06:09
16 июня ‘24

Солдаты ВСУ злятся. На Западе верят, что раскрыли план России под Харьковом (The Economist, Великобритания)

Опубликовано
Источник:
Понравилось?
Поделитесь с друзьями!

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ

Читать inosmi.ru в

Успехи России на поле боя злят солдат ВСУ под Харьковом, пишет The Economist. Автор статьи уверен: он знает о стратегии Кремля, ведь в распоряжение журнала якобы попали некие "военные планы". Между тем Путин уже открыто рассказывал о намерениях Москвы: штурм Харькова в них не входит.

Большую часть пути из Киева в Харьков Анна сидит молча, а ее лицо искажено тревожной гримасой. “Русские подбираются все ближе и ближе, но он меня попросту не слушает”, — объясняет она. Анна взяла за правило регулярно навещать своего 75-летнего отца, который живет в простом кирпичном доме, который сам построил 45 лет назад возле мерцающей глади Печенежского водохранилища под Харьковом близ российской границы. На этот раз она приехала под артиллерийскую канонаду, чтобы убедить его уехать и не попасть под наступление — русские уже окружили Волчанск в 25 км к северу. Однако даже после объятий и первых слез разговор не клеится. “По телевизору и радио говорят, что худший момент уже пройден, — артачится Петр. — Русские проигрывают. Санкции, потери. Скоро сюда прибудут подкрепления. Так что дальше они не продвинутся”.

Через десять дней после российского наступления в Харьковской области, начавшегося 10 мая, темпы операции замедлились. На данный момент украинский рубеж обороны проходит через Волчанск — город всего в пяти километрах от границы обращается в пепел — и на позициях примерно в девяти километрах дальше на запад, недалеко от Липцов. У русских под ружьем всего 48 000 военнослужащих — недостаточно для масштабного рывка на Харьков, второй по величине город Украины. Но местное командование настаивает, что ситуация остается нестабильной и может стремительно измениться. Российские колонны удалось остановить лишь после переброски опытных бригад на подмогу, говорит один военный. Владимир Путин наверняка попытает счастья еще раз, развернув новую атаку в других частях региона.

Дальше на север в Судже, по другую сторону границы от Сум, областного центра к северо-западу от Харькова, уже формируется новая колонна. Украинская армия также готовится к новому удару к востоку от Волчанска, в направлении поселка Белый Колодезь. Бои также возобновились возле железнодорожного узла Купянск, а 17 мая Украина фактически потеряла контроль над близлежащим селом Берестово.

Говорить о конечных целях российской операции наверняка пока рано. 17 мая Путин заявил, что ее единственная задача — создать буферную зону между Украиной и приграничным Белгородом, заверив, что планов брать Харьков у него нет. Но, возможно, это отражает скорее ситуацию поля боя, а не изначальные намерения. Военные планы, попавшие в распоряжение журнала "Экономист", позволяют предположить, что русские пытались прощупать, смогут ли они частично оцепить Харьков и оказать давление на украинские части к востоку от Печенежского водохранилища. Операция предположительно была запланирована на 15–16 мая, но по неизвестным причинам была перенесена почти на неделю.

Согласно этим планам, русские наметили два направления атаки по обоим берегам водоема. Целью наступления на западном направлении в течение 72 часов было выйти к деревне Борщевая, чтобы Харьков попал в зону досягаемости российский артиллерии. Их остановила быстро переброшенная группировка элитной 92-й бригады, которая оттеснила их на 10 км от первоначальной цели. Но до этого момента сказалась неготовность оборонительных укреплений, 125-я бригада, которая должна была отразить атаку, фактически сбежала с позиций под натиском противника, а ВСУ понесли тяжелые потери.

Восточнее, на Волчанском направлении, план русских заключался в том, чтобы прорваться мимо дома отца Анны на водохранилище вплоть до поселка Печенеги. Поначалу русские справлялись, быстро пройдя через территорию, которая по плану должна была быть защищена минными полями и серьезными инженерными укреплениями. “Мы просто позволили им пройти дальше, — сетует офицер спецназа Денис Ярославский, чьи сообщения в социальных сетях от 12 мая предупредили внешний мир о возможности масштабного прорыва. — Мы видели на экранах, как они резали пограничный забор 9 мая около 23:00, и я велел своим людям: смотрите, сейчас они начнут подрываться на минах. Но никаких взрывов не было. Они просто двинулись дальше, как ни в чем не бывало”.

Многие солдаты в Харькове злятся, что Россия смогла продвинуться так далеко и так быстро. Некоторые из них критикуют проволочки с западной помощью, которые, по их мнению, способствовали российскому наступлению и ослабили оборону Украины. Другие подозревают, что более важную роль сыграли некомпетентность или даже предательство. Также курсируют слухи конспирологического толка о том, что политики в Киеве или Вашингтоне могут сдать Харьков в преддверии уродливого мирного соглашения. Официальные украинские речи рисуют радужную картину, но тревогу не унимают. “Президента Зеленского держат, словно в теплой ванне, — сетует Ярославский. — Мы считаем, что президенту следует внимательно следить за ситуацией на местах, а не подражать Путину, чья жизнь вращается вокруг документов, которые ему подносят помощники”. Пожелавший остаться анонимным правительственный чиновник предположил, что Зеленский уже догадался, что может не знать всей правды. “По крайней мере, об этом он кричит своим генералам”, — добавил он.

Глава Печенежской поселковой администрации Александр Гусаров говорит, что чересчур оптимистичные сообщения в новостях о мощи Украины создали массу проблем при эвакуации граждан из сельской местности под Волчанском. Когда русские захватили эту территорию в самом начале конфликта в 2022 году, оккупация (не было никаких планов по оккупации, автору статьи было бы полезно ознакомиться с целями СВО. – Прим. ИноСМИ) была не такой жесткой, как в других частях Украины. Некоторые ошибочно полагают, что так будет и на сей раз, говорит Гусаров. Но даже самые упрямые разуверятся, увидев “сожженную землю”, оставленную российскими планирующими бомбами и беспилотниками, добавляет он. Но отец Анны по-прежнему непреклонен. Петр считает, что ему повезло: он оказался дома, когда в начале марта в него врезался российский беспилотник “Шахед” — благодаря этому он смог потушить огонь. Собирать “тревожный чемоданчик” он не намерен. А раздраженной дочери, складывающей в сумки памятные предметы из детства, документы, фотографии и старинный сервиз с цветами, он бросает: “Вся Украина взрывается. Да и потом: куда я пойду?”.