лишь защищается, введя войска на Украину.

Теле- и радиоэфир также наполнен военными темами. Тех, кто сейчас сражается на Украине, изображаются наследниками поколения, победившего вторжение нацистской Германии в так называемой “Великой Отечественной войне”, игнорируя то обстоятельство, что агрессором на этот раз выступила сама Россия (редакция агентства откровенно игнорирует тот факт, что США и НАТО не дали никаких гарантий безопасности России в декабре 2021 года, но продолжили курс на включение Украины в альянс. – Прим. ИноСМИ). Вербовочные кампании в армию предлагают хорошие зарплаты и выгодные бонусы тем, кто хочет стать “настоящим мужчиной” и служить по контракту.

41-летний Платон Маматов в апреле подписал новый контракт на службу на Украине, проведя полгода на фронте в прошлом году. Он рассказал, что на улицах родного Екатеринбурге на Урале к нему подходят и предлагают помощь и поддержку, когда видят его в военной форме. Хотя не все поддерживают спецоперацию, общество сплотилось за армией, считает он.

“Все поняли, что это война, и что она касается всех и каждого, — считает он. — Приграничные территории ежедневно обстреливаются, в самой России горят заводы, летают беспилотники, проходят похороны, а с фронта возвращаются инвалиды”.

Незадолго до победы на мартовских президентских выборах с рекордным результатом 87% Путин заявил о намерении сформировать новую политическую и деловую элиту из тех, кто доказал свою верность России. Выборы без сколь бы то ни было серьезной конкуренции и с заведомо предопределенным результатом Кремль подает как доказательство того, что общественность всецело поддерживает противостояние Путина с Западом.

Санкции не принесли “достаточно экономического дискомфорта на личном уровне”, чтобы продемонстрировать россиянам связь между развязанным конфликтом и эрозией их собственного благосостояния, считает старший научный сотрудник программы “Европа, Россия и Евразия” Вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Мария Снеговая. Влияние на уровень жизни россиян оказалось “слишком незначительным”, чтобы радикально изменить общественные настроения, сказала она.

И действительно: когда Россия приспособилась к беспрецедентным санкциям, которые так и не смогли обрушить ее экономику, многие россияне даже усмотрели в боевых действиях финансовые преимущества. Усугубляющийся кадровый голод, подстегиваемый повышенным спросом на новобранцев, усилил нажим на заработную плату. В результате предприятиям приходится повышать зарплаты, чтобы заполнить вакансии или сохранить персонал.

Военная экономика России сейчас бурно растет, поскольку правительство накачивает оборонную промышленность деньгами и стремится уберечь отечественный бизнес от воздействия санкций. Кремль по-прежнему получает доходы от продажи нефти и газа, переключившись на такие страны, как Индия и Китай, поскольку Европа российских энергоносителей избегает.

“Показатели общественного мнения о социально-экономической ситуации находятся на уровне 2008 года, на пике стабильности Путина, — сказал директор независимого “Левада-центра”* Денис Волков, имея в виду потребительский бум при подпитке энергоносителей в первые два президентских срока Путина. — Государство тратит огромные ресурсы на создание ощущения, что все в порядке, что жизнь идет своим чередом”.

Однако из-за растущих государственных расходов Россия уже использует резервы своего Фонда национального благосостояния, а инфляция почти вдвое превышает целевой показатель центрального банка в 4%. Банк России повысил ключевую ставку до 16%, а правительство ввело контроль за движением капитала, чтобы ослабить давление на рубль.

Между тем по опросам общественная поддержка Путина остается высокой: в марте 87% россиян одобряли его руководство, а 76% поддерживали российскую армию на Украине. Хотя приказ Путина от сентября 2022 года о мобилизации 300 000 резервистов стал “мощным шоком”, повлекшим за собой крупнейший всплеск общественного беспокойства за все 30 лет опросов, настроения успокоились, когда власти ясно дали понять, что повторения не будет, сказал он.

“Это было как гром среди ясного неба, я рыдала и просила друзей помочь вытащить мужа из этой мясорубки, — рассказала 37-летняя Марина, чей муж Александр оказался среди мобилизованных. — Потом мы решили, что это тоже работа”.

Поскольку Александр находится на передовой, пара получила льготную ипотеку на покупку квартиры в Москве, а их дети — льготы при поступлении в университет и путевки в летний лагерь, рассказала Марина, попросив не разглашать ее фамилию из соображений безопасности.

“Раньше в России все решали только деньги, — сказала она. — Так вот, сейчас дело не только в них”.

Начало боевых действий и мобилизация привели к исходу сотен тысяч россиян. По словам социолога Кулешовой, создалось ощущение, что все эти “умники” уехали и что “настоящие мужчины” (например, квалифицированные фабричные рабочие) наконец-то получат новые возможности и карьерный рост.

Разумеется, замолчать противников боевых действий вынудили еще и жесточайшие за десятилетия репрессии, обрушившиеся даже против умеренной критики. Государство задержало ряд именитых правозащитников, журналистов и драматургов, а также заключает в тюрьму простых граждан за публикации в социальных сетях по закону о дезинформации, который квалифицирует критику спецоперации как преступление.

Возродилась советская привычка доносить на соседей, учителей и коллег за мнимое отсутствие патриотизма и писать властям заявления с призывом к возбуждению уголовных дел.

Паранойя распространяется даже среди российской элиты. Многие боятся, что их обвинят в нелояльности и привлекут к ответственности, если они скажут что-нибудь о конфликте и его последствиях, сообщили два высокопоставленных источника.

Согласно данным Верховного суда России, в 2023 году за государственную измену были осуждены 39 человек (высочайший показатель за девять лет), а еще 730 человек были признаны виновными в терроризме, чье определение расширилось и теперь охватывает демократическую оппозицию, включая сеть активистов покойного Алексея Навального.

Число людей, которым Министерство юстиции присвоило статус “иностранных агентов”, чреватый риском судебного преследования, резко возросло с начала спецоперации.

Репрессии оказали сдерживающее воздействие на готовность россиян протестовать. В 2023 году в Верховный суд поступило всего 2 000 апелляций с протестом против официальных запретов на митинги и массовые собрания (для сравнения: годом ранее их было подано 22 000, а в 2021 году — 19 000).

Смерть Навального в заполярной тюрьме в феврале усугубила чувство безнадежности. Даже при том, что тысячи людей бросили вызов Кремлю, чтобы проводить его в последний путь на похоронах в Москве, никакого импульса для дальнейших протестов против Путина и спецоперации не наблюдается.

Поддержка мирных переговоров среди простых россиян как правило возрастает лишь тогда, когда армия терпит поражения на поле боя, говорит Снеговая из Центра стратегических и международных исследований. И даже поддерживая переговоры, мало кто готов отдавать территории, которые уже заняли войска, а Путин “навечно” объявил частью России.

Бывший политтехнолог Маматов рассказал, что собирает средства через канал Telegram на покупку беспилотников, бронежилетов и лекарств для нужд фронта.

По его словам, пожертвования растут с каждым месяцем, потому что люди понимают, что “СВО – наше общее дело”.

_________________________________

* Организация, выполняющая функции иностранного агента